Добро пожаловать в Храм Иоанна Воина


Многих святых и мучеников чтят в православном мире, многим молятся в различных жизненных обстоятельствах, но есть один святой, который с крестом, копьем и щитом стоит на страже всех несчастных и обездоленных и бережно хранит покой отчизны. Это особенно почитаемый славянами Иоанн Воин, покровитель воинов, защитник обиженных и скорбящих. Немало церквей стоит в его честь на славянской земле, а вот в Москве только лишь один храм освящен во его славу. Добро пожаловать в Иоанновский храм на Якиманке!

Расписание богослужений в храме Иоанна Воина на Якиманке

Традиционно в храме мученика Иоанна Воина на Якиманке придерживаются установленного порядка богослужений.

Ежедневно08:00
17:00
— Утренняя служба, Божественная Литургия;
— Вечерняя, Утренняя службы
Воскресенья и великие праздники07:00
10:00
— Ранняя Божественная Литургия;
— Божественная Поздняя Литургия

В канун воскресений и великих праздников, как правило, совершается Всенощное Бдение (начало службы в 17:00).

С начала июня до конца августа действует летнее расписание богослужений.

Понедельник,
Вторник,

Среда

08:00— Утренняя служба, Божественная Литургия
Четверг,
Пятница,

Суббота

08:00
17:00
— Утренняя служба, Божественная Литургия;
— Вечерняя, Утренняя службы
Воскресенье09:00
17:00
— Божественная Литургия
— Вечерняя, Утренняя службы
Великие праздники07:00
10:00
— Ранняя Божественная Литургия;
— Поздняя Божественная Литургия

Накануне великих праздников, как правило, совершается Всенощное Бдение (начало службы в 17:00).

История, достопримечательности и святыни храма

  • В XVII веке современная Якиманка была заселена в основном стрельцами и мастеровыми-лучниками (не зря же эта местность так и называлась – Малые Лучники). Именно эти люди ввиду особенностей своей профессии избрали себе в покровители Иоанна Воина, издревле считавшегося на Руси помощником и хранителем представителей военного ремесла.
  • Первая деревянная и очень быстро обветшавшая Иоанновская церковь стояла чересчур близко к Москве-реке, так что во время половодья прихожане вынуждены были подплывать к ней на лодках. Эта картина, попавшаяся на глаза Петру I аккурат после победной битвы под Полтавой, не на шутку возмутила государя: дескать, так-то мы почитаем покровителя воинов, да еще в разгар русско-шведской кампании. По государеву велению и благодаря его же финансовой поддержке началось строительство нового каменного храма на близлежащем возвышении.

    Храм Иоанна Воина на Якиманке и его история

  • Праздничный и нарядный, Иоанновский храм гармонично сочетает черты московского и украинского барокко. Его многоцветный декор радует взгляд, утомленный будничной серостью современного мегаполиса: крыша выстлана ярко-зелеными листами, красные стены контрастируют со стройнящими храм белыми колоннами, подчеркивающими сходство его формы с ротондой, черепица у основания куполов выложена желто-зеленым мозаичным орнаментом.

    Храм Иоанна Воина на Якиманке и его величественный вид

  • Внутреннее убранство храма может достойно посоперничать с его внешним обликом. Все иконы храма облачены в роскошные золотые оклады, центральный купол щедро украшен фресками и белоснежной лепниной. Резной позолоченный иконостас не всегда принадлежал храму Иоанна Воина: первоначально он был создан для Трехсвятской церкви у Красных Ворот. Но этот храм сравняли с землей в неспокойные 1930-е, а иконостас обрел вторую жизнь в Иоанновской церкви.

    Храм Иоанна Воина на Якиманке и его внутреннее убранство

  • Рядом с пышностью храма его колокольня выглядит несколько сдержанно и даже суховато – но кто сказал, что это плохо, и не является ли гармония сочетанием разного? Зато уж ограда полностью соответствует пышности и великолепию Иоанновской церкви: изящные кованные ветви с листочками переплетаются в прихотливые узоры.

    Храм Иоанна Воина на Якиманке и его колокольня

  • Среди святынь храма немало почитаемых реликвий из московских храмов, не переживших период иконоборчества. Многих из этих храмов уже нет в помине, а их святыни живут в стенах Иоанновской церкви. Среди самых почитаемых реликвий – икона Богородицы, названная «Владимирской», икона Иоакима и Анны, икона великомученицы Варвары, икона Иоанна Воина, образ Спаса Смоленского и мощи более 150 святых угодников.

    Храм Иоанна Воина на Якиманке имеет много икон и святынь

Что посмотреть

Храм Иоанна Воина на Якиманке в обязательном порядке обращает на себя внимание любого прохожего — настолько необычен его щедро приправленный барочными элементами, но всё же отчётливо русский облик. Фасад храма — пёстрое многоцветье: зелёная листовая крыша, красные стены, белые колонны и красно-жёлто-зелёная мозаика черепицы, покрывающей основание купола.

В храме три придела — южный, северный и приставной. Южный освящён во имя мучеников Гурия, Самона и Авива — здесь можно помолиться перед их иконой; северный — во имя святого Димитрия Ростовского. В приставном приделе находится почитаемая икона великомученицы Варвары и часть её перста с перстнем. А в главном пространстве храма центральное место занимает икона мученика Иоанна Воина с житием.

Внутреннее убранство храма также сочетает русские и барочные традиции: иконостас и отдельные иконы богато украшены золотыми окладами, ко многим подношены дары исцелившихся верующих. Центральный купол — гармония пастельных голубых и бежевых тонов с фресками-медальонами и сдержанной белоснежной лепниной.

Среди других почитаемых икон храма — икона Серафима Саровского с частицей мощей и иконы Иоакима и Анны.

Фото храма

Иоанновский храм наряден в любое время года.

Храма Иоанна Воина на Якиманке в осеннюю пору

Храм Иоанна Воина на Якиманке зимой выглядит как сказка

Храм Иоанна Воина на Якиманке отлично выглядит с нарисованными часами

Храм Иоанна Воина на Якиманке отлично выглядит в ночное время

История

Низменности между современной улицей Большой Якиманкой и Москвой-рекой регулярно затопляло весной, там проживали стрельцы, поляки и обычные крестьяне[1].

В 1709 году Петр I, изучив ущерб, нанесённый в результате наводнения, заметил разрушения церкви Святого Иоанна, находившейся тогда ближе к реке, и повелел соорудить новый храм в более безопасном месте — в память о Полтавской битве; согласно преданию, новый храм возвели по чертежу самого царя[2].

В 1711 году была завершена строительством трапезная с южным приделом; освящение всего храма совершено 12 июня 1717 года экзархом митрополитом Рязанским Стефаном Яворским. В 1759 году сооружён южный придел.

Кованая узорная ограда на кирпичном фундаменте была возведена в 1754—1758 годах (восточная её сторона в 1984 году была значительно придвинута ближе к храму вследствие расширения улицы; ограда с южной стороны возникла ещё позже, после сноса стоявшего там дома).

В 1785—1796 годах в храме служил иерей Матвей Десницкий − будущий митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Михаил. Уже в молодые годы он получил известность как проповедник.

В 1779—1791 годах церковь была украшена Гавриилом Доможировым (фрески) и Василием Баженовым (иконостас); эти произведения были утеряны в 1860-х годах. В 1928 году церковь была оборудована иконостасом из разрушенной церкви Трёх Святителей у Красных ворот[3].

С 1906 до своей гибели в мае 1922 года настоятелем храма был протоиерей Христофор Надеждин. При нём в 1912 году храм отметил своё 200-летие − литургию по случаю юбилея и храмового праздника 30 июля совершил митрополит Московский и Коломенский Владимир. В 1922 году протоиерей Христофор был обвинён в «противодействии изъятию церковных ценностей» и расстрелян в числе некоторых иных лиц московского духовенства по приговору Московского революционного трибунала[4]. (Прославлен в лике Собора новомучеников и исповедников Российских в 2000 году).

Храм никогда не закрывался для богослужения и не был в обновленчестве.

В 1930-е годы некоторые святыни из закрытых или уничтоженных соседних церквей были помещены здесь; одним из них был закрытый храм Марона Пустынника в Старых Панех, настоятель которого Александр Воскресенский в 1930 году стал настоятелем храма Иоанна Воина († 1950)[5].

По воспоминаниям Никиты Кривошеина[6]:

Осенью 1952 г. я оказался в Москве студентом, и благодаря покойной Нине Константиновне Бруни (дочери Константина Бальмонта) нашёл дорогу в храм Иоанна Воина на Якиманке. Там были службы и пение — как в парижское отрочество. Там — не помню как вышло — я изумлённо слушал богохульственную панихиду «Со святыми упокой… Господи, душу раба твоего Иосифа…» Месяц спустя, в Великую пятницу утром, сообщили о прекращении дела врачей-отравителей. Прихожанин этого храма Иван Бруни с уверенностью сказал: «Наши скоро вернутся!» (из Воркуты и Тайшета). В этой церкви я свыкся с «коллективными исповедями» (так легко отвечать «грешен» на все вопросы батюшки), привык к совмещениям в одном пространстве и времени главных событий жизни: у алтаря шли венчания, в приделах конвейерные крещения и одновременно — серийные отпевания… Освоить надо было и отгороженность, почти недоступность священников. Мучительнее всего — не боюсь слова — было сохранить в себе неосознанную надежду и слушать, как настоятель совсем нередко читал Патриаршие послания насчёт Кореи, потом Вьетнама, Мира во всём мире и империализма…

Видео — Храм Иоанна воина на Якиманке

Смотрите о храме Иоанна воина на Якиманке в этом видео. Приятного просмотра!

https://youtu.be/sLbO7FIP80E

Кажется, над храмом на Якиманке во все время его существования веяло божие благословение. Августейшие покровители были благосклонны к храму, при пожаре 1812 года он чудесным образом спасся от уничтожения, даже во время страшных времен иконоборчества не только умудрился уцелеть, но и дал приют многим и многим святыням. Уже только за это нарядный Иоанновский храм достоин того, чтоб вы посетили его!

История[править | править код]

Низменности между современной улицей Большой Якиманкой и Москвой-рекой регулярно затопляло весной, там проживали стрельцы, поляки и обычные крестьяне[1].

В 1709 году Петр I, изучив ущерб, нанесённый в результате наводнения, заметил разрушения церкви Святого Иоанна, находившейся тогда ближе к реке, и повелел соорудить новый храм в более безопасном месте — в память о Полтавской битве; согласно преданию, новый храм возвели по чертежу самого царя[2].

Фотография из альбома Николая Найдёнова , 1882 год

В 1711 году была завершена строительством трапезная с южным приделом; освящение всего храма совершено 12 июня 1717 года экзархом митрополитом Рязанским Стефаном Яворским. В 1759 году сооружён южный придел.

Кованая узорная ограда на кирпичном фундаменте была возведена в 1754—1758 годах (восточная её сторона в 1984 году была значительно придвинута ближе к храму вследствие расширения улицы; ограда с южной стороны возникла ещё позже, после сноса стоявшего там дома).

В 1785—1796 годах в храме служил иерей Матвей Десницкий − будущий митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Михаил. Уже в молодые годы он получил известность как проповедник.

В 1779—1791 годах церковь была украшена Гавриилом Доможировым (фрески) и Василием Баженовым (иконостас); эти произведения были утрачены в 1860-х годах. В 1928 году церковь была оборудована иконостасом из разрушенной церкви Трёх Святителей у Красных ворот[3].

С 1906 до своей гибели в мае 1922 года настоятелем храма был протоиерей Христофор Надеждин. При нём в 1912 году храм отметил своё 200-летие − литургию по случаю юбилея и храмового праздника 30 июля совершил митрополит Московский и Коломенский Владимир. В 1922 году протоиерей Христофор был обвинён в «противодействии изъятию церковных ценностей» и расстрелян в числе некоторых иных лиц московского духовенства по приговору Московского революционного трибунала[4]. (Прославлен в лике Собора новомучеников и исповедников Российских в 2000 году).

Храм никогда не закрывался для богослужения и не был в обновленчестве.

В 1930-е годы некоторые святыни из закрытых или уничтоженных соседних церквей были помещены здесь; одним из них был закрытый храм Марона Пустынника в Старых Панех, настоятель которого Александр Воскресенский в 1930 году стал настоятелем храма Иоанна Воина († 1950)[5].

По воспоминаниям Никиты Кривошеина:

Осенью 1952 г. я оказался в Москве студентом, и благодаря покойной Нине Константиновне Бруни (дочери Константина Бальмонта) нашёл дорогу в храм Иоанна Воина на Якиманке. Там были службы и пение — как в парижское отрочество. Там — не помню как вышло — я изумлённо слушал богохульственную панихиду «Со святыми упокой… Господи, душу раба твоего Иосифа…» Месяц спустя, в Великую пятницу утром, сообщили о прекращении дела врачей-отравителей. Прихожанин этого храма Иван Бруни с уверенностью сказал: «Наши скоро вернутся!» (из Воркуты и Тайшета). В этой церкви я свыкся с «коллективными исповедями» (так легко отвечать «грешен» на все вопросы батюшки), привык к совмещениям в одном пространстве и времени главных событий жизни: у алтаря шли венчания, в приделах конвейерные крещения и одновременно — серийные отпевания… Освоить надо было и отгороженность, почти недоступность священников. Мучительнее всего — не боюсь слова — было сохранить в себе неосознанную надежду и слушать, как настоятель совсем нередко читал Патриаршие послания насчёт Кореи, потом Вьетнама, Мира во всём мире и империализма…[6]

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: