Доходные дома Москвы и Санкт-Петербурга

Дом 3/14 в самом начале улицы Остоженка бросается в глаза сразу, потому что выглядит так, словно попал в столицу прямиком из романа Джонатана Свифта о Гулливере и лилипутах. Архитектурная находка моментально сделала здание знаменитым, а в народе его стали называть не иначе как «дом под рюмкой» (реже можно встретить вариант «дом с рюмкой»). Эклектичное здание, на самом деле, состоит из двух сооружений, построенных в разное время. Левую половину дома в 1904 году возвели по проекту архитектора Эрнеста Нирнзее (точнее перестроили из существовавшего на том месте четырехэтажного здания). Вторая половина строилась с нуля в 1907-1909 годах архитекторами Дубовским и Архиповым. Вот только зачем они водрузили на башню гигантскую рюмку?

Богач-чудак

Одни из первых доходных домов в столице спроектировал в 1785-1790 гг. сам Матвей Казаков — на Ильинке, д. 8 и д. 10, для купцов Калинина и Павлова и д. 12 (1) для купца Хрящева. Парадный 6-колонный портик, а под многочисленными входами-арками — лавки и магазины. Сами квартиры располагались на 2-м и 3-м этажах. Не менее великий Осип Бове тоже по­строил доходный 3-этажный дом в 1816 г. на Никольской ул. (он снесён, на его месте д. 19-21) — для книготорговца Глазунова. Мэтры классицизма, творцы дворян­ских усадеб «перестраивались» на потребу изменившихся времён.

Трехэтажное вытянутое в длину здание на Ильинке (д. 8 и д. 10), построенное Матеевым Казаковым для сдачи внаем под лавки, квартиры и различные учреждения. Так, например, здесь размещались Немецкий клуб и Купеческое собрание.

Бум «доходного» строитель­ства поначалу пришёлся на 1870-1890-е гг. Дома возводили частные лица, различные общества и монастыри. Стоило это съёмное жильё не так уж и дорого — от 100 до 500 руб. в месяц. Горький в 1902 г. будто бы снимал 10-комнатную квартиру в 300 кв. м площадью за 1000 руб. в год. Было жильё и для малоимущих — как дом № 65, построенный в 1906-1908 гг. на углу 2-й Мещанской (ул. Гиляровского) (2).

Статья по теме

Помощь святой десницы. Как сейчас выглядят старейшие московские монастыри? Он назывался «Свободный гражданин» и был воплощён по завещанию крупного
торговца Гаврилы Солодовникова. Богатейший человек своего времени, известный своими чудачествами, велел потратить львиную часть своего 20-миллионного состояния на школы, женские училища и дома для бедняков. Так, «Свободный гражданин» возвели по принципу общежития-коммуны с дешёвыми квартирами (коих было больше 1000!). На самом деле «дом Солодовникова» — это два строения, № 65 и № 61 (для бедных семей). При них — би­блиотека, магазин, баня, столовая, прачечная, ясли и детсад! Здания при этом красивы — из красного кирпича с белым декором, островерхими крышами и башенками.
«Архитектурный коктейль» из модерна и неоготики, уходящей корнями в Средневековье, отличает облик множества доходных домов. Они, кстати, хорошо сохранились — при советской власти их легко приспособили под коммуналки: они и сегодня вполне могут быть пригодны — не зря взялись за их реставрацию (дом Быкова, «дом с атлантами» и др.).

А сын Гаврилы Солодовникова Пётр купил в 1911 г. здание (и тут же перестроил его под доходный дом, добавив два этажа) с видом на Кремль в Лебяжьем пер., д. 6/1 (3) . Кроме комнатушек в нём располагались Театр миниатюр и «Электротеатр» — синематограф. Гены: театр содержал и его чудак-отец!

Доходные дома в Москве. Справка

В первой трети XIX в. в Москве доходные дома были редкостью. Большинство жилых зданий в Москве принадлежали частным собственникам. В 1870-х гг. доходные дома получили широкое распространение, но должно было пройти еще двадцать лет, прежде чем в 1890-х гг. наступила эра доходных домов. Строительный бум продолжался до начала войны 1914 г.

Строительный бум охватил не только центр города (его аристократические улицы): Большую и Малую Дмитровку, Остоженку, Пречистенку и Поварскую, Большую и Малую Никитские, но и окраины старой Москвы.

Бурно стали развиваться улицы, подходящие к вновь строящимся вокзалам: Павелецкому (Новокузнецкая, Пятницкая, Полянка), Савеловскому (Новослободская), Рижскому (Мещанские улицы), Брянскому (район Дорогомилова и Смоленской площади).

В доходных домах помимо квартир появились магазины, конторы, склады, другие объекты обслуживания.

Возведение доходных домов было весьма выгодным. В перспективе владельцы получали финансовую выгоду от сдачи квартир внаём (в аренду). О выгодности вложений говорит хотя бы тот факт, что летом 1911 г. в Москве было построено около 3 тысяч доходных домов в 5-7 этажей.

Строительство доходного дома, было под силу только очень богатым частным предпринимателям, крупным акционерным обществам, кооперативным товариществам, другим объединениям, которые были в состоянии купить целый квартал и инвестировать в проект большие деньги.

Московская власть поощряла жилищное строительство и пыталась создать благоприятные условия для вложения капитала в его развитие. Одним из способов решения данной проблемы стало выделение и продажа для этих целей земли, а также привилегированные условия сдачи ее в аренду.

Следуя западному опыту, городская власть вкладывала муниципальные средства в благоустройство территорий: мощение улиц, прокладку водопровода, канализации, электрокабелей. После этого объявлялись торги на аренду участков, и впоследствии арендная плата приносила доход, с лихвой покрывавший все затраты.

Сдаваемые внаем квартиры условно делились на богатые, средней руки, дешевые (для малоимущих) и бесплатные, содержавшиеся за счет города или меценатов.

Доходные дома для богатых располагались: в центральных районах города, в пределах Садового кольца, за Москвой-рекой.

Владельцы заботились не только о внутренней планировке дома, но и о благоустройстве прилегающих территорий. Аренда в таких районах считалась престижной. Фасады многих домов стремились эффектно украсить, придать им особо респектабельный вид. К подобным строениям можно отнести, например, доходный дом Филатовой на Арбате. Здания оформляли разноцветными керамическими плитками, декоративными панно.

Например, фасад дома по адресу Лебяжий переулок, 1, оживлен под карнизом яркими полихромными майоликовыми панно на сказочные врубелевские сюжеты.

В домах для богатых были все удобства, вплоть до газовых плит на кухне, колонок в ванной, «домовых» котельных и миниэлектростанций. Общая площадь квартиры составляла 200-400 метров.

Слепой зодчий

В начале ХХ в. квартиры для аренды проектировали гении модерна — Шехтель, Кекушев. Самое известное из таких зданий у Шехтеля — доходный дом — комплекс Строгановского училища на Мясницкой ул., д. 24/7, стр. 1 (4). Он занимал целый квартал с 5-этажными зданиями. Училище состояло под августейшим покровительством Великой княгини Елизаветы Фёдоровны. Строительство обошлось в 1 млн 300 тыс. руб., а землю Строгановке, где учились лучшие художники и зодчие эпохи (они же и квартировали потом в доходном доме), подарил сам государь император! У Льва Кекушева из доходных домов знаменит дом Исакова на ул. Пречистенке, д. 28 (5). Он был заказан Московским торгово-строительным акционерным обществом. Он причудливо украшен: маски львов на козырьке (фирменный знак Кекушева), а наверху — две полулежащие женские статуи-аллегории, символизирующие Искусство и Просвещение.

Доходный дом Строгановского училища на Мясницкой, д.24/7, от Фёдора Шехтеля. Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

Но был ещё один мастер-архитектор, весьма востребованный, — Иван Кондратенко, осуществивший свыше 50 проектов, из них 40 — доходные дома. Судьба его уникальна: в 23 года он практически ослеп и оглох, макеты свои лепил в глине, а чертежи ему помогал делать друг и партнёр Семён Дорошенко. Родом из крестьян, Кондратенко окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества, затем Императорскую Академию художеств, получил звание «Классный художник архитектуры 1-й степени», две золотые и одну серебряную медали, был гласным (депутатом то есть) в городской Думе.

Дом трех Бенуа

Доходный дом Бенуа в начале XX века стал крупнейшим жилым комплексом города. Он был построен по заказу Первого Российского страхового общества. Над проектом работали два брата-архитектора Бенуа — Леонтий и Альберт — и их двоюродный брат Юлий Бенуа. Именно поэтому здание и стали называть Домом трех Бенуа. Комплекс занимал практически целый квартал. В нескольких корпусах, соединенных целой системой дворов, было распланировано 250 квартир. Дом был оснащен по последнему слову техники тех лет: здесь было паровое отопление, лифты, электричество, телефон, своя электростанция, мусоросжигательная печь, котельная и прачечная. В нижних этажах для жильцов были устроены каретные сараи и автомобильные гаражи.

Здесь жили состоятельные чиновники и литераторы, архитекторы и купцы. После революции часть квартир превратили в коммунальные, часть — отдали партийным руководителям. В одной из них поселился известный политический деятель Сергей Киров, сейчас в здании работает его мемориальный музей. Также в Доме трех Бенуа в разное время проживали композитор Дмитрий Шостакович, актер Николай Черкасов, маршал Советского союза Леонид Говоров.

Сегодня здесь находится драматический театр «Остров», в фойе которого работает музей писателя и драматурга Александра Володина.

Из жизни богемы

Были в Москве и доходные дома, чья история связана с людьми искусства. Таков «дом-сказка» Зинаиды Перцовой 1905-1907 гг. в Соймоновском пр., д. 1/35 (7), — ярчайший образец красочного московского модерна: майоликовые панно по эскизам Сергея Малютина, автора русской матрёшки, балконы, подпираемые змеями-драконами, зверьки на крыше… Здесь в мастерских-квартирах жили художники, а с 1908 по 1912 г. существовал легендарный театр-кабаре, арт-кафе «Летучая мышь». Там Станиславский изображал циркового борца-атлета, Книппер-Чехова — париж­скую шансонетку, а Немирович-Данченко дирижировал. Мужа, инженера Перцова посадили в 1922-м за хранение ценностей из храма Христа Спасителя, а после отбытия годового срока из дома выселили. Какое-то время в нём жил Троцкий. Сейчас строение в ведении МИДа.

К этому зданию в Соймоновскому пр., 1/35, приложил руку художник Сергей Малютин, автор русской матрёшки. Фото: АиФ/ Эдуард Кудрявицкий

Легендарен и 10-этажный «дом Нирнзее», возведённый архитектором Нирнзее, выходцем из Варшавы, в 1913 г. в Б. Гнезд­никовском пер., д. 10 (8), и тут же прозванный «тучерезом» или «небоскрёбом». Это было самое высокое здание в городе и одно из самых высоких в Европе (до этого таковым считался дом Афремова в 8 этажей на Садовой-Спасской, д. 19). Маяковский писал: «Помните, дом Нирензее стоял, над лачугами крышищу взвеивая?» В 1913 г. дом действительно «взвивался» над «низкорослыми» соседями, над Тверской.

С крыши его открывался дивный вид, на ней даже играли в футбол (и на той же крыше утешал тов. Новосельцев «мымру» Людмилу Прокофьевну в рязановском «Служебном романе»). Дом был задуман для одиноких, холостяков, с недорогими квартирами без кухонь. И без всякого шика в интерьерах. Зато в нём тоже играла «Летучая мышь» и кабаре «Кривой Джимми», студия Малого театра, работали редакции — «Накануне», «Гудок», «Вечерние известия», «Россия», «Творчество», «Огонёк», «Советский писатель», и, соответственно, в стенах его перебывали все тогдашние знаменитости: Есенин, Зощенко, Пильняк, Мандельштам, Катаев, Булгаков, он и познакомился здесь с Еленой Сергеевной…

В наше время первый новый доходный дом был построен в 2003-м, а к 2020 г. таковых планируется возвести чуть ли не 20% от всего жилищного строительства.

Первая мансарда

Как бы там ни было, на этом семейная легенда Утевских заканчивается, и начинается вполне документальная история. Приняв православие, Исаак Осипович сменил фамилию, превратившись из Утевского в Утина, а через несколько лет стал наследником миллионного состояния и главой огромной компании, торговавшей вином на всей территории России. Была в ту пору такая практика, как «винные откупа». Откупщик получал у государства право торговли спиртным в определенном регионе, загодя, авансом выплачивая государству всю сумму налогов на эту деятельность, а потом компенсировал свои затраты, самостоятельно устанавливая цены, включая в них столько «косвенных налогов», сколько ему позволяла совесть. Вот на этих откупах фирма Утина и процветала.

Но вчерашний гомельский бедняк просто по природе своей не мог держать яйца в одной корзине, поэтому бизнес его был диверсифицирован по максимуму. Одним из источников прибыли, организованных, думается, просто на всякий случай, стал доходный дом на Конногвардейском бульваре: трехэтажное здание в стиле необарокко, построенное в конце 1850–х архитектором Романом Кузьминым. Экономный и расчетливый, Исаак Утин ухитрился максимально освоить всю полезную площадь дома. Летом 1859 года в Департамент проектов и смет было подано прошение, подписанное архитектором и купцом, о разрешении «усматривая недостаточность в доме помещения для прислуги и в видах придания кровле здания характера, более соответствующего общему стилю фасада» построить вместо чердака жилую мансарду. В Петербурге на ту пору мансард не строили, так что прошение был вынужден рассмотреть сам император Александр II. Высочайшее разрешение было получено, и проект был реализован. Квартиры утинского доходного дома были роскошны настолько, что сделались предметом сплетен, пересудов и даже публикаций в прессе. Сам же Исаак Осипович обитал намного более скромно, снимая квартиру неподалеку.

В качестве хеппи–энда этой почти сказочной истории стоит сказать, что жил «миллионер из трущоб» для своего времени долго и счастливо, умерев в окружении семьи в 1876 году. А династия Утиных, пошедшая от него и его шести сыновей, благоденствует до сих пор.

Тяни, а не толкай. История вычурного палаццо банкира Вавельберга Архитектура

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: