Памятник Дмитрию Донскому за 150 лет похудел на 300 тонн

У этого термина существуют и другие значения, см. Памятник Дмитрию Донскому.

Памятник
Памятник Дмитрию Донскому
СтранаРоссия
ГородМосква, пересечение Николоямской и Яузской улиц
СкульпторВ. М. Клыков
Строительство2003—2013 годы
Материалбронза, гранит

Координаты: 55°44′52″ с. ш. 37°38′48″ в. д. / 55.74778° с. ш. 37.64667° в. д. / 55.74778; 37.64667 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.74778&mlon=37.64667&zoom=17 (O)] (Я)
Па́мятник Дми́трию Донско́му

— бронзовая скульптура на гранитном постаменте в сквере на пересечении Николоямской и Яузской улиц Москвы, установленная в 2013 году в честь князя Дмитрия Донского. Автор — скульптор Вячеслав Клыков.

История создания

Памятник установлен на месте, где собиралось и отправлялось на Куликово полеК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1443 дня

] войско и ополчение князя Дмитрия Ивановича Донского, победа на котором положила начало концу многовекового монголо-татарского ига на Руси.

Закладной камень в виде памятного креста был установлен в 2003 году, надпись на нём гласила:

На сем месте будет воздвигнут памятник святому благоверному князю Дмитрию Донскому защитнику земли Русской

После этого скульптор Вячеслав Клыков приступил к работе над памятником, который планировалось установить уже в следующем 2004 году ко Дню города Москвы[1]. По разного рода причинам работа над памятником была приостановлена. Из-за скоропостижной смерти В. М. Клыкова в 2006 году проект был заморожен на неопределённое время[2]. Памятник был установлен лишь в 2013 году.

Открытие памятника состоялось 8 мая 2014 года, обряд его освящения провёл патриарх Московский и всея Руси Кирилл. На церемонии присутствовали премьер-министр России Дмитрий Медведев и мэр Москвы Сергей Собянин[3][4].

ПРОЕКТ «В ПАМЯТЬ СВЯТОГО ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ДМИТРИЯ ДОНСКОГО»

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА

«В память святого великого князя Дмитрия Донского».

Выполнили

: ученики ГБОУ Школа №2100 Соломин Егор и Малков Егор

3 «Ж» класс

Руководитель проекта

: Гордеева И. Г.

89262155889

[email protected]

Актуальность.

В школьной программе можно найти очень мало материалао Дмитрии Ивановиче Донском. В своей исследовательской работе мы хотим определить его роль в истории России, показать, что Дмитрий Донской стал не только символом русской воинской славы, но и навсегда остался в памяти людской.

Цели и задачи.

Цель

: определить роль Д. Донского в истории России

Задачи

:

1. Изучить факты биографии князя московского Дмитрия Ивановича Донского.

2. Изучить итоги правления князя московского Дмитрия Ивановича Донского.

3. Изучить как имя Дмитрия Донского навсегда осталось в памяти народной.

4. Через изучение фактов биографии определение роли Д. Донского в истории современной Руси.

5. Равняться на Дмитрия Донского.

Время правления Дмитрия Донского.

Время правления московского князя Дмитрия Ивановича Донского оказалось необыкновенно тяжелым на Руси: шли постоянные войны, страшные пожары, эпидемии. Но в памяти народа он остался прежде всего как великий полководец, впервые победивший не только монголо — татар, но и страх перед несокрушимой силой Орды. В период правления Дмитрия Московское княжество стало одним из главных центров объединения русских земель. В этот период был построен белокаменный Московский Кремль.

Дмитрий Донской был причислен к лику святых на Поместном соборе РПЦ. В 2002 году был учрежден Орден «За Служение Отечеству» в память великого князя Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского.

Именем Дмитрия Донского в России были названы:

  • Бульвар Дмитрия Донского, Северное Бутово, Москва, Россия
  • Станция метро «Бульвар Дмитрия Донского», Северное Бутово, Серпуховско-Тимирязевская линия, Москва, Россия
  • Ул. Дмитрия Донского, Калининград, Россия
  • Ул. Дмитрия Донского, Павловский Посад, Павлово-Посадский район, Московская область, Россия
  • Ул. Дмитрия Донского, Набережная Дмитрия Донского — Коломна, Московская область, Россия
  • Ул. Дмитрия Донского, Новосибирск, Россия
  • Площадь Дмитрия Донского, Дзержинский, Московская область, Россия

Бульвар Дмитрия Донского.

Название бульвара Дмитрия Донского в Москве связано не с историческим названием местности Северного Бутова, а с давними событиями Российской истории 14 века. Именно здесь, согласно историческим сведениям, проходила Ордынская дорога, по которой войска князя Димитрия шли на Куликовскую битву. Поэтому в 1992 году в честь великого князя Московского и Владимирского Дмитрия Донского (1350—1389) и была названа главная улица района. Это самая протяженная улица в Северном Бутове – 1,85 км. Отметим, что слово «бульвар» в данном случае носит условный характер. Бульваром принято называть аллею или полосу зеленых насаждений вдоль или посреди улицы, предназначавшуюся для пешеходных прогулок. На бульварах обычно располагаются памятники и скульптуры, фонтаны, лавочки и детские площадки.. На самом бульваре Дмитрия Донского этого нет, однако в районе дома 8 создан такой бульвар, который идет перпендикулярно самой улице. В начале этого бульвара установлен памятник Дмитрию Донскому, а также размещены памятные таблички, рассказывающие о походе князя на Куликово поле. Главная достопримечательность этой улицы появилась на ней совсем недавно. В конце улицы в 2012 г. построен рядом с лесным массивом Храм святого благоверного великого князя Димитрия Донского – Подворье Патриарха Московского и всея Руси в Северном Бутове города Москвы. Пока это временный Храм, но в будущем на территории Подворья планируется строительство основного храма-собора во имя святого благоверного великого князя Димитрия Донского с двумя боковыми приделами: во имя свт. Николая, Мир Ликийских Чудотворца, и прп. Сергия Радонежского. В настоящее время проект храмового комплекса, в который помимо собора должны также войти здания православной гимназии, детского сада и большого концертного зала на 1000 мест, проходит процедуру согласования с церковными и государственными структурами.

Станция метро «Бульвар Дмитрия Донского» в Москве

.

Станция метро «Бульвар Дмитрия Донского» в Москве – это колонная трехпролетная станция мелкого заложения, находится в Северном Бутове к югу от МКАД на пересечении бульвара Дмитрия Донского со Старокчаловской улицей. Станция была открыта в 2002 году, архитекторы :В. З. Филиппов, С. М. Белякова, С. А. Петросян, И. В. Петрова, Т. А. Силакадзе. Станция облицована белым мрамором и серым гранитом.

МОСКОВСКИЕ ХРАМЫ В ЧЕСТЬ СВТ. ДМИТРИЯ ДОНСКОГО И ЕГО ЖЕНЫ СВТ. ЕФРОСИНИИ МОСКОВСКОЙ.

В Москве есть Храмы в честь Свт. Дмитрия Донского и его жены Свт. Ефросинии Московской. Это Храм Свт. Дмитрия Донского в Строгино, в Храме Христа Спасителя есть скульптурная композиция. На ней изображен Свт. Сергий Радонежский, который благославляет Дмитрия Донского на Куликовское сражение. На Нахимовском Проспекте есть Храм Ефросинии Московской. В Москве открыт памятник семье Дмитрия Донского.

Улица Дмитрия Донского в Калининграде.

В Калининграде в 2009 году в Центральном районе города появилась улица Дмитрия Донского. Она начинается от проспекта Мира и улицы Театральной, и заканчивается переходом в проспект Победы на пересечении с Каштановой аллеей.

Улица Дмитрия Донского в Павловском Посаде

Улица Дмитрия Донского в Павловском Посаде Московской области появилась не случайно. Существует легенда, что Дмитрий Донской охотился в этих местах и заблудился. После нескольких дней блужданий по дремучему лесу он взмолился своему небесному покровителю святому великомученику Дмитрию Солунскому о помощи. И пообещал, что в том месте, где выйдет к людям, обязательно поставит церковь. Вскоре он действительно вышел к человеческому жилью на реке Вохна. В последствии он осуществил задуманное, поставил первую в этой местности церковь.

Набережная Дмитрия Донского в Коломне.

Интресна история появления улицы и набережной Дмитрия Донского в Коломне. Девичье Поле и Куликово Поле неразрывно связаны между собой, два символа воинской славы России, поэтому имя Дмитрия Донского связано с историей города Коломны. Коломна – прекрасный город, мистический город Русских Побед. Недаром он назывался «военной столицей Московии» и «любимым городом Дмитрия Донского». Известный коломенский писатель и краевед Роман Славацкий так написал о б этом : « Много бывало в городе великих правителей, но ни один так не восславил ее в веках , как святой Дмитрий…».

Площадь Дмитрия Донского в городе Дзержинский.

В Подмосковном городе Дзержинский есть площадь имени Дмитрия Донского. История основания города Дзержинский ведет к основанию Николо – Угрешского монастыря Дмитрием Донским в 1380 году. Угреша- историческое название места расположения города. Город Дзержинский обязан своим появлением князю Дмитрию Донскому. Согласно местной легенде, когда он шёл с войском на Куликовскую битву, то остановился на ночлег около Москвы-реки, под сосной. И ночью ему явился Николай Чудотворец и предсказал удачный исход битвы. Тут князь произнёс фразу, звучащую приблизительно так: «И угреша сердце моё!», т.е. возрадовался)) Как известно, битва закончилась удачно, а по повелению Дмтирия Донского на месте той сосны был заложен Николо-Угрешский монастырь. В нём часто останавливались великокняжеские особы и члены их семей, знаменитый монастырь был. Вокруг него росли деревни. Деревень, конечно, уже нет, зато монастырь отреставрирован и сейчас это самая известная городская достопримечательность. А на рыночной площади — площади Дмитрия Донского — установлен его памятник.

ХРАМЫ СВТ. ДМИТРИЮ ДОНСКОМУ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ.

В Красноярском крае есть небольшая церковь Свт. Дмитрия Донского. А в Новосибирске есть улица Дмитрия Донского.

ХРАМЫ и ПАМЯТНИКИ СВТ. ДМИТРИЯ ДОНСКОГО В РОССИЙСКИХ ГОРОДАХ.

Храмы в честь Свт. Дмитрия Донского есть во многих Российских городах, в том числе в Нижнем Тагиле, в Ростове -На – Дону. Памятник Дмитрию Донскому есть в тульском Кремле, в Новомосковке.

Собиратель русских земель.

За 20 лет правления Дмитрий Донской сумел стать признанным собирателем русских земель. В самой Москве, Кроме белокаменного Кремля, были возведены монастыри – крепости, прикрывавшие подступы к центру города. При Дмитрии Донском в Москве была впервые начата чеканка серебряной монеты. Культурная жизнь княжества времен Донского характеризуется созданием произведений, связанных с победой русского оружия. Великий князь Дмитрий Донской умер в 1389 году и погребен в Москве в Архангельском соборе Кремля. Русская Православная Церковь в 1988 году его причислила к лику святых, а 1 июня — День памяти Дмитрия Донского.

ВОСПИТАНИЕ ПАТРИОТИЗМА И ЛЮБВИ К РОДИНЕ.

Мы (Егор Соломин и Егор Малков) посещаем спортивный клуб ТХЭКВОНДО. Каждый член клуба дает клятву, в которой обязуется демонстрировать справедливость, любить Родину, родителей, защищать справедливость. Мы хотим быть похожими на Свт. Дмитрия Донского и употреблять знания и умения тхэквондо в благих целях.

НАШЕ ТВОРЧЕСТВО.

Список использованной литературы:

  1. Бурцев И., Пешехонов И. Священные места Куликова поля, 2005.
  2. Житие и чудеса преподобного Сергия Радонежского. Свято-Тороицкая Сергиева Лавра, 2007.
  3. Монахова И.А. Основание русского государства -М.: ОО «ТД Издательство Мир книги» , 2007.
  4. «Юрикова Оля – берегиня девичьего поля», 2013
  5. Юрикова О. «Девичье поле – поле единения, интернет-статья.

Список использованных сайтов :

  1. Российский общеобразовательный портал www.shool.edu.ru
  2. Энциклопедия кругосветwww.krugosvet.ru
  3. Хроносwww.hronos.km.ru

Описание

В отличие от сравнительно небольшого закладного креста, располагавшегося на краю сквера, статуя не читается с улицы и не гармонирует с окружающим пространством. По своим размерам памятник чуть меньше памятника Юрию Долгорукому, установленного на Тверской площади.

Дмитрий Донской изображён сидящим на походном боевом коне с мечом на левом бедре. Правой рукой он держит развевающийся стяг великого Московского княжества, что символизирует объединение русских земель вокруг Москвы под его началом. На барельефе расположена надпись:

Посвящается Святому Благоверному князю Дмитрию Донскому освободителю земли Русской

Альтернативный взгляд

Дмитрий Донской — кратко (обзор статьи)

Дмитрий Иванович Донской (рожд. 12 октября 1350 г. — смерть 19 мая 1389 г.) — великий князь московский (с 1359 г.) и владимирский ( с 1362 г.) Династия: Рюриковичи. Отец: Иван II Иванович Красный; Мать: Александра Ивановна.

1359 год — после смерти отца, стал править в 9-ти летнем возрасте. Ханский ярлык на великое княжение получил в Сарае в 1361 году. У Дмитрия был опекун и наставник – митрополит Алексий. С ним он советовался в политических делах. Кроме этого, хорошие отношения у князя сложились с Сергием Радонежским – настоятелем монастыря. Именно к нему он пришел перед Куликовской битвой за благословением.

Возглавлял вооруженную борьбу русского народа против монголо – татар; руководил их разгромом в битве на реке Вожа в 1378 г. 1380 год — в Куликовской битве (верховья Дона) проявил выдающиеся полководческие способности, за что был прозван Донским. Выплата дани Золотой Орде временно прекратилась. Произошло слияние Владимирского и Московского княжества, а Москва стала центром объединения русских земель.

1382 год — после нашествия Тохтамыша, столица снова ослабла, междоусобицы вспыхнули с новой силой. После этого Дмитрий был вынужден платить Золотой Орде «великую дань тяжкую» .

1389 год, 19 мая — в 38-и летнем возрасте умер Дмитрий Иванович Донской. И был похоронен в Москве в Архангельском соборе. После его смерти княжить стал его сын Василий I.

Русская Православная церковь причислила Дмитрия Донского к лику святых.
Рекламное видео:
Биография Дмитрия Донского

Правление началось с большой беды: в засушливый 1365 г. пожаром была уничтожена большая часть его столицы. Дмитрием Ивановичем было принято историческое решение — укрепить Москву не дубовой, а каменной крепостью.

Война с Тверским, Смоленским и Литвским княжествами

Когда обострились отношения Москвы с Тверью, великий князь, которому шел 18–й год, решил «повоевать» стольный град князя Михаила Тверского, и тот был вынужден бежать в Литву, великий князь которой, Ольгерд, был женат на его сестре.

1368 год, осень — войска Литвы, Тверского и Смоленского княжеств, объединились, и выступили против Дмитрия Московского. Наспех собранное им войско было разбито в битве на реке Тросне, и великому князю пришлось «сесть в осаду». Но Ольгерд взять Московский Кремль не смог. Захватив добычу и пленных, он ушел в Литву.

На следующий год московское войско совершило два удачных похода против княжеств Смоленского и Тверского. В конце 1370 г. великий князь Литвы снова подошел к Москве, осадил ее, но взять опять не смог.

С конца 1370 по 1373 год не утихали войны между Москвой и Михаилом Тверским. Захватывали с боем города, в большом числе гибли воины и мирные люди. Поход Ольгерда на Москву в третий раз завершился неудачно: московское войско встретило его на границе. Но дело до большой битвы не дошло: сторонами было заключено очередное перемирие.

Битвы с Золотой Ордой

1373 год, лето — правитель Золотой Орды темник Мамай совершил набег на Рязанщину, опустошив ее. Великий князь, собрав войско, стал на левом берегу Оки и не пустил ордынцев в свои земли, но избиваемых рязанцев защищать не стал. На окском порубежье начали возводить крепость Серпухов. В городе Переяславле был собран съезд «велик» русских князей: так великий князь стал создавать военную коалицию против Орды.

Поход на Тверь

1375 год — Михаил Тверской опять пытался оспорить право Москвы на владение ярлыком. Дмитрию Ивановичу довелось действовать решительно. В Волоколамске собралась огромная рать. В походе на Тверь принимали участие почти 20 русских удельных князей и нижегородское ополчение. 5 августа началась ее «тесная» осада. Тверичи бились храбро, совершая смелые вылазки. Москвичи не смогли поджечь деревянные стены города — крепости — снаружи они были обмазаны глиной.

Тогда великий князь велел огородить Тверь крепкой деревянной оградой, через которую осажденным нельзя было пробиться. Спустя три недели в городе начался голод. Потому как Ольгерд не пришел на помощь, князь Михаил вынужден был признать свое поражение.

Благословение на сражение. Сергий Радонежский и Дмитрий Донской.

Ордынское нашествие

1375 год — отношения между Москвским княжеством и Золотой Ордой были разорваны. В ответ ордынцы пограбили земли Нижегородского княжества. Московское войско и рать Нижнего Новгорода совершили ответный поход на подчинившийся Мамаю город Булгар.

Чингизиды решили провести против Руси карательную операцию. Хан заволжской Синей Орды Араб — шах с большим конным войском выдвинулся на Нижний Новгород, на помощь которому пришло московское войско. Их воеводы повели себя крайне беспечно, не выставив в походном лагере дозоры, а основная часть оружия находилась в обозе.

1377 год, 2 августа — ордынцы, проведенные по тайным лесным тропам мордовскими князьями, неожиданно обрушились на русский стан у реки Пары, правого притока реки Пьяны, и разгромили его. Во время бегства много людей потонуло в реке. Степная конница ворвалась в Нижний Новгород, опустошила его и окрестные волости.

1378 год, лето — Мамай отправил большое войско во главе с темником Бегичем в поход на Русь. Русские полки пошли навстречу неприятелю и изготовилась к битве на берегу реки Вожи. Появление русских войск во главе с великим князем застало Бегича врасплох. Он решился на форсирование Вожи только во второй половины дня 11 августа. Однако на другом берегу реки его конницу ожидала ловушка. Большой полк во главе с Дмитрием Московским атаковал врага в лоб, а с флангов нанесли удары полки правой и левой руки.

Произошла скоротечная конная стычка, в которой главное оружие было тяжелое копье. Русские ратники в битве во всем смогли превзойти ордынских воинов. Конница Бегича смешалась и начала беспорядочно отступать к Воже, в водах которого много всадников пошло ко дну. Был убит и сам темник. Москвичи вели преследование до вечерних сумерек. Это была первая в истории битва, выигранная русскими у ордынцев.

В ответ Мамай обрушился на соседнее с Московским Рязанское княжество. Стольный град Переяславль — Рязанский взяли приступом, разрушили и превратили в пепелище. В Орду увели большое число пленников.

Репродукция картины С. Присекина «Куликовская битва».

Куликовская битва

Московская Русь настороженно ожидала известий о начале Мамаева нашествия; пришло оно в самом конце июля 1380 г. Силы Мамая были огромными: в различных источниках они колеблются между 100 и 200 тыс. человек. Русское войско было намного меньше и, скорей всего, вдвое.

Мамай основательно подготовился к походу на Русь. По его грозному повелению прибыли войска подвластных народов — черкесов и осетин, «бусурмане» из Волжской Булгарии и буртасы (мордва). Из Таны (Азова) и других итальянских колоний на берегах Азовского и Черного морей пришла наемная тяжеловооруженная пехота, скорей всего, венецианцы (или генуэзцы).

Темник рассчитывал в 20–х числах сентября соединиться с великим князем литовским Ягайлой, который стал его союзником в войне с Москвой. После этого намечался совместный поход на Москву. Попытки привлечь к походу князя Олега Рязанского не увенчалась успехом. После получения известий о выступлении Мамая, Дмитрий начал собирать в Москве большую рать. На помощь ему привели свои полки удельные князья.

Оставив для защиты столицы часть сил, Дмитрий Московский повел собранные полки к городу — крепости Коломне. Высланная далеко вперед конная разведка — «сторожа» — донесла, что Мамай расположился на реке Мече, правом притоке Дона. Русское войско 26–27 августа переправилась через Оку. Дмитрий задумал разбить ордынцев до соединения с ними сил Ягайлы, и поэтому двинул свои полки далеко на юг. 6 сентября близ впадения в Дон реки Непрядвы «сторожа» разбила передовой отряд Мамаевой конницы.

На военном совете русские князья постановили перейти Дон, чтобы дать битву в чистом поле. В ночь на 8 сентября русская рать по наведенным мостам и вброд перешла на правый берег реки и расположилась выше устья Непрядвы. Так, проделав путь в 200 км от Коломны до Дона, русские полки вышли на Куликово поле.

Наконец, 8 сентября ордынское и русское войско встретились на Куликовом поле. Как гласит предание, князя Дмитрия и его воинов на битву с Мамаем благословлял сам Сергий Радонежский, настоятель Троицко-Сергиевского монастыря. Преподобный Сергий Радонежский напутствовал великого князя на битву. В благословенной грамоте было сказано: «Иди, господин, иди вперед. Бог и Святая Троица поможет тебе!» Преподобный же и отправил к нему двух своих иноков – Пересвета и Ослябю. По легенде, бой начался с поединка первого из монахов и богатыря-татарина Челубея. Они на всем скаку копьями сбили друг друга с коней и упали на землю мертвыми. Сразу после этого началась Куликовская битва, которая закончилась полной победой Дмитрия Донского.

Победа русскому войску далась дорогой ценой. Потери сторон были огромными. Сам великий князь мужественно и стойко бился в рядах большого полка и был ранен. За великую победу 8 сентября 1380 г. народ прозвал героя Донского побоища (так современники называли Куликовскую битву) Дмитрием Донским.

В тот день великий князь литовский Ягайло находился всего в 30–40 км от Куликова поля. Он так и не успел соединиться с Мамаем. Получив известие о страшном разгроме войска Золотой Орды, литовцы не стали испытывать судьбу и ушли обратно.

Памятник Дмитрию Донскому перед Маринкиной башней Коломенского Кремля.

Нашествие Тохтамыша

1382 год — хан Тохтамыш, захвативший власть в Золотой Орде, с большим войском подошел к Москве, по пути взяв и предав огню Серпухов. Великий князь, у которого в это время не оказалось сильного войска, был вынужден с семьей укрыться за Волгой, в Костроме. Тохтамыш хитростью ворвался в Москву, разграбил и сжег ее.

Чтобы остаться на великокняжеском престоле, Дмитрию Донскому довелось отправить заложником в Сарай старшего сына — наследника Василия. Орда стала брать с Руси «великую дань тяжкую». Были вынуждены платить не только серебром, как делалось ранее, но и золотом.

В последние годы правления Дмитрий Донской успешно воевал с Рязанью и Новгородом. Весной 1389 г. он серьезно заболел: смерть его была скорой. Великий князь московский умер сравнительно молодым — ему не было еще и 39 лет, из которых он больше 29 лет правил «на Москве».

Итоги правления

Деятельность Дмитрия Ивановича Донского против Золотой Орды была поистине неоценима. Он смог выстроить весьма сильную великокняжескую власть, продемонстрировавшую политическое единство Руси и создала представление о независимости. Главенство Москвы было утверждено окончательно и бесповоротно.

Великий князь расширил подвластные ему земли за счет Белоозера, Переяславля, Дмитрова, Галича, Углича, частично Мещеры, чухломских, стародубских, костромских и коми-зырянских территорий. Однако без потерь не обошлось. Им стал западный регион, включающий в себя Тверь со Смоленском. В основном эти земли вошли в состав Великого княжества Литовского.

Что до самой Москвы, то правление князя Дмитрия Донского ознаменовалось не только возведением каменного Кремля. При нем были возведены монастыри-крепости – Андроников и Симонов, прикрывавшие подходы к центральной части города. Кроме этого, стали чеканить серебряные монеты.

Примечания

  1. [ria.ru/society/20040730/644064.html РИА Новости. Памятник князю Дмитрию Донскому]. Проверено 16 марта 2014.
  2. [www.etovidel.net/sights/city/moscow/id/pamiatnyj_krest_dmitriu_donskomu Памятник Дмитрию Донскому]. Проверено 16 марта 2014.
  3. [www.interfax-religion.ru/?act=news&div=55238 Интерфакс. Патриарх Кирилл, Медведев и Собянин открыли в Москве памятник Дмитрию Донскому]. Проверено 16 июля 2014.
  4. [ria.ru/society/20140508/1007040465.html РИА Новости. Патриарх Кирилл, Медведев и Собянин открыли в Москве памятник Дмитрию Донскому]. Проверено 16 июля 2014.

Куликово поле

Видео: Авиаэкскурсия на Куликово поле

Русские исследователи в поисках Куликова поля

Не могли исследователи определиться и с точными географическими координатами побоища – кто-то утверждал, что войска стояли на правом берегу Непрядвы, а кто-то приводил сомнительные доказательства в пользу ее левобережья. Горячий спор помогли бы разрешить археологические находки, но, как ни странно, крупные артефакты в устье Непрядвы не обнаружились. Историки тут же поспешили объяснить это дороговизной военных доспехов, характерной для тех далеких времен. Высказывались даже предположения о том, что после сражения все снаряжение собрали выжившие воины для повторного использования.

Художник Павел Рыженко «Поле Куликово», 2005 г.

Как выяснилось позднее, легендарный бой произошел все-таки на правом берегу Непрядвы, но поскольку в те незапамятные времена окрестности реки покрывала лесная чаща, сойтись в схватке войска могли лишь на небольшом безлесном пространстве. Уже в начале 2000-х годов официальную карту Куликова поля перерисовали, перенеся место действия на зажатую между оврагами поляну длиной около 2 км и шириной в несколько сотен метров. Правильность новой схемы подтвердили и археологические работы, организованные на этом участке. Мощные металлодетекторы отыскали множество кованых фрагментов, бывших когда-то частью военного снаряжения, а последующий анализ находок показал, что их реальный возраст как раз соответствует XIV веку.

Знаковые места музея-заповедника

Отправляясь на экскурсию в музейный комплекс Куликовской битвы, придется приготовиться к тому, что на осмотр местных достопримечательностей уйдет пара-тройка дней. Несмотря на то, что само легендарное поле занимает смешную, по современным меркам, территорию в 2-3 км², в состав заповедника входит еще масса других, достойных внимания объектов.

Красный холм

Памятник Дмитрию Донскому разделен на пять ярусов, самый нижний из которых декорирован узкими нишами с затейливыми вензелями. Межнишевые пространства заполнены барельефами военных шлемов и прикрытых щитом мечей. Несмотря на достаточно серьезный возраст, выглядит монумент отнюдь не ветхо, за что стоит поблагодарить отечественных реставраторов, обновивших мемориал в 2007 году.

Церковь духовного исповедника великого князя, Сергия Радонежского, появилась на Красном холме чуть позже колонны (ориентировочно в 1913-1917 гг.). Что интересно, около 5 тыс. рублей золотом на храм пожертвовал сам император Николай II.

По замыслу архитектора А. В. Щусева сооружение должно было составить с мемориалом единый стилевой ансамбль, поэтому проект здания был полностью скопирован со старинных чертежей допетровских храмов. Внутреннюю роспись стен и алтарной части выполнили известные художники того времени Д. С. Стеллецкий и В. А. Комаровский. Однако после закрытия церкви в 1940 году от красочных библейских сюжетов на ее стенах мало что сохранилось.

Сегодня храм Сергия Радонежского вновь является действующим, но посещать его с экскурсионной целью можно лишь в промежутках между богослужениями. Церковь легко отыскать по толстым белоснежным башенкам и зеленовато-голубой окраске куполов.

Село Монастырщино

Село находится в месте слияния Непрядвы и Дона и напрямую связано с событиями Мамаева побоища. По слухам, на месте современного населенного пункта был разбит лагерь Дмитрия Донского, и именно в земле Монастырщино нашли свой последний приют воины, павшие во время битвы. Спустя 500 лет здесь был воздвигнут храм Рождества Богородицы, который, благодаря своевременно проведенной реставрации, сегодня находится в отличном состоянии. Посетить церковь можно как самостоятельно, так и с экскурсионной группой, однако второй вариант предпочтительнее, так как дает право на получение дополнительных «бонусов» вроде подъема на колокольню, фотографирования в старинных доспехах и стрельбы из арбалета.

На расстоянии примерно 1 км от храма находится то самое место, где Непрядва впадает в Дон. Явление это не ахти какое выдающееся, так что приходят сюда чаще для того, чтобы просто отдохнуть и понаблюдать с бережка за неторопливым речным течением.

Имеется в Монастырщино и памятник главному герою побоища – Дмитрию Донскому. Никакой исторической ценности этот новодел, установленный здесь в 1980 году, не несет, поэтому посещают его в основном, «для галочки». Путь к памятнику проходит через аллею Памяти и Единства – небольшую, выложенную тротуарной плиткой и обрамленную памятными досками, дорожку.

А вот в Зеленую Дубраву стоит сходить обязательно, причем не только для того, чтобы подышать чистым воздухом и полюбоваться на степные просторы. Когда-то в этом лесу стоял Запасной полк русской дружины, выжидая условного знака, чтобы влиться в сражение и предрешить его исход. Только не надейтесь увидеть в роще те же дубы, что стояли здесь при Дмитрии Донском – годы активной сельскохозяйственной деятельности сказались на массиве не лучшим образом. Впрочем, стараниями сотрудников заповедника местность постепенно принимает свой подлинный исторический облик. На территории бывшей дубравы высаживаются саженцы деревьев, а степные участки засеиваются ковыльными культурами, точно такими же, какие росли здесь во времена золотоордынского ига.

Примерно в 5 км от села находится то самое Куликово поле, на котором монголо-татарское войско впервые потерпело поражение от русских дружин. Эпицентр сражения в 1380 году ограничивался небольшими речками (Смолка и Нижний Дубик), которые сегодня пересохли и превратились в ручьи. Угадать в этом ровном и заурядном отрезке донской степи пресловутое поле брани может разве что человек с очень бурной фантазией, поэтому перед въездом на поле стоит ориентир – щит с картой, которая поможет в какой-то мере восстановить ход тех далеких событий.

Поскольку все достопримечательности комплекса в Монастырщино располагаются в некотором отдалении друг от друга, на перемещение между ними потребуется личный автотранспорт или, на худой конец, – очень тренированные ноги. Ну а те, кого пугают спонтанные марш-броски по сельским окрестностям, могут заказать на конном дворе сани или бричку (в зависимости от времени года) и с ветерком прокатиться по историческим местам заповедника. Стоимость получасовой поездки – от 350 до 400 руб.

Музейный комплекс «Куликово поле» в Моховом

Чтобы узнать все исторические подробности сражения, поглазеть на археологические находки и оценить реалистичность макета одной из величайших битв за независимость, заскочите в село Моховое, где находится главный музейный комплекс заповедника. Место отличается развитой инфраструктурой, поэтому в состоянии предложить уставшему путнику и полноценный отдых, и столик в местном кафе. Заодно в местных лавочках можно запастись небольшими сувенирами с символикой Куликова поля.

Для тех, кто приехал на экскурсию с детьми, музей предлагает специальную экспозицию «Один в поле не воин», где с подрастающим поколением и в археологов поиграют, и необычные древние находки продемонстрируют.

Экскурсии по музею в зимнее время проводятся ежедневно (кроме вторника) с 10 до 16 ч. В летнее время без выходных с 10 до 17 ч (с понедельника по четверг) и с 10 до 19 ч (с пятницы по воскресенье).

Куда еще заглянуть, если останется время:

  • в поселок Епифань, где находится музей купеческого быта;
  • к Прощеному колодцу, у которого, по легенде, Дмитрий Донской омывал свои раны после битвы. Источник оборудован небольшой купелью и расположен в 12 км от Красного холма. Вода из него признана целебной;
  • в село Себино – на малую родину святой старицы Матроны Московской. Здесь же находится популярный у православных паломников храм Успения Пресвятой Богородицы.

Мероприятия

Пытаться восстановить весь ход битвы, взирая лишь на пустынный простор Куликова поля, – занятие, мягко говоря, не самое увлекательное, поэтому, если обычные экскурсии по степи кажутся вам скучноватой тратой времени, постарайтесь приехать в заповедник в третью неделю сентября, когда на поле раскидывает свои палатки ежегодный фестиваль военно-исторической реконструкции. На сегодняшний день это самое масштабное из всех аналогичных мероприятий, проводимых на территории России. Ну а по «концентрации» суровых бородачей в кольчугах и романтичных менестрелей на квадратный километр фестивалю и вовсе нет равных! Только здесь можно утром поучаствовать в реконструкции Куликовской битвы, в обед отправиться на средневековый шоппинг по ярмарке мастеров, а ночью влиться в стройные ряды русских богатырей, пирующих под открытым небом. Кроме того, на Масленицу и Рождество на Куликовом поле проводятся народные гулянья с выступлениями фольклорных коллективов, непременными горячими блинами и конкурсами.

Военно-исторический фестиваль «Куликово поле»

Жилье и питание

Вариантов размещения в музее-заповеднике целых три: гостиница в Монастырщино, гостевые домики в этнографической деревне Моховое и мини-отель в поселке Епифань. Выглядит жилье привлекательно и колоритно, поскольку представляет собой небольшие особняки старинной постройки, которые заново поштукатурили и подкрасили. Например, в той же Епифани вас поселят в купеческий или мещанский домик с интерьерами в стиле первой половины XX века, предоставят в полное распоряжение настоящую русскую баню и вполне современную парковку, а при необходимости и самоваром снабдят.

А вот в плане питания туристам придется выкручиваться самостоятельно. И если в Епифани еще отыщется парочка скромных кафешек, то в Монастырщино, кроме небольшого буфета при музее, других точек общепита нет. Та же ситуация, правда, в несколько облегченном варианте, в Моховом: ресторанов здесь не водится, зато местные гостевые домики оборудованы прекрасными кухнями, где турист сможет сам приготовить обед.

Если же стоять у плиты не очень хочется, можно заскочить в кафе напротив Красного холма, где обычно обедают туристы, приехавшие в музей в составе экскурсионных групп. Кухня здесь без изысков, но блюда подаются свежие и сытные. Ну а гурманам придется совершить мини-путешествие до Богородицка, где и сервис качественнее, и полноценные рестораны имеются. За продуктами лучше прокатиться до деревни Ивановка: ассортимент в местных магазинчиках небогатый, но полуфабрикаты и бакалея тут всегда отыщутся.

Как добраться

Музей-заповедник «Куликово поле» располагается в 320 км от Москвы на трассе М-4 «Дон». Поскольку сам комплекс захватывает территорию сразу трех районов Тулы, построить единый туристический маршрут к нему непросто. Обычно отправной точкой пути служит город Богородицк, а его конечными пунктами становятся либо Ивановка, где находится Красный холм, либо Монастырщино.

Оптимальный вариант транспорта для путешествия – это собственный автомобиль, ведь только на нем можно объехать все достопримечательности Куликова поля, разбросанные по площади почти в 8 га. Начинать знакомство с заповедником лучше с музея русского купечества в Епифани, после чего можно завернуть в Монастырщино, чтобы взглянуть на поле битвы, храм и музей, а там и рукой подать до Прощеного колодца.

Если вы все же рискнули отправиться на общественном транспорте, то из Тулы можно выехать на автобусе «Тула – Кимовск». Из Кимовска есть несколько ежедневных рейсов до Епифани и Монастырщино.

Ссылки

  • Мемориалы 26 бакинским комиссарам • Без вести пропавшим солдатам без могил • Воинам — защитникам Москвы • Воинам-десантникам • Воинам-железнодорожникам • Воинам-интернационалистам • Героям Великой Отечественной войны (на Остоженке) • Героям Перекопа • Героям Плевны • Героям-школьникам • Жертвам терактов 1999 года • Защитникам земли российской • Могила Неизвестного Солдата • Морякам-североморцам • Морякам-черноморцам • Ополченцам Москвы • Погибшим 20 октября 1982 года в Лужниках • «Скорбящие матери» • Солдатам правопорядка, погибшим при исполнении служебного долга • «Трагедия народов» • Участникам боёв на Красной Пресне • «Штыки» • Экипажу атомного подводного крейсера «Курск»
    Монументы «300 лет российскому флоту» (памятник Петру I) • «Дерево жизни» • «Дружба навеки» • «Ежи» • Монумент Победы • «Покорителям космоса» • «Рабочий и колхозница» • Странам-участницам антигитлеровской коалиции • Триумфальные ворота
    Стелы и обелиски В память о «Совете в Филях» • В честь 20-летия Победы в Великой Отечественной войне • Выдающимся революционерам и мыслителям • «Москва — Город-Герой» • Пограничникам Отечества • Работникам профсоюзов, павшим в Великой Отечественной войне • С братской могилы воинов, погибших в Бородинском сражении • Студентам и преподавателям МГУ, павшим в Великой Отечественной войне • Участникам Великой Отечественной войны
    Скульптурные парки:

    Парк искусств «Музеон» • Парк Дружбы

Политика Дмитрия Донского

Время правления Дмитрия Донского характеризуется расширением границ княжества. В это же время укрепился союз с Великим Новгородом. В 1375 году завершилось противостояние Москвы и Твери. После взятия штурмом Твери Дмитрий был признан «братом старшим». Дмитрию Ивановичу удалось сформировать вокруг себя команду помощников и сторонников, которые в дальнейшем стали главной опорой великого князя.

В 1366 году Дмитрий Иванович продолжил укрепление Москвы. Был построен новый каменный кремль, что спасло город через несколько лет. В 1368 и 1370 годах великий Литовский князь Ольгерд предпринял попытки взять город штурмом. Новые стены выдержали натиск врага, а захватчики потерпели поражение.

Дмитрий Иванович добился окончательного присоединения таких земель, как Галич Мерьский, Углич, Белоозеро, а также Костромское, Дмитровское, Чухломское, Стародубское княжества. В 1376 году волжские булгары были побеждены и уже не представляли реальной угрозы.

Отрывок, характеризующий Памятник Дмитрию Донскому (Москва)

Алпатыч плывущим шагом, чтобы только не бежать, рысью едва догнал Ростова. – Какое решение изволили принять? – сказал он, догнав его. Ростов остановился и, сжав кулаки, вдруг грозно подвинулся на Алпатыча. – Решенье? Какое решенье? Старый хрыч! – крикнул он на него. – Ты чего смотрел? А? Мужики бунтуют, а ты не умеешь справиться? Ты сам изменник. Знаю я вас, шкуру спущу со всех… – И, как будто боясь растратить понапрасну запас своей горячности, он оставил Алпатыча и быстро пошел вперед. Алпатыч, подавив чувство оскорбления, плывущим шагом поспевал за Ростовым и продолжал сообщать ему свои соображения. Он говорил, что мужики находились в закоснелости, что в настоящую минуту было неблагоразумно противуборствовать им, не имея военной команды, что не лучше ли бы было послать прежде за командой. – Я им дам воинскую команду… Я их попротивоборствую, – бессмысленно приговаривал Николай, задыхаясь от неразумной животной злобы и потребности излить эту злобу. Не соображая того, что будет делать, бессознательно, быстрым, решительным шагом он подвигался к толпе. И чем ближе он подвигался к ней, тем больше чувствовал Алпатыч, что неблагоразумный поступок его может произвести хорошие результаты. То же чувствовали и мужики толпы, глядя на его быструю и твердую походку и решительное, нахмуренное лицо. После того как гусары въехали в деревню и Ростов прошел к княжне, в толпе произошло замешательство и раздор. Некоторые мужики стали говорить, что эти приехавшие были русские и как бы они не обиделись тем, что не выпускают барышню. Дрон был того же мнения; но как только он выразил его, так Карп и другие мужики напали на бывшего старосту. – Ты мир то поедом ел сколько годов? – кричал на него Карп. – Тебе все одно! Ты кубышку выроешь, увезешь, тебе что, разори наши дома али нет? – Сказано, порядок чтоб был, не езди никто из домов, чтобы ни синь пороха не вывозить, – вот она и вся! – кричал другой. – Очередь на твоего сына была, а ты небось гладуха своего пожалел, – вдруг быстро заговорил маленький старичок, нападая на Дрона, – а моего Ваньку забрил. Эх, умирать будем! – То то умирать будем! – Я от миру не отказчик, – говорил Дрон. – То то не отказчик, брюхо отрастил!.. Два длинные мужика говорили свое. Как только Ростов, сопутствуемый Ильиным, Лаврушкой и Алпатычем, подошел к толпе, Карп, заложив пальцы за кушак, слегка улыбаясь, вышел вперед. Дрон, напротив, зашел в задние ряды, и толпа сдвинулась плотнее. – Эй! кто у вас староста тут? – крикнул Ростов, быстрым шагом подойдя к толпе. – Староста то? На что вам?.. – спросил Карп. Но не успел он договорить, как шапка слетела с него и голова мотнулась набок от сильного удара. – Шапки долой, изменники! – крикнул полнокровный голос Ростова. – Где староста? – неистовым голосом кричал он. – Старосту, старосту кличет… Дрон Захарыч, вас, – послышались кое где торопливо покорные голоса, и шапки стали сниматься с голов. – Нам бунтовать нельзя, мы порядки блюдем, – проговорил Карп, и несколько голосов сзади в то же мгновенье заговорили вдруг: – Как старички пороптали, много вас начальства… – Разговаривать?.. Бунт!.. Разбойники! Изменники! – бессмысленно, не своим голосом завопил Ростов, хватая за юрот Карпа. – Вяжи его, вяжи! – кричал он, хотя некому было вязать его, кроме Лаврушки и Алпатыча. Лаврушка, однако, подбежал к Карпу и схватил его сзади за руки. – Прикажете наших из под горы кликнуть? – крикнул он. Алпатыч обратился к мужикам, вызывая двоих по именам, чтобы вязать Карпа. Мужики покорно вышли из толпы и стали распоясываться. – Староста где? – кричал Ростов. Дрон, с нахмуренным и бледным лицом, вышел из толпы. – Ты староста? Вязать, Лаврушка! – кричал Ростов, как будто и это приказание не могло встретить препятствий. И действительно, еще два мужика стали вязать Дрона, который, как бы помогая им, снял с себя кушан и подал им. – А вы все слушайте меня, – Ростов обратился к мужикам: – Сейчас марш по домам, и чтобы голоса вашего я не слыхал. – Что ж, мы никакой обиды не делали. Мы только, значит, по глупости. Только вздор наделали… Я же сказывал, что непорядки, – послышались голоса, упрекавшие друг друга. – Вот я же вам говорил, – сказал Алпатыч, вступая в свои права. – Нехорошо, ребята! – Глупость наша, Яков Алпатыч, – отвечали голоса, и толпа тотчас же стала расходиться и рассыпаться по деревне. Связанных двух мужиков повели на барский двор. Два пьяные мужика шли за ними. – Эх, посмотрю я на тебя! – говорил один из них, обращаясь к Карпу. – Разве можно так с господами говорить? Ты думал что? – Дурак, – подтверждал другой, – право, дурак! Через два часа подводы стояли на дворе богучаровского дома. Мужики оживленно выносили и укладывали на подводы господские вещи, и Дрон, по желанию княжны Марьи выпущенный из рундука, куда его заперли, стоя на дворе, распоряжался мужиками.

Наша среда

XVI век в русской истории занимает особое место. К началу этого столетия в целом завершилось образование единого Русского государства, главой которого стал великий князь московский, в 1547 году принявший царский титул. Присоединение к Русскому государству осколков Золотой Орды — Казанского и Астраханского ханств, а также представленное в Русском Хронографе редакции 1512 года и сочинениях Филофея осознание Руси как единственной оставшейся верной православию «державы» («Третьего Рима») активизировало интерес к её прошлому и наиболее важным его персонажам.

Особое значение в этот период приобрела фигура московского князя Дмитрия Ивановича. К победителю на Куликовом поле и обратились взгляды русских книжников, создававших свои сочинения в период напряжённой борьбы Русского государства с осколками Золотой Орды [1].

ОБРАЗЦОВЫЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ ГОСУДАРЬ

Первым крупным памятником XVI века, посвященным Дмитрию Ивановичу, стало написанное в первой четверти этого столетия с привлечением летописной повести о Куликовской битве «Сказание о Мамаевом побоище» (Основная редакция) [2]. В этом сочинении в отличие от более ранних произведений Куликовского цикла более активно начинают действовать деятели Русской церкви — современники Донского: митрополит Киприан, которого, согласно данным ранних источников, в этот период не было в Москве, и Сергий Радонежский. К последнему, согласно «Сказанию», московский князь направился перед походом на Дон: от Сергия он получил благословение, а также двух иноков — Пересвета и Ослябу. В тексте «Сказания» любопытным образом переплетаются письменные и устные источники, содержащие целый ряд уникальных подробностей; историчность большинства из них, впрочем, небесспорна [3]. Намеченная в Основной редакции «Сказания» тенденция к усилению роли деятелей церкви в описании событий, связанных с Куликовской битвой [4], была заострена в последующих переработках памятника: это, впрочем, ни в коей мере не противоречило идее сильной государственной власти, последовательно проведенной в «Сказании» [5].

Около 1526-1530 годов с привлечением материала летописной повести о Куликовской битве была создана новая редакция «Сказания» — так называемая Киприановская, которая была включена в Никоновскую летопись. По-видимому, данная редакция создавалась составителем этой летописи митрополитом Даниилом [6]. В этой редакции особенно подчёркивается роль митрополита Киприана в событиях, связанных с Куликовской битвой. К этому святителю, согласно данной редакции, Дмитрий обращается за советом; в ответной речи Киприан наставляет московского князя на борьбу с врагом, советуя ему «собирать воинство и по всем землям посылать со всяким умилением и смирением и любовью». Московский князь по совету митрополита перед походом на Дон «творяще… велики милостыню по монастыремъ и по церквамъ, страннымъ и нищимъ». Также Киприановская редакция сообщает о «благословении» Киприаном московского князя на битву, а также о встрече митрополитом в Москве победоносного воинства «со кресты и со всемъ священнымъ соборомъ» и о совместном «веселии» победе московского князя и его «отца» митрополита [7]. Не без некоторой доли преувеличения С. К. Шамбинаго заключил, что в «Сказании» «великий князь изображается лишённым всякой инициативы»: «победа рисуется предопределённой» молитвами Киприана (а также русских святых — митрополита Петра и Сергия Радонежского), а «прославление личных качеств Дмитрия… стоит на втором плане» [8].

Как видим, Дмитрий предстает перед читателем как послушный «сын» митрополита, действует в неизменном «совете» с ним. По всей видимости, эти особенности были обусловлены стремлением составителя Никоновской летописи представить взаимоотношения носителей светской и духовной власти в духе византийской концепции «симфонии» властей [9]. В то же время, важно отметить, что в Никоновской летописи сохранены свойственные памятникам Куликовского цикла подробные описания битвы и мужества князя в ней.

В последующих памятниках тенденция к «оцерковлению» образа Дмитрия была усилена. В немалой степени это было связано с началом прославления этого князя. Так, ко времени, близкому к написанию Киприановской редакции «Сказания», относится первое чудо, имевшее место у гроба князя. К 1524/1525 году относится рассказ о свече, возгоревшейся небесным огнём у гроба Дмитрия в Архангельском соборе Московского Кремля. Как указал Б. Н. Флоря [10], рассказ об этом чуде в кратком виде представлен в сборниках, содержащих разрядные записи за 1475-1605 годы. В них сообщается о том, что «лета 7033-го загорелась о себе свеща в Орхангиле в церкви над гробом великого князя Дмитрея Ивановича Донскаго и гореша шесть дней, а угасла о себе же» [11]; описание данного чуда также читается и в сборниках, содержащих разрядные записи за 1478-1603 годы [12]. Судя по всему, рассказ о чуде был записан со слов очевидцев. К началу XVI века относится и первое известное иконографическое изображение Дмитрия — икона 1503 года «Преподобный Димитрий Прилуцкий с житием» письма известного иконописца Дионисия (Дмитрий изображён на одном из клейм) [13].

Примечателен образ куликовского победителя в Книге Степенной царского родословия, созданной по поручению митрополита Макария на рубеже 1550-1660-х годов. Составитель этого памятника — духовник Ивана IV благовещенский протопоп Андрей (впоследствии — митрополит Афанасий) — повествованию о Дмитрии Донском посвятил 12-ю степень, создав объёмное жизнеописание.

В Степенной книге образ мужественного воителя, каким представляют читателю Дмитрия Донского памятники Куликовского цикла (прежде всего летописная повесть и «Задонщина», акцентирующие внимание читателя на храбрости князя в бою) [14], начинает приобретать всё более «мирные» черты. Важно отметить, что, как показал Шамбинаго, в основу рассказа Степенной книги об этом московском князе были положены не памятники Куликовского цикла, а единственное произведение, специально прославляющее его христианские добродетели, — «Слово о житии и преставлении Димитрия Ивановича царя русского» (первая половина XV века) [15]. Как отметила В. П. Адрианова-Перетц, при включении в Степенную книгу текст «Слова о житии» в 12-й степени был сокращён в Похвале, но расширен риторическими добавлениями и вставками из летописной повести [16]: так, в Степенной книге значительно расширены молитвы Дмитрия о даровании победы русскому воинству [17].

Следуя общей тенденции в изображении русских князей, составитель Степенной книги обращает внимание на место Дмитрия в ряду потомков Владимира: «Сии Богомъ препрославленыи и достохвалныи великии князь Димитрии, иже родися отъ благородну и отъ пречестную родителю великаго князя Ивана Ивановичя и отъ матери великиа княгини Александры, внукъ же бысть великаго князя Ивана Даниловичя, събрателя Рускои земли, правнукъ великого князя Данила Александровичя Московьскаго, праправнукъ великаго князя и чудотворьца Александра Ярославичя Невьскаго, от корени святаго и Богомъ насажденнаго саду отрасль благоплодна и цвет прекрасныи царя Владимера.» [18]

В соответствии со «Словом о житии» составитель Степенной книги особое внимание читателя обращает на христианских добродетелях князя. Так, он о [19]. Как видим, отдавая должное мужеству Дмитрия Ивановича, книжник подчёркивает его подобие святым — преподобным и мученикам за веру.

В 13-ю главу 12-й степени помещён и упомянутый выше рассказ о свече, чудесно загоревшейся у гроба Дмитрия, который, однако, в Степенной книге читается несколько по-иному: «Свеща небеснымъ огнемъ сама о себе возгореся, и необычьнымъ светом оба полы светяше, и на многи дни горяше, воску же не умаляшеся» (по-видимому, речь может идти о двух устных рассказах, по-разному отразившихся в письменных памятниках [20]). Составитель Степенной книги делает исключительно важное дополнение: «Есть же та свеща и доныне въ церкви тои, от нея же мнози с верою приимаху воску оного и отъ различьныхъ болезнеи здравие приимаху» [21]. Таким образом, в тексте Степенной книги Дмитрий Иванович выступает не только как персонаж, у гроба которого произошло чудо, но и как чудотворец, обладающий даром исцеления [22]. Как известно, дар чудотворений (преимущественно исцелений) в Русской православной церкви являлся основным (наряду с нетлением мощей) признаком святости [23].

О стремлении составителя Степенной книги уподобить Дмитрия Донского святым свидетельствует композиция 12-й степени. Её текст книжник создавал, следуя алгоритму, в соответствии с которым в XVI веке составлялись жизнеописания святых: основной текст включает в себя созданное путём сочетания «Слова о житии» и летописного материала жизнеописание (Житие), затем следуют Похвала, выполненная на основе «Слова о житии», и Чудеса (в данном случае — Чудо о свече)[24].

Составитель Степенной книги обращает внимание читателя на доверительные отношения князя едва ли не со всеми известными современными ему деятелями Русской церкви. Так, в 5-й главе 12-й степени книжник, очевидно знакомый с Житиями соответствующих персонажей, содержащими лишь косвенные указания на их «совет» с московским князем [25], о [26]

Нарастание «мирных» черт в облике Дмитрия Донского в Степенной книге может быть сопоставлено с представленными в ней иными портретами русских государей. Повествуя о них, писатель особое внимание уделил их христианским добродетелям, прежде всего благочестию, которые выгодно отличали их от прочих деятелей мировой истории, например, от нередко впадавших в ереси римских и византийских императоров [27]. Для составителя важно было подчеркнуть, что русские князья — предки первого русского царя — «многообразными подвиги, яко златыми степеньми на небо восходную лествицу непоколеблемо въдрузишя, по неи же невъзбраненъ к Богу восходъ утвердишя себе же и сущимъ по нихъ» [28].

Некоторые исследователи полагают, что помещённые в этом памятнике биографии готовили почву для канонизации предков первого русского царя, в том числе и Дмитрия Ивановича [29]. Сам составитель Степенной книги, чётко разграничивая причтённых к лику святых русских князей от ещё не канонизированных, вместе с тем выразил надежду на то, что последние «аще и непразднуеми тръжествено и не явлени суть, но обаче святи суть [выделено нами. — А. У.], иже таковыя своя угодники единому Богу хотящю прославити сугубо, аще не зде, то въ будущии векъ»[30].

Зримым выражением стремления придать облику куликовского победителя в XVI веке черты святого явились памятники изобразительного искусства этой поры. На них иконописцами, вероятно, испытывавшими влияние памятников византийской иконографии, представляющими портреты императоров с нимбами. Нередко Дмитрий Иванович также изображался с нимбом (например, в росписях Благовещенского (около 1547-1551) и Архангельского (около 1564-1565) соборов, а также Золотой палаты в Кремле (1561). Есть предположение, что он был изображён и на иконе середины XVI века «Благословенное воинство царя небесного») [31].

ПРАВИТЕЛЬ-ГЕРОЙ

При этом образ храброго воителя в литературных произведениях далеко не полностью вытесняется обликом мученика за веру, заслуживающего канонизации. В ряде сочинений, происхождение которых не было связано с кругом митрополита Макария, в котором создавалась Степенная книга, в образе победителя на Куликовом поле продолжают доминировать военные черты. Этим, очевидно, и обусловлено закрепление в памятниках XVI века прозвища московского князя — «Донской», которое вполне однозначно указывало на главное, с точки зрения книжников, деяние этого государя. Это в немалой степени было связано с тенденцией к «милитаризации» русской культуры этой поры (усилением военной тематики в произведениях письменности и искусства прежде всего в связи с казанскими походами), степень которой, однако, остаётся спорной [32]. Особое внимание писатели этой поры уделили сопоставлению покорителя Казани Ивана IV и победителя татар на Куликовом поле.

В своей «Большой челобитной» (середина XVI века), адресованной Ивану Грозному, Иван Пересветов, вероятно, знакомый с памятниками Куликовского цикла, обратил внимание на своего легендарного предка — Пересвета. Указание на последнего, который «на Донском побоищи при великом князе Дмитрие Ивановиче за веру християнскую и за святыя церкви и за честь государеву пострадал и голову свою положил» [33], косвенно указывает на то, что образы Куликовской битвы и её главного героя были популярны не только при дворе, но и в среде мелких служилых людей («воинников»), к числу которых принадлежал автор «Большой челобитной».

Составитель Летописца начала царства, написанного вскоре после взятия Казани, — один из главных организаторов казанских походов Алексей Адашев — в рассказе о походе на Казань Ивана IV специально обратил внимание на то, что «приходить государь въ церковь Успения пречистые и припадаетъ ко образу пречистые, иже на Дону была с преславным великим княземъ Дмитрием Ивановичем и молит со слезами на мног часъ…» [34]. Таким образом, первого русского царя и его предка связывал образ Богородицы, молитвы которой обеспечили им обоим победу над татарами. Важно отметить, что подчёркивание значения Донской иконы Богородицы в памятниках письменности хронологически совпадает с возрастанием её почитания, усилившегося именно в XVI веке [35]. Объединяла этих московских государей и другая святыня: согласно Летописцу, «какъ государь вышел на лугъ противъ города, и велел государь хоругви розвертети, сиречь знамя на них образ господа нашего Исуса Христа нерукотворенныи, наверху водруженъ животворящии крестъ, иже бе у прародителя его, государя нашего достохвальнаго великого князя Дмитрея на Дону» [36].

В переданной Летописцем начала царства речи к Ивану IV, вернувшемуся из победоносного казанского похода, митрополит Макарий поместил первого русского царя в ряд правителей, одержавших победы над врагами с помощью небесных сил. Как отметил первосвятитель, «восия на тобе благодать его [Божья. — А. У.], якоже на прежних благочестивых царех, творящих волю господню, иже благочестивому и равноапостальному Констянтину царю крестомъ победу на враги дарова и прочиимъ благочестивымъ царемъ, также и прародителю твоему великому князю Владимеру, просветившему Рускую землю святым крещениемъ, и многих иноплеменных победить, достохвальному же великому князю Дмитрею на Дону варвары победить, и святому Александру Невскому Латыш победить» [37]. Как видим, ещё непричтённый к лику святых Дмитрий Донской за одержанную им победу на Куликовом поле помещён в один ряд со святыми (в двух первых случаях равноапостольными!) — Константином Великим, Владимиром и Александром Невским.

Значительное внимание фигуре Дмитрия Донского уделяется в Казанской истории (1560-е годы). В центр этого памятника помещён рассказ о борьбе русских князей с Казанским ханством. Уделяя особое внимание победителю Казани — первому русскому царю — неизвестный автор памятника, вероятно мелкий служилый человек, в уста Грозного вложил пространную речь воинству. В ней среди прочего государь, призывая русских воинов «крепко ополчиться против безбожных варваръ, поганых казанцев», апеллировал к успешному опыту борьбы с Ордой своего прародителя: «…яко же иногда бысть Богомъ данная победа прародителю нашему, великому князю Дмитрею Ивановичю, за Доном безбожнаго Мамая одоле; да колика слава и память и доныне тамо венчавшимся кровию за истинную веру христьянскую». За победу над Казанью автор Казанской истории уподобляет Ивана IV Александру Македонскому, римскому императору Августу, киевским князьям Владимиру Святославичу и его сыну Ярославу, а также «показавшему великую победу и одоление надъ поганымъ Мамаемъ за Дономъ великому князю Дмитрею Ивановичю» [38]: как видим, в Казанской истории сравнительный ряд несколько шире, чем в речи митрополита Макария.

Автор Казанской истории отмечает, что, одержав победу над Казанью, Иван IV получил известие о рождении сына Дмитрия, которого «дарова ему» Бог «в прародителя его место, великого князя Дмитрея Ивановича» [39]. Как нетрудно заметить, книжник намекал на неслучайность наречения долгожданного наследника престола.

Сам Грозный также поминал Дмитрия Ивановича в числе своих славных «прародителей». Так, в Первом послании Курбскому (1564) царь, перечисляя своих предков, отметил, что главными заслугами Дмитрия (как и Александра Невского) были победы над врагами Руси. Монарх прямо указал на то, что «хвалам достоин великий государь Дмитрей» именно «за Доном над безбожными агарянами великую победу». Аналогичная оценка Донского Грозным представлена и в его Послании А. И. Полубенскому (15 7 7) [40].

На интерес первого царя к фигуре победителя на Куликовом поле указывает и материал созданного по его инициативе и при его личном участии Лицевого свода (1570-е годы). Так, в Остермановский том этой компиляции была полностью включена Киприановская редакция «Сказания о Мамаевом побоище», текст которой был проиллюстрирован 191 миниатюрой [41]. Хотя целый ряд миниатюр и изображает «моление» московского князя у гроба митрополита Петра, его беседы с Киприаном и Сергием Радонежским, основная их часть посвящена представлению читателю Лицевого свода Дмитрия-воина [42].

* * * Подводя итоги, можно зафиксировать две основные тенденции в изображении Дмитрия Донского в памятниках книжности XVI века.

Первая проявилась в сочинениях, созданных при митрополичьей кафедре, — Киприановской редакции «Сказания о Мамаевом побоище» и Степенной книге, а также в ряде памятников изобразительного искусства. Для этих произведений характерно, во-первых, введение в жизнеописание московского князя иерархов Церкви, в «совете» с которыми он и действовал; во-вторых, агиографизация образа победителя татар — нарастание в облике князя черт, присущих идеальному христианскому государю, который благодаря своим добродетелям, главным образом морально-этического характера, заслуживает канонизации.

Вторая тенденция связана со стремлением подчеркнуть «светские» черты облика князя: его место в ряду потомков крестителя Руси князя Владимира, прежде всего его родство с первым русским царём, и одержанные им победы над врагами. Данная тенденция представлена в памятниках, написанных преимущественно светскими лицами, — Летописце начала царства, Казанской истории, сочинениях Ивана Пересветова и Ивана Грозного.

Таким образом, в памятниках литературы XVI столетия Дмитрий Донской выступает в виде двуликого Януса: с одной стороны, это правитель-герой, пример которого заслуживает подражания, с другой — государь, воплотивший в себе добродетели морально-этического характера, одна из «златых степеней» лестницы, неуклонно ведущей правящую династию и Русскую землю к Богу.

Андрей УСАЧЁВ, кандидат исторических наук

Примечания 1. См.: Хорошкевич А. Л. Русь и Крым: От союза к противостоянию. Конец XV — начало XVI в. М. 2001. 2. Согласно гипотезе Б. М. Клосса, оно было составлено бывшим коломенским епископом Митрофаном в 1521 г. См.: Клосс Б. М. Избранные труды. Т. 2. М. 2001. С. 333-346. 3. Об уникальных известиях «Сказания» см.: Шамбинаго С. К. Повести о Мамаевом побоище. СПб. 1906. (СОРЯС. Т. LXXXI, № 7.) С. 143-151; Петров А. Е. «Сказание о Мамаевом побоище» как исторический источник: автореф. дис. … канд. ист. наук. М. 1998. С. 15-16. 4. Подробнее об этом см.: Петров А. Е. Указ. соч. С. 16-17. 5. Например, см.: Хорошкевич А. Л. Куликовская битва и становление национального самосознания русских, украинцев и белорусов//Дмитрий Донской и эпоха возрождения Руси. События, памятники, традиции: труды юбилейной научной конференции «Дмитрий Донской — государственный деятель, полководец, святой» (Тула — Куликово поле, 12-14 октября 2000 г.). Тула. 2001. С. 72. 6. Об этой редакции см.: Шамбинаго С. К. Указ. соч. С. 135-185; Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI-XVII вв. М. 1980. С. 127-128; Дмитриев Л. А. Сказание о Мамаевом побоище//СККДР. Вып. 2. Ч. 2. Л. 1989. С. 374. 7. ПСРЛ. Т. 11. М. 2000. С. 51, 53, 67-68. 8. Шамбинаго С. К. Указ. соч. С. 185. 9. Например, см.: Клосс Б. М. Никоновский свод…С. 96-97. 10. З[еленина] Я. Э., Квливидзе Н. В., Флоря Б. Н. Димитрий Иоаннович Донской//Православная энциклопедия. Т. 15. М. 2007. С. 128 (автор раздела — Б. Н. Флоря). 11. Разрядная книга 1475-1605. Т. 1. Ч. 2. М. 1977. С. 191. 12. Анхимюк Ю. В. Разрядная книга 1478-1603 г.// Румянцевские чтения: материалы международной конференции (5-7 апреля 2005 г.). М. 2005. С. 11, 13. 13. Квливидзе Н. В. Иконография святого благоверного князя Димитрия Донского//Московский патерик: древнейшие святые Московской земли. М. 2003. С. 265. 14. См.: Памятники Куликовского цикла. СПб. 1998. С. 39, 78, 182, 244. 15. Шамбинаго С. К. Указ. соч. С. 352-358. 16. Адрианова-Перетц В. П. Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя Русьскаго//ТОДРЛ. Т. 5. М.; Л. 1947. С. 74. 17. См.: Шамбинаго С. К. Указ. соч С. 354-355. 18. Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. Т. 2. М. 2008. С. 47. 19. Там же. С. 48. 20. Об этом см.: Усачёв А. С. Степенная книга и древнерусская книжность времени митрополита Макария. М.; СПб. 2009. С. 326-328. 21. Степенная книга. Т. 2. С. 63. 22. Подробнее см.: Lenhoff G. Unofficial Veneration of the Danilovichi in Muscovite Rusy/Московская Русь (1359-1584): культура и историческое самосознание. М. 1997. С. 408-409. 23. Голубинский Е. Е. История канонизации святых в русской церкви. М. 1998. С. 40-41. 24. Подробнее об особенностях композиции княжеских жизнеописаний в Степенной книге см.: Усачёв А. С. Методы работы древнерусского книжника и проблема авторства Степенной книги//Диалог со временем: Альманах интеллектуальной истории. М. 2008. Вып. 25. Ч. 1. С. 301-320; Он же. Степенная книга. С. 375-393. 25. Возможно, книжник опирался и на изобразительные источники: так, как уже было отмечено выше, на одном из клейм иконы Димитрия Прилуцкого (1503) этот святой и московский князь были изображены вместе. 26. Степенная книга. Т. 2. С. 50. 27. Усачёв А. С. Степенная книга. С. 649-655. 28. Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. Т. 1. М. 2007. С. 147. 29. Например, см.: Lenhoff G. Op. cit. С. 391-416. 30. Степенная книга. Т. 1. С. 334. 31. Подробнее см.: Kampfer F. Das russische Herrscherbild von den Anfangen bis zu Peter dem Grossen. Studien zur Entwicklung politischer Ikonographie im byzantinischen Kulturkreis. Recklighausen. 1978. S. 160, 179; Квливидзе Н. В. Указ. соч. С. 265-273; З[еленина] Я. Э., Квливидзе Н. В., Флоря Б. Н. Указ. соч. С. 129-130 (авторы раздела — Я. Э. Зеленина и Н. В. Квливидзе). 32. Например, см.: Rowland D. Biblical Military Imagery in the Political Culture of Early Modern Russia: The Blessed Host and Heavenly Tsar // Medieval Russian Culture. Vol. 2. Berkeley; Los Angeles; London. 1994. Р. 182-199; Мусин А. Е. Milites Christi Древней Руси. Воинская культура Средневековья в контексте религиозного менталитета. СПб. 2005. С. 316-317. Ср.: Усачёв А. С. Степенная книга. С. 638-649. 33. Сочинения И. Пересветова. М.; Л. 1956. С. 171, 200. 34. ПСРЛ. Т. 29. М. 2009. С. 85. 35. Щенникова Л. А. Донская икона Божьей Матери// Православная энциклопедия. Т. 15. М. 2007. С. 665. 36. ПСРЛ. Т. 29. С. 95. 37. Там же. С. 114. 38. Там же. Т. 19. М. 2000. Стлб. 449, 463. 39. Там же. Стлб. 474. 40. Послания Ивана Грозного. М. 1951. С. 9, 202. 41. Подробнее см.: Квливидзе Н. В. Указ. соч.. С. 268-270; Морозов В. В. Лицевой свод в контексте отечественного летописания XVI века. М. 2005. С. 149-150. 42. Квливидзе Н. В. Указ. соч. С. 269.

Источник: «Родина» № 1, 2012 год

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: