Четыре исторически небезопасных района Москвы

Главная / История14.01.2019

Представить на месте сегодняшней благоустроенной, светлой Хитровской площади в Москве зловонный рынок, где заправляют бандиты всех мастей, бродяги и попрошайки, непросто. Но чуть более ста лет назад всё здесь было именно так.

Один из самых криминальных районов Москвы старались избегать не только добропорядочные граждане, но и представители власти и правопорядка. Слава Хитровки была крайне дурной.

Хитровская площадь. 1916 год.

Рынок с «нумерами»

Ведёт свою историю Хитровка со времён восстановления Москвы после пожаров 1812 года. Генерал-майор Николай Хитрово, бывший зятем Кутузова, по дешевке выкупил несколько обугленных строений вместе с землей недалеко от собственного московского особняка, снёс и открыл на их месте торговые ряды. В честь фамилии владельца торговая площадь стала называться Хитровской. С годами и сменами владельцев рынок перестраивался и разрастался, занимая всё более весомое место в экономической жизни столицы. А в шестидесятых годах XIX века здесь открывается биржа труда для приезжих в поисках заработков крестьян.

Дом Николая Хитрово

Для того, чтобы нанимающиеся на сезонную работу трудяги имели возможность где-то жить, рядом с Хитровкой гнездятся многочисленные ночлежки и дешёвые доходные дома. Условия в таких временных жилищах были соответствующими: люди спали на нарах в полуметре от холодного пола, разделяя кровати рогожами, без удобств и какого-то подобия комфорта.

Друг на друге открывались на Хитровке и многочисленные трактиры и харчевни. Местные благотворители временами организовывали бесплатные столовые, однако справиться с тысячным потоком едущих на заработки бедняков было попросту нереально, поэтому на площади быстро зарождается собственная жизнь — преступников и оборванцев.

Биржа труда и столовая на Хитровской площади. 1917 год.

Хитровка: самое «злачное» место дореволюционной Москвы

Хитровка. Когда произносишь это слово, сразу вспоминается или навевается, как удобней, что-то свое, родное, что-то совсем, совсем московское, аутентичное, благозвучное и… почти исчезнувшее.

Действительно, панорама Хитровки сейчас начисто выбита из московского ландшафта сталинской застройкой и гигантским железным забором, перекрывающего добрую половину всей площади. А раньше было по-другому. Раньше Хитровка собирала целые скопища москвичей и приезжих: кто за чем, и было это место одним из самых злосчастных мест в Москве.

После Отечественной войны 1812 г., когда от Москвы после пожара практически ничего не осталось, на рассматриваемом месте располагались два добротных московских домовладения, которые начисто выгорели. Владельцы этих участков не стали тратиться и восстанавливать свои сгоревшие жилища и отдали эту территорию под ведомство города.

В 1824 г. данную территорию приобрел некто генерал-майор Николай Захарович Хитрово, герой войны с Наполеоном. Весьма колоритный персонаж: и героем он был, и меценатом, и в ссылках побывал, и библиотек понаосновывал, в общем, пожил от души. Кстати, его дом-особняк до сих пор сохранился на углу Яузского бульвара и Подколокольного переулка (во дворе огромного сталинского дома, захотите — сходите). Но сейчас не об этом.

Итак, этот некто генерал-майор на собственные деньги, на месте приобретенных участков, устроил целую роскошную площадь и подарил городу. Место, в честь Николая Захаровича, москвичи с любовью стали называть сперва Хитрово, а затем еще проще — Хитровка.

Николай Захарович обустроил площадь, как торговую: со стороны Подколокольного переулка были воздвигнуты новые торговые каменные ряды, в центре располагались небольшие деревянные лавки мещан, также было устроено небольшое подворье для неимущих, которые смогли бы здесь жить за низкую ренту. На самой площади были организованы газоны, цветники, за площадью, ближе к Яузскому бульвару, был разбит сад.

После смерти генерал-майора в 1827 г., все каменные лавочные строения, сформировавшие площадь, отошли новым владельцам — купцам. В несколько видоизмененном виде, некоторые здания Хитровской площади дошли до наших дней (дома 10, 12 стр. 1, 2 по Подколокольному пер., дом 1 в Певческом пер., дома 11, 3 по Хитровскому пер.). В итоге к середине XIX века в Москве сложилась прекрасная торговая площадь на территории Белого города, ограниченная с севера Хитровским переулком, а с юга — Подколокольным переулком. Причем, при устройстве площади слегка пострадал, а точнее укоротился, Трехсвятительский переулок, который, уже впоследствии, был переименован в Хитровский переулок.

В конце XIX века Хитровка стала поистине «злачным» местом: здесь скупалось краденное, устраивались ночлежки, описанные во многих произведениях русских классиков.

Здесь же в 1880-е гг. была организована одна из первых в Москве биржа труда, в основном для освобожденных от крепостного права крестьян. Вместе с бичующими крестьянами на площадь перекочевали кабаки, гремевшие до утра, сюда же сходилась вся московская бандитская, мелко-уголовная, так сказать, свора. По описаниям современников, на Хитровке в конце XIXвека можно было купить все что угодно: лечебные препараты, заморские овощи и фрукты, антикварную мебель и т.д.

В 1902 г. Константин Сергеевич Станиславский так описывал Хитровку: «В самом центре большой ночлежки находился тамошний университет с босяцкой интеллигенцией. Это был мозг Хитрова рынка, состоявший из грамотных людей, занимавшихся перепиской ролей для актеров и для театра. Они ютились в небольшой комнате и показались нам милыми, приветливыми и гостеприимными людьми. Особенно один из них пленил нас своей красотой, образованием, воспитанностью, даже светскостью, изящными руками и тонким профилем. Он прекрасно говорил почти на всех языках, так как прежде был конногвардейцем. Прокутив свое состояние, он попал на дно, откуда ему, однако, удалось на время выбраться и вновь стать человеком. Потом он женился, получил хорошее место, носил мундир, который к нему очень шел.»

Известный москвовед и историк В.А. Гиляровский так описывал происходящее на Хитровке:

«Полицейские протоколы подтверждали, что большинство беглых из Сибири уголовных арестовывалось в Москве именно на Хитровке. Мрачное зрелище представляла собой Хитровка в прошлом столетии. В лабиринте коридоров и переходов, на кривых полуразрушенных лестницах, ведущих в ночлежки всех этажей, не было никакого освещения. Свой дорогу найдёт, а чужому незачем сюда соваться! И действительно, никакая власть не смела сунуться в эти мрачные бездны.»

В советское время преступность на Хитровке дошла до своего апокалиптического размаха, здесь подрезали монетами сумки, стаскивали кошельки из внутренних карманов пиджаков и пальто, часто здесь происходили драки, нередко заканчивавшиеся кровопролитием, а иногда и убийствами. В 1920-х годах Хитров рынок был полностью зачищен, а на его месте был разбит сквер, ночлежки были также «зачищены» от босяков, на место коих вселяли трудовой народ. В 30-х годах на площади было выстроено здание школы, которое стало Электромеханическим техникумом, здание которого было снесено в 2008 г., и сейчас площадь украшает металлический забор, оставшийся от стройки.

В планах города есть разработка по восстановлению ансамбля Хитровской площади, воссоздание доходных зданий и подворий.

Обитель зла

Кроме «профессиональных нищих» промышляли на Хитровском рынке воры самых разных мастей и «специализаций». Например, «огольцами» назывались налётчики на торговые лавки, ворующие товар днём и на виду у всех. «Поездошники» обчищали поезда, транспортные средства и старались орудовать в малолюдных местах, тупиках и преимущественно ночью. «Фортачи» орудовали в квартирах, пробираясь в них через форточки, а «ширмачи» подрезали карманы и сумки покупателей.

Особую славу приобрели на Хитровке и трактиры. Местный общепит разделялся в народе тематически, в зависимости от того, кто предпочитал в нём обитать. Например, в «Каторге» частенько мелькали беглые каторжане и преступники: заведение имело крайне дурную репутацию. Трактир «Пересыльный» собирал под своей крышей в основном «профессиональных нищих» и «барышников», то есть перекупщиков краденого товара. В «Сибири» собирались бедняки и безработные.

Площадь Максима Горького

Характерную красочную жизнь Хитровки приезжали изучать в своё время режиссёры и создатели Московского художественного театра Станиславский и Немирович-Данченко перед постановкой пьесы Горького «На дне».

Во времена революции криминальная слава Хитровской площади разрослась ещё больше: количество нищих только возросло, и столичная преступность орудовала на Хитровке вовсю. Бороться с этим ульем было уже невозможно, и советские власти приняли решение полностью зачистить Хитровский рынок и снести торговые ряды.

В конце 1920 годов на Хитровской площади разбили сквер, потом выстроили школу, ставшую впоследствии техникумом. Площадь по новой советской традиции переименовали в честь Максима Горького. С тех пор криминальная история площади перешла на страницы книг (прочитать о Хитровке можно, к примеру, у Гиляровского в «Москва и москвичи»).

Историческое название этому знаменитому месту вернули в девяностые годы XX века.

Строительство сквера на месте Хитровской площади

Из жизни хитрованцев

Хитровка — территория Белого города близ Яузы между Подколокольным, Певческим, Петропавловским и Хитровским переулками. В 1935-м Хитровские площадь ➊ и переулок получили гордое имя Максима Горького, «воспевшего» эти мрачно-криминальные места в пьесе «На дне». Да они и в самом деле являлись самым что ни есть «дном» города — нищим, грязным, зловонным и уголовным. Хотя некогда здесь было одно из древнейших поселений вятичей. А с конца XVII в. обосновался сподвижник Петра I боярин Фёдор Головин. Он был первым русским адмиралом и первым кавалером ордена Андрея Первозванного (знаменит также тем, что добровольно первым из бояр срезал себе бороду). Его деревянное имение приобрела уже в XVIII в. княгиня Щербатова, но владения её выгорели в пожаре 1812 г.

(1) Таким Хитровский рынок был вплоть до 1923 года. Фото: РИА Новости / М.Шабельников

В 1822-1824 гг. эти «погорелые» территории скупил генерал-майор Николай Хитрово, он обустроил площадь и подарил её городу. По­строил также каменные крытые рыночные ряды с жилыми подворьями для торговцев мясом и зеленью. Но через два года внезапно умер. И созданные им вполне культурные ряды с «палисадами» постепенно превратились в страшные трущобы со множеством ночлежек, притонов, игорных домов и кабаков. Знаток Хитровки и её обитателей Владимир Гиляров­ский писал: «Мрачное зрелище представляла собой Хитровка… Свой дорогу найдёт, а чужому незачем сюда соваться!» «Сунулись» сюда, правда, кроме дяди Гиляя (жившего, к слову, в Столешниковом пер., 9 ➋) и Максима Горького отцы-основатели Художественного театра — Константин Станиславский, Владимир Немирович-Данченко и художник Виктор Симов. Зачем? Хотели познакомиться поближе с бытом и персонажами Хитровки, когда готовили постановку «На дне». «Мы выставили на стол закуску, т. е. водку с колбасой, и начался пир, — вспоминал Станиславский. — Босяки растрогались до слёз. «Какой чести удостоились!» — воскликнул один из них».

(2) Рассказывая о кошмарах московского «дна», сам дядя Гиляй жил в приличном месте — в Столешниках. Фото: АиФ / Эдуард Кудрявицкий

Спали в ночлежках на нарах и под нарами, на лестницах и в переходах-лабиринтах. Пили в трактирах до полусмерти. Били до смерти. Грабили, буквально раздевая донага. Развратничали буйно и грязно. Трупы бросали прямо на улицах или прятали в подвалах, в многочисленных подземельях-тайниках, там же хранилось и награбленное. По слухам, до сих пор не найдены спрятанные где-то в лабиринтах хитровских подземелий сокровища королевы всего преступного мира и Хитровки — Соньки Золотой Ручки

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: