Правдивейший сказ о том, как татары на Москву ходили

1Отъезд из Москвы

В декабре 1564 года царь Иван Грозный покинул Москву. Этому предшествовали раздоры с политической элитой — с боярами, советниками, с духовенством. Некоторые бояре, включая Андрея Курбского, бежали в Литву. При этом многих из тех, кто остался, Грозный подозревал в измене.
К величайшему неудовольствию церковных властей, Иван IV велел забрать и свезти в Кремль самые почитаемые иконы и прочую «святость». В воскресенье, 3 декабря, Грозный присутствовал на богослужении в кремлевском Успенском соборе. После окончания службы он простился с митрополитом, членами Боярской думы, дьяками, дворянами и столичными гостями. На площади перед Кремлем уже стояли сотни нагруженных повозок. Уже раньше носились слухи, что Иван Грозный куда-то намерен ехать; но эти сборы ясно показывали, что он думает не о временной поездке, а перебирается со всем своим имуществом, куда же именно и надолго ли — этого никто не знал.

Царь сел в сани с царицей (второй супругой своей, Марией Темрюковной), с детьми и несколькими своими новыми любимцами и уехал из Москвы. Грозный увез с собой не только всю московскую «святость», но и всю государственную казну. Войско, сопровождавшее государя, было полностью вооружено и готово к военным действиям. «Ближние люди», сопровождавшие Грозного, получили приказ забрать с собой семьи. Оставшиеся в Москве бояре и духовенство находились в полном неведении о замыслах царя.

Москва Ивана Грозного (стр. 1 из 5)

Сергей Юрьевич Шокарев

Малолетство великого князя.

Династическая ситуация, сложившаяся после смерти в 1533 году великого князя Василия III Ивановича была сложной. Наследником был официально объявлен трехлетний сын великого князя – Иван IV Васильевич. Василий III рассчитывал, что бремя правления государством падет на бояр, которых на смертном одре увещевал верно служить его сыну. Однако, ситуация сложилась по-иному. Неожиданную твердость и стремление к власти проявила вдова великого князя – Елена Васильевна Глинская. Она приняла правление в свои руки и начала с того, что отправила в заточение младшего брата Василия III дмитровского князя Юрия Ивановича. Несомненно, память о Феодальной войне была еще жива в умах московских государственных людей. При Елене Глинской пытался выдвинуться на первое место ее дядя князь Михаил Львович Глинский, но племянница не нуждалась в его советах. Возник конфликт, и Глинский также отправился в тюрьму, где вскоре умер. Ближайшим советником молодой великой княгини стал другой боярин – князь Иван Федорович Телепнев-Овчина-Оболенский, которого, как говорили, связывали с Еленой Глинской романтические отношения.

В 1537 г. другой брат Василия III Андрей Старицкий, опасаясь участи Юрия Дмитровского, попытался поднять мятеж против Елены Глинской. Мятеж был быстро ликвидирован и старицкий князь, также как и Юрий Дмитровский окончил свои дни в тюрьме. А вскоре, 3 апреля 1538 г. неожиданно скончалась великая княгиня Елена Глинская. Скоропостижная смерть молодой женщины вызвала слухи об ее отравлении. До недавнего времени, историки не придавали значения этой версии, однако, результаты исследования останков Елены Глинской, выполненного по научно-исследовательской программе музеев Московского Кремля, дают основания утверждать, что эти предположения не так уж беспочвенны. Впрочем, до окончательных результатов исследования, ничего нельзя утверждать.

Восьмилетний великий князь остался круглым сиротой. Впоследствии, он с горечью вспоминал об этом времени. Бояре, по воспоминаниям Ивана Грозного, оказывая ему внешний почет и уважение, на деле не заботились о нем и его брате. Младший брат Ивана – глухонемой Юрий – не мог быть ему хорошим товарищем. Мальчик чувствовал себя заброшенным. Свою обиду и злость он начал вымещать на бессловесных тварях. По словам бывшего друга, а затем апологета царя князя Андрея Курбского, юный Иван IV сбрасывал с крыш высоких теремов кошек и собак. Когда же он подрос, то начал «человеков ураняти». С компанией сверстников юный великий князь скакал по площадям и рынкам на конях и начинал «всенародных человеков, мужей и жен, бити, скачюще и бегающе всюду неблагочинне». Бояре одобряли жестокие забавы маленького государя, говоря: «О храбр будет сей царь и мужествен!».

Сами бояре были заняты борьбой за власть. Неоднократно она выплескивалась в виде сцен насилия, происходивших на глазах великого князя-мальчика. Иван был умен и сметлив, насилие глубоко впиталось в его сознание еще с детского возраста. В тринадцать лет он вынес свой первый смертный приговор, приказав убить главу боярской партии Шуйский князя Андрея Михайловича Шуйского. С тех пор, как пишет летопись, «начали бояре боятися, от государя иметь страх и послушание». Великий князь вскоре оправдал их страхи – в сентябре 1545 г. он приказал вырезать язык Афанасию Бутурлину «за невежливое слово», а в 1546 г. во время похода на Коломну, положил опалу на бояр Воронцовых и князя Ивана Кубенского – они были казнены. Атмосфера страха, сложившаяся вокруг юного монарха, приучала его к вседозволенности, однако, вскоре Ивану IV пришлось испытать нелегкий урок.

Венчание на царство и московское восстание

Достигнув шестнадцати лет (возраст совершеннолетия) Иван IV собрал бояр и митрополита и объявил им, что желает жениться. Рассуждения юноши о семейной жизни показались боярам и митрополиту столь разумными, что они, по словам летописи от радости «чуть не заплакаху». Вместе с этим, великий князь объявил, что желает, прежде женитьбы, «поискати прародителей чинов», то есть принять царский титул.

Несомненно, реальная ситуация была сложнее, чем это изображает официальная московская летопись. Считается, что инициатива принятия царского титула принадлежала не самому Ивану IV, а митрополиту Макарию и родственникам государя боярам Глинским, стоявшим в то время у кормила власти. Значение принятия нового было огромным. Ссылка на «прародителей» государя восходила к легенде о Мономаховом венце, согласно которой византийский император Константин Мономах передал своему внуку великому князю киевскому Владимиру Мономаху царский венец – «шапку Мономаха» и права на царский титул. Надо сказать, что царем на Руси называли только императоров (Византии и Священной Римской империи) или золотоордынских ханов. Принятие царского титула имела важнейшее внутри- и внешнеполитическое значение. Царь резко выделялся среди подвластных ему князей, потомков удельных Рюриковичей, поднимаясь на новую ступень иерархии, тогда как ранее был, формально, только первым среди равных. В переговорах с Казанским и Крымским ханами царь теперь выступал с равным им титулом, а в отношении Западной Европы приравнивался к императору, что было существенно выше королевского титула. Недаром, польский король долгие годы не признавал царского титула русского самодержца.

Сама коронация – венчание на царство – состоялась торжественно в январе 1547 г. Она была схожа с коронацией в 1498 г. Иваном III Дмитрия-внука, провозглашенного великим князем и соправителем, но церемониал был расширен и усложнен. Во время торжественной службы в Успенском соборе митрополит Макарий возложил на Ивана IV крест, венец и бармы, «присланные» Константином Мономахом внуку Владимиру. После окончания службы митрополит произнес прочувственную речь перед юным царем, призывая его крепить «суд и правду» и вести борьбу с внешними врагами страны.

Вскоре после царского венчания, в 2 февраля молодой царь женился на Анастасии Романовне, дочери окольничего Романа Юрьевича, потомка древнего старомосковского рода, служившего еще Ивану Калите.

Призывы митрополита крепить «суд и правду» были не пустыми словами. Годы боярского правления в малолетство Ивана IV ознаменовались торжеством произвола и лихоимства властителей разного рода во всех областях государства. В июне 1547 г. в Москву приехали жаловаться на наместника князя Ивана Турунтая-Пронского 70 псковичей. Царь пришел в гнев, узнав о цели их визита, и подверг псковичей жестоким издевательским пыткам – «бесчинствовал, обливаючи вином горячим, палил бороды и волосы да свечею зажигал, и повелел покласть их нагих на землю».

Общественное недовольство выплеснулось наружу после страшного пожара Москвы. Весна и лето того же, 1547 года, выдались на редкость жаркими. 12 апреля загорелся Китай-город, и на одном только Гостином дворе, сгорело 2000 дворов, и «много людей погоре». Новый пожар, 15 апреля, охватил Заяузье, районы Болвановки и Кожевников. Не успели погорельцы отстроить свои дома, как 21 июня начался новый пожар. Он охватил центр города, горели Кремль и Китай-город. Царь прятался от огня в подмосковном селе Воробьево (Воробьевы горы). Едва успел, спастись митрополит Макарий. Его спускали с кремлевской стены по веревки, и когда веревка оборвалась, митрополит упал и сильно расшибся. Сопровождавшие владыку лица погибли в огне. В пожаре сгорели и задохнулись несколько тысяч москвичей, большинство население города остались без крова.

Гнев москвичей обратился против бояр Глинских. По городу распространяли слухи, что бабушка царя княгиня Анна Глинская вырезала из мертвых сердца, клала их в воду «да тою водою, ездя по Москве кропила, и от того Москва выгорела». Глинских ненавидели московские посадские за их утеснения и грабежи. Возмущенная толпа бросилась ловить родичей царя. Боярин князь Юрий Васильевич Глинский, дядя государя, пытался спастись в Успенском соборе, но был схвачен и убит. Народ разграбил дворы Глинских и перебил не только их дворовых слуг, но дворян-пришельцев с Северской земли.

Покончив с князем Юрием Глинским, москвичи двинулись искать других Глинских и подступили к царскому дворцу в Воробьеве, предводительствовал толпой городской палач. Приход вооруженной толпы испугал царя. Позднее он вспоминал об этом событии: «вниде страх в душу мою и трепет в кости моя и смирися дух мой». Ивану IV удалось убедить москвичей, что он не прячет у себя Глинских и народ разошелся. Некоторое время спустя, царь приказал ловить и зачинщиков, но побоялся прибегнуть к широким репрессиям против участников восстания. В то же время, по велению царя москвичам раздавали деньги, успокаивая недовольство горожан. Память об этих грозных событиях Иван IV сохранил на всю жизнь.

Эпоха реформ

Народные волнения в Москве и других городах резко изменили расстановку сил в правительстве. Глинские попали в опалу и были отстранены от власти. Наибольшее доверие приобрела у молодого царя группа лиц, за которой закрепилось название, данное ей Андреем Курбским – Избранная рада. Приход к власти Избранной рады был непосредственно связан с событиями июньского восстания в Москве в 1547 г. Еще во время пожара протопоп Благовещенского собора Сильвестр обратился к царю с пламенной речью. В ней он обвинял молодого государя в «буйстве» и «детских неистовых играх», указывая, что за грехи государей Бог наказывает всю землю. Эта речь произвела впечатление на царя, он приблизил к себе Сильвестра и охотно слушал его советы. Под влиянием Сильвестра царь на Соборе в 1549 г., названном «Собором примирения» каялся и просил у бояр, дворян и черных людей прощения за те обиды, которые нанес им за время малолетства. Сильвестр был одним из наиболее просвещенных и мудрых деятелей своего времени. Ему принадлежит окончательная редакция «Домостроя» – важнейшего сочинения, определявшего как домашний уклад и быт, так и духовную жизнь средневековой русской семьи.

2Александровская слобода

Поездив в течение нескольких недель по окрестным монастырям, царь остановился в Александровской слободе, в 112 верстах от Москвы.

Тем временем народ ждал, чтобы Иван объяснил свое странное поведение. Наконец, 3 января 1565 года в Москву прискакал гонец Константин Поливанов. Он вез две царские грамоты. В одной из них, врученной послом митрополиту Афанасию, Грозный описывал все измены, мятежи и неустройства боярского правления, сетовал на невозможность в таких условиях нести служение царя и заключал, что «не хотя многих изменных дел терпети, мы от великой жалости сердца оставили государство и поехали, куда Бог укажет нам путь». В другой грамоте, адресованной московскому простонародью, купцам, всем тяглым людям, всенародно зачитанной на площади, Иван объявлял, чтобы русские люди сомнения не держали — царской опалы и гнева на них нет.

Все в Москве пришло в ужас и смятение. В это время шла война с Литвой, крымские татары грозили с юга, и в такую-то трудную пору являлось в государстве полное безначалие. «Государь нас покинул, мы погибаем, — кричал народ, — кто спасет нас теперь от нашествия врагов? Мы останемся, как овцы, без пастыря!» Духовные лица, бояре, приказные люди — все стали упрашивать, умолять митрополита, чтобы он умилостивил, упросил государя не покидать царства.

Митрополит немедленно хотел было ехать к Ивану Грозному, но на общем совете порешили, чтобы он остался блюсти столицу: здесь уже начинались беспорядки от безначалия. Духовенство и бояре отправились в Александровскую слободу бить челом царю, умолять его от всей Москвы вернуться на царство. Иван Грозный принял посланных и выслушал их. Они, восхваляя его всячески, умоляли ради святых икон и христианской веры, которые могут быть поруганы врагами-еретиками, взять снова власть в свои руки.

Этот день в истории: 1547 год — Великий пожар в Москве

21 июня 1547 года в Москве произошёл «Великий пожар». По дошедшим до нас свидетельствам, огненное бедствие, охватившее столицу Русского царства, началось в церкви Крестовоздвиженского монастыря от горящей свечи.

Это следует из летописи, в которой описывается, как «загореся храм Воздвижение честнаго Креста за Неглинною на Арбацкой улице», что, по преданию, было предсказано самим Василием Блаженным.

Якобы накануне бедствия знаменитый юродивый пришел в Крестовоздвиженский монастырь и долго там молился в молчании со слезами. На следующий же день именно это место стало очагом пожара.

Возможно, его последствия и не были бы столь разрушительны, но на беду москвичей первый очаг возгорания возник во время бури с ветром («бысть буря велика и потече огонь, якоже мьолния»), что способствовало быстрому распространению огня.

От церкви загорелась Арбатская улица, огонь быстро перекинулся на Китай-город и Большой посад. Из-за сильного ветра пламя перекинулось на Кремль, после чего загорелись великокняжеские конюшни и хоромы.

На царском дворе пожар охватил деревянные палаты и избы Ивана IV. Пострадали также и каменные постройки, например «Оружничья» палата с воинским оружием и Казённый двор, где хранилась царская казна и корсуньские иконы. Взорвалась также одна из пороховых башен Кремля.

После Кремля огонь перекинулся на другие части города: горели дворы на Волхонке, Арбате и Воздвиженской улице. Затем пожаром занялись Никитская, Леонтьевская и Тверская улицы.

Вскоре в огне оказалась восточная часть города: Кулишки, Воронцовский сад, Старые Сады у церкви Владимира. Полностью («до всполья») выгорело все Занеглименье. Был также уничтожен Пушечный двор на реке Неглинной.

Огонь уничтожил многие столичные храмы со святынями. На великокняжеском дворе сгорела церковь Благовещения, в которой находился убранный золотом деисус работы Андрея Рублева. Были также утрачены княжеские иконы греческого письма с драгоценными камнями. В числе разрушенных построек оказались дом митрополита и Чудов монастырь, в котором погибли 18 старцев и восемь слуг.

При пожаре выгорели постройки Рождественского монастыря, а в Успенском соборе во время молебна пострадал митрополит Макарий — «опалеста ему очи от огня». Святителя спасли из горящего собора и увезли в Новинский монастырь. Он спас икону Богоматери. К вечеру 21 июня буря закончилась, ночью стал утихать пожар.

Как сообщает Никоновская летопись, «множество народа сгореша. 1700 мужского полу и женска и младенец». Однако другие источники считают цифру заниженной, по некоторым данным, количество жертв могло достигать 4000 человек.

Большинство москвичей остались без крова. Сразу же после пожара великий князь Иван IV издал закон, обязывающий московских жителей иметь во дворах и на крышах домов бочки, наполненные водой. Для приготовления пищи предписывалось строить печи и очаги на огородах и пустырях вдали от жилых строений.

Пожар имел и политические последствия — в столице начались волнения, лишившиеся крова люди искали виноватых в поджогах и колдовстве. Народная молва обвинила в случившемся непопулярных Глинских — родственников матери Ивана IV.

26 июня в Кремле убили дядю великого князя, боярина Юрия Глинского, в тот же день разъяренная толпа разгромила дворы других членов этого семейства. Однако перебить всех Глинских московскому люду не удалось.

Иван Васильевич пошел на переговоры и обещал лично покарать другого своего дядю — воеводу Михаила Глинского. Толпа разошлась, после чего царь повелел арестовать наиболее активных бунтовщиков, которые впоследствии были казнены.

Также в этот день:

1919 год — затопление германского Флота открытого моря

1893 год — запущено первое Чёртово колесо

1768 год — на Правобережной Украине произошла «Уманская резня»

3Возвращение

2 февраля 1565 года Иван Грозный торжественно въехал в Москву. На другой день созваны были духовенство и бояре. Грозный согласился остаться во власти только с условием, что ему не будут мешать «класть свою опалу» на изменников, а иных и казнить, а ему самому учинить себе «опричнину».

Все государство делилось на две части: опричнину и земщину. Многие города, волости и часть Москвы отходили под непосредственное ведение самого государя, в опричнину; на доходы с этих городов должен был содержаться царский двор и опричники; а все остальные города и земли составляли земщину. Всякие земские дела и все управление государством Иван Грозный приказал ведать старейшим боярам, которые назывались земскими; только в случае военных известий и важных дел внутренних должны были они являться к государю.

Грозный не остался в Москве, а водворился в Александровской слободе. Переезд Ивана IV в слободу стал беспрецедентным событием в русской истории. По сути, почти на 20 лет Александровская слобода стала столицей России.

Почему Иван Васильевич получил прозвание «Грозный»?

Кстати, правление Ивана Грозного было самым длительным за всю историю нашего государства и насчитывало 51 год. На трон же он был возведен уже в 3 года (в 1533), в связи с ранней смертью отца и правил вплоть о своей смерти в 1584. Примечательно также и то, что это с подачи Карамзина за Иваном Грозным закрепилось именование Четвертого, так как историк начал отсчет с Ивана Калиты. Современники же именовали правителя не иначе как Иван Первый Васильевич, ведь он был первый Царем Руси в полном смысле этого слова, а не одним из многочисленных князей.

Илья Глазунов. Иван Грозный

Что касается прозвания «Грозный», то оно по свидетельству исследователя жизни царя Скрынникова:

«В источниках XVI века не встречалось. Скорее всего, царь Иван получил его, когда стал героем исторических песен».

Кстати, сложено о царе и несколько сказок, в частности «Иван Благочестивий» и «Иван Певчий», где он выступает, хоть и грозным, но благочестивым и мудрым царем. В первой сказке он изводит ведьм — причем слово его оказывается сильнее их темных чар и хоть колдуньям и удается вырваться на свободу, но царь превращает их в сорок, которые с тех пор никогда не подлетают к Москве, чтобы не навлечь на себя новую беду. Во второй сказке идет речь о посещении царем песнопения в Сергиевом монастыре. Потрясенный прекрасным голосом певца государь хочет немедленно узнать его имя, но тот не прерывает своего пения пока не доводит его до конца. После чего отвечает, что во время службы в церкви должен звучать лишь один голос. Царь признает мудрость этого суждения, несмотря на некоторую его дерзость, и награждает певца.

Как видим в сложенных сказках образ царя достаточно положительный, а разве можно обмануть народную память? Откуда же тогда уже после смерти царя появилось прозвание «Грозный»? Историк Скрынников полагает, что в представлениях людей того времени слово «грозный» несло несколько другой смысл:

«…„гроза“ символизировала стихию испепеляющую, неотвратимую и блистательную, притом стихию не столько природную, сколько божественную, знак вмешательства небесных сил в жизнь людей»

— то есть «Грозный» царь — это, прежде всего, проводник воли Бога на земле. В этом контексте интересно вспомнить и о том, что с грозой в древнеславянские времена, ассоциировался Перун — бог покровительствующий битвам и победам, а также вершащий справедливый суд. С одной стороны, кажется, что времена почитания Перуна достаточно далеки от Ивана Грозного, но с другой — существует масса свидетельств о том, что двоеверие и древние религиозные представления пронизывали народную культуру даже в послепетровские времена. Отчего бы тогда не привести такую аналогию для размышлений?

Иван Грозный - из кинофильма С.Эйзенштейна

Кадр из фильма С.Эйзенштейна

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: