Государственная Третьяковская галерея на Крымском валу — отзывы Отрицательные. Нейтральные. Положительные. + Оставить отзыв Отрицательные отзывы Basilio B https://www.tripadvisor.ru/Attraction_Revie


Из коллекции Государственной Третьяковской галереи, Москва. Изображение предоставлено организаторами выставки

Где: Новая Третьяковка, Москва Когда: 19 сентября 2020 — 20 января 2020 года

В Новой Третьяковке показывают лидера русского авангарда Михаила Ларионова (1881—1964) во всей его многогранности — как театрального художника и постановщика, куратора и коллекционера, но прежде всего — как основателя нового искусства и изобретателя собственного художественного языка.

Пять лет назад Третьяковская галерея представила не менее масштабную монографическую выставку Натальи Гончаровой, первой жены Ларионова, его друга, спутницы в жизни и соратницы в искусстве. Это был чуть ли не первый настоящий блокбастер в здании на Крымском Валу, и среди работ Гончаровой там висел и автопортрет Ларионова, будто бы намекавший на иерархию, отнюдь не гендерную. Было понятно, кто главный — не в семье, но в искусстве, кто тот лидер, который, овладев импрессионизмом, примерив на себя футуризм и конструктивизм, отдрейфовал в собственный стиль, имевший в основании совершенно русские корни — иконы и лубок, — и смог запустить, оседлать и возглавить новую волну.

Михаил Ларионов. Весна. Времена года (новый примитив), 1912

Холст, масло

Из коллекции Государственной Третьяковской галереи, Москва. Изображение предоставлено организаторами выставки

Фразу молодого Маяковского «Все мы прошли через школу Ларионова» следует понимать точно как приписываемый Достоевскому афоризм про гоголевскую «Шинель»: не будь у нас Ларионова, не было бы (в искусстве) ничего. Идеологом и визионером он был даже при том, что Кандинский с Малевичем в мире известнее, а на родине его вообще мало видели, да и показывали чаще всего в дуэте с Гончаровой, воспринимая их на пару. Из персональных выставок был проект 1980 года к 100‑летнему юбилею художника, и благодарить за это нужно московскую Олимпиаду: освободив столицу от случайных приезжих и многих жителей, власти без особой опаски показали художника-эмигранта. А единственная прижизненная выставка Михаила Ларионова на родине, состоявшаяся в обществе «Свободная эстетика» в декабре 1911‑го (в марте того же года ему отказали в приёме в свои ряды мирискусники), длилась всего пять часов.

Михаил Ларионов. Афиша выставки в галерее Sauvage «Exposition d’oeuvres de Gontcharove et Larionow. L’Art decoratif Theatral moderne», 1918

Бумага, типографский оттиск, гуашь

Из коллекции Государственной Третьяковской галереи, Москва. Изображение предоставлено организаторами выставки

Нынешняя же выставка во всех отношениях удивительна. В ситуации, когда главное экспозиционное пространство здания на Крымском Валу оказалось занято ретроспективой Ильи и Эмилии Кабаковых, она отлично разместилась в анфиладе третьего этажа. Кураторы Ирина Вакар и Евгения Илюхина вместе с архитектором Алексеем Подкидышевым умудрились обыграть даже угол — повернув за него, вы обнаруживаете совсем другого Ларионова последних десятилетий жизни. Тут аскетичные акварельные абстракции и эротические гуаши, светлые, как будто выбеленные холсты и беспредметная графическая серия «Море». В этом последнем сегменте выставки демонстрируются рукописи Ларионова, письма и открытки, книги из личной библиотеки, объясня­ющие его вкус, результаты безудержного собирательства — японские ксилографии и трафареты для ткани, лубки, народные вывески и афиши, открытки со сценами из «Русских сезонов» с дарственными надписями Дягилева и Сержа Лифаря. Тут же можно увидеть и удостоверения личности — Ларионов и Гончарова приняли французское гражданство только в 1938 году. Как и многие, они долго надеялись на возвращение в Россию и жили в Европе по нансеновским паспортам. Документы эти попали в Москву вместе с огромным числом работ в 1979 году, по завещанию Александры Томилиной, возлюбленной Ларионова, его многолетней модели и на последнем году жизни — официальной жены.

Этот сюжет достоин отдельного рассказа, который надо предварить деталями парижской жизни Ларионова и Гончаровой. И в Москве — в доме, построенном отцом Гончаровой в Трёхпрудном переулке, — и во Франции они жили в гражданском браке. В Париже довольно скоро перестали быть парой в традиционном смысле слова, оставаясь при этом главными друг для друга людьми. Новой подругой Ларионова стала Шурочка Томилина, знакомая ещё по России, — она сняла квартиру в том же доме на улице Жака Калло, где жили художники, и много лет устраивала их быт. У Гончаровой, в свою очередь, тоже появился друг — военный атташе Временного правительства в изгнании Орест Розенфельд, помогавший ей впоследствии с заказами.

Михаил Ларионов. Утро в казармах, 1910

Холст, масло

Из коллекции Государственной Третьяковской галереи, Москва. Изображение предоставлено организаторами выставки

Когда встал вопрос о наследии — а оба мечтали передать свои работы в Россию, — в 1955 году Ларионов и Гончарова зарегистрировали брак. В 1963‑м, после смерти Натальи, Ларионов стал мужем Томилиной, и на неё было составлено завещание. Год спустя пришло время его исполнить, и она обратилась в посольство СССР. Сотрудники дипмиссии немедленно вывезли из квартиры и работы, и архив — считается, что в надежде не платить налог на наследство. Но заплатить пришлось, и именно поэтому 67 работ Ларионова и Гончаровой ушли в Центр Помпиду.

По фотографиям, которые были частью архива, можно восстановить жизнь и контекст — годы учёбы в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, отъезд в Париж в 1915‑м (не в эмиграцию, а работать с Дягилевым), приезд туда в 1922‑м Маяковского, визит в Лондон в начале 50‑х — после инсульта Ларионов опирается на две палки. Жестикулирующий в автомобиле Ларионов — это последний снимок на выставке и, возможно, в жизни: он сделан в 1962 году. На фотографии человек уже нашей эпохи, глаза отказываются верить, что господин в кепке — тот самый Ларионов, которого в 1910‑м исключали из училища за то, что вместе с однокурсниками он устроил обструкцию Пастернаку, пришедшему заменить заболевшего Коровина, и который в 1912‑м придумал собственное направление абстрактной живописи — лучизм.

Михаил Ларионов. Петух (лучистый этюд), 1912

Холст, масло

Из коллекции Государственной Третьяковской галереи, Москва. Изображение предоставлено организаторами выставки

Так вот, лучизм: «…Когда я изображаю, скажем, „стекло“, то это не является изображением вещей, ограниченных их формой. Это является изображением универсального состояния стекла, стекла вообще, с его свойствами прозрачности, хрупкости, отражаемости и т. д.», — объяснял спустя много лет Ларионов своё изобретение на примере знаменитой лучистской картины «Стекло», хранящейся в нью-йоркском Музее Гуггенхайма. Но ещё в 1913 году он обнародовал свои мысли на эту тему в изданной в Москве брошюре «Лучизм». «Сумма лучей от предмета, А пересекается суммою лучей от предмета Б, в пространстве между ними образуется некая форма, выделенная волею художника», — писал Ларионов. Трудно понять, почему, несмотря на многочисленные исследования этого явления, которое Аполлинер назвал «новой утончённостью», о его источниках известно куда меньше, чем о супрематизме Малевича или абстракционизме Кандинского. Последний, впрочем, для всего мира — прежде всего немецкий, то есть западный, свой художник. А Ларионов, пусть и проживший большую часть жизни во Франции, есть плоть от плоти русского искусства, с его отсылающими к иконам лучистскими портретами (например, «Женщина в зелёном») и явно идущем от лубка, который он любил и собирал, неопримитивизмом, как в «Солдатском цикле». Возможно, источники лучизма надо искать в его биографии — родившийся в Тирасполе Михаил Ларионов страдал в Москве от нехватки солнца, и результатом поисков дополнительных источников света стали те самые пересекающиеся на холстах лучи.

Михаил Ларионов. Прогулка в провинциальном городе, около 1909

Холст, масло

Из коллекции Государственной Третьяковской галереи, Москва. Изображение предоставлено организаторами выставки

Кажется, в залах Новой Третьяковки сейчас собрано почти всё, что создал Ларионов. Тут и ранние работы — мрачные, до болезненности тоскливые «Пурга» и «Зимний пейзаж с фигурой». И «Купальщица» с кацапской, цыганской, еврейской и негритянской «Венерами» — вызывающе неправильные и великолепные в этом своём почти уродстве («В современном искусстве — прекрасное и уродливое должны получить равные права», — писал Ларионов). И цикл «Времена года», и лучистский портрет Владимира Татлина 1913 года, и иллюстрации, и костюмы, и моментальные альбомные рисунки, и написанный в конце 20‑х на фанере «Курильщик»… В исчерпывающей, почти на 500 предметов, экспозиции своими работами приняли участие Центр Помпиду, лондонские Тейт и Музей Виктории и Альберта, венская «Альбертина», кёльнский Музей Людвига, Русский музей и ещё более десяти российских институций (среди прочего, из Башкирии, Татарстана, Рязани, Нижнего Новгорода и Екатеринбурга), а также десять отечественных и зарубежных частных коллекций. Но прежде всего, сама Третьяковская галерея, обладающая главным, самым обширным собранием Михаила Ларионова в мире. Теперь его можно оценить.

Выставка «Михаил Ларионов» в Третьяковской галерее

XX век остаётся одним из самых интересных и волнующих периодов истории, в том числе истории русского искусства. С 19 сентября 2018 года по 20 января 2020 года Третьяковская галерея на Крымском валу представляет выставку «Михаил Ларионов», где всё внимание обращено к фигуре художника, его биографии, увлечениям, но главным образом к картинам.

Выдающийся деятель XX столетия, он был не похож ни на кого и в то же время собрал в себе несколько профессий. Художник, графист, декоратор, историк балета – всё это соединилось в одном человеке, имя которого Михаил Ларионов.

Он родился 22 мая 1881 года в Бендерах близ Тирасполя, окрестности которого ни раз всплывали в памяти художника и обрели своё место на картинах. Спустя четырнадцать лет семья Ларионова переехала в Москву – город, где юный Михаил начинал свой творческий путь под покровительством именитых мастеров живописи – К.А. Коровина, Л.О. Пастернака, В.А. Серова. Здесь же произошла встреча с будущей женой – Натальей Гончаровой. Постепенно талант художника развивался, его картины выставлялись, а позже приобретались коллекционерами И.И. Трояновским и И.А. Морозовым. В 1914 году Михаил Ларионов был призван на военную службу, а после демобилизации в 1915 году отправился в Париж с труппой «Русские балеты», где и остался работать. После смерти жены в 1962 году художник связывает жизнь с А.К. Томилиной, которая поспособствовала возвращению картин в Россию. Жизнь Михаила Ларионова оборвалась в 1964 году.

Выставка «Михаил Ларионов» включает все важные аспекты жизни художника, начиная с раннего творчества. Вы увидите картины, выполненные в импрессионистической технике (передача изменчивого и подвижного реального мира), удивитесь сочетанию невообразимых красок, почувствуете страсть, с которой написаны работы. «Акации весной (Верхушки акаций)» (1904), «Яблоня после дождя» (1906) и другие работы станут первыми проводниками в мастерскую художника.

Михаил Ларионов не останавливался в своём творчестве лишь на пейзажах. Его интерес к животному миру отразился в серии картин, где изображены гуси, рыбы, волы. Особое внимание стоит уделить разным вариациям изображения павлинов, которые выделяются своими мягкими изогнутыми формами и погружают нас в мир сказки.

В период 1910-1911 гг. творчество Ларионова радикально изменилось и обрело уникальные черты. Вниманию зрителя представлены картины, где женщины напоминают туземок, а цвета фигур и предметов не соответствуют действительности (красное море, серый цвет женского тела). Эти приемы составили славу Ларионову, поставив его в ряд лидеров авангардного искусства.

В «Солдатской серии», написанной в 1910-1911 годы, Ларионов отразил своё видение жизни простого рядового. Здесь запечатлены его личные переживания и эмоции от несения воинской повинности. Лёгкая ирония, игрушечные фигурки солдат, бытовые моменты солдатской жизни перенеслись на холсты «Солдат на коне» (1910-1911), «Утро в казармах. Мотив из солдатской жизни» (1910) и другие.

Интересными и весёлыми представляются работы провинциальной серии, где Ларионов выводит простых людей на передний план. Слегка комичные персонажи парикмахеров, простых гуляк, танцоров обязательно заставят вас улыбнуться. Именно сцены жизни небольших городков вдохновили Ларионова на создание нового художественного течения – неопримитивизм, стилевой основой для которого послужили роспись по дереву и ткани, и главным образом, вывески, популярные в России того периода.

Пожалуй, чуть большее количество времени следует уделить залу, где представлены работы в технике лучизма – направление в искусстве, выработанное Михаилом Ларионовым. От картин чувствуется энергия, сила и таинственность, а потому найти для себя любимую картину этого яркого жанра непременно стоит. Будет это горящий и солнечный «Петух» (1912) или затейливая «Голова быка» (1913) – простор для выбора велик.

Не менее необычным представляется цикл «Времена года». Каждое время года одарено неестественным цветом и неуверенной подписью, тем самым напоминает нам детские рисунки или наскальную живопись. Возможно, скрытый замысел художника был более глубокий, и Ларионов хотел показать, что мы относимся к смене времен подобно детям, не замечая, как пролетает год за годом.

Обращаясь к портретному искусству Ларионова, хочется выделить три работы, выполненные в разные годы творчества: «Автопортрет в тюрбане» (около 1907) как выражение самостоятельности и зрелости художника, «Портрет Владимира Татлина» (1913) – психологический и эмоциональный, «Портрет Н.С. Гончаровой» (1915), выполненный в стиле футуризма из афиш, ткани и волос.

В 1920-30-е годы Михаил Ларионов переосмыслил своё творчество, углубился в графику и экспериментаторство. Он рассматривал фигуры, линии с разных ракурсов и углов, составлял различные композиции. Его интересовали формы цвета, он изучал краски как «живое существо», меняющееся в зависимости от света, мазка и фактуры. Его завершающие работы возвращают нас к первым опытам, где краски приглушенные и легкие, а от серии работ «Море» (начало 1930-х) поистине чувствуется свежесть прибегающих волн.

Михаил Фёдорович Ларионов был разносторонней личностью. Ещё одно дело, приносившее ему большое удовольствие был балетный театр. Вместе с Натальей Гончаровой они открыли новую грань в мире костюмов и декораций «Русского балета С.П. Дягилева», после чего Ларионов посвятил весомую часть жизни балету: работа в качестве постановщика, разработка книги истории балета, знакомство со многими видными деятелями искусства. На выставке вы увидите удивительные афиши, эскизы костюмов, коллекционные книжные собрания, архивные фото.

Третьяковская галерея на Крымском валу создала атмосферу тёплой гостиной, где каждый посетитель может познакомиться с выдающейся личностью XX века – Михаилом Ларионовым. Приходите и Вы!

Теги
Государственная Третьяковская Галерея искусство

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: