Расстрельная и расстрелянная Москва: заметки по топографии террора


30 октября 1653 года в России вышел указ об отмене смертной казни для воров и разбойников. С тех пор на эшафоте в основном оказывались лишь те, кто выступал за свержение правителя или же за смену государственного строя. В историю вошли массовые казни участников Стрелецкого бунта, а также экзекуции над Степаном Разиным и Емельяном Пугачёвым, которые закончились четвертованием бунтовщиков.

Большевики в 1918–1923 годах проводили репрессивную политику, которая получила название «Красный террор». Его жертвами становились не только «классово чуждые элементы» из числа дворян, офицеров и священников, но и простые рабочие и крестьяне, далёкие от политики.

Особой вехой в истории репрессий ХХ века стало время, когда к власти в СССР пришёл Иосиф Сталин. В ходе большой чистки, которая проводилась в 1937–1938 годах, погибло около миллиона человек.

АиФ.ru рассказывает, в каких местах Москвы казнили и расстреливали приговорённых к смерти заключённых.

Красная площадь

В 1685 году Пётр I специальным указом постановил перенести плахи с территории Ильинского крестца прямо под стены Кремля. Правда, рубить головы на Красной площади начали задолго до этой инициативы государя-реформатора. Историки до сих пор спорят, проводили ли казни непосредственно на Лобном месте. Ряд исследователей указывает на то, что этого быть никак не могло. Ведь это было место, с которого к народу обращались цари. И бесчестить его эшафотом ни один из чиновников бы никогда не решился. Другие историки, напротив, утверждают, что головы рубили именно там. По их мнению, своим названием Лобное место обязано как раз казням — на небольшом пяточке Красной площади якобы «рубили лбы».

Историческое здание в Тверском районе, известное под названием “Расстрельный дом”, отреставрируют. Соответствующую заявку одобрила Градостроительно-земельная комиссия (ГЗК), сообщает пресс-служба Москоминвеста.

Трехэтажный дом, расположенный на Никольской улице, владение 23, строение 1-2 — это здание Московской Ремесленной Управы, до этого — палаты И.Н. Хованского. Здание является объектом культурного наследия регионального значения. Общая площадь — 2 тысячи квадратных метров.

В 1935-1950 годах в нем располагалась Военная Коллегия Верховного Суда СССР. В период с 1936 по 1938 годы здесь было вынесено 31 456 расстрельных приговоров, в том числе творческой интеллигенции, политическим и военным деятелям, ученым.

После того, как здание было передано Московскому городскому военкомату, в 1950-1980-х годах была проведена перепланировка и ремонт отдельных помещений. Сейчас здание не используется.

/
Четверг, 6 апреля 2020 года
/ темы:
Призыв в армию

  • ВКонтакте
  • Facebook

«Расстрельный дом» на Никольской улице ждет реставрация

Столичная градостроительно-земельная комиссия согласилась с оформлением документов для реставрации здания в центре Москвы. Речь идет о “Расстрельном доме”, расположенном по адресу: улица Никольская, вл. 23, стр. 1-2.

Как сообщили в пресс-службе Москомстройинвеста, речь идет о трехэтажном доме площадью больше 2 тыс. кв.м. Это объект культурного наследия регионального значения — здание Московской Ремесленной управы, также известное как “Расстрельный дом”.

Как уточнил председатель Москомстройинвеста, ответственный секретарь ГЗК Константин Тимофеев, в настоящее время здание не используется, инвестор планирует провести реставрацию.

«Расстрельный дом» на Никольской будет отреставрирован

Градостроительно-земельная комиссия города Москвы (ГЗК), возглавляемая Мэром Москвы Сергеем Собяниным, на заседании 6 апреля 2017 года согласилась с оформлением документов для реставрации существующего здания по адресу: улица Никольская, вл. ….. 1-2 (ЦАО) для реставрации.

На данном участке расположен трехэтажный дом площадью 2 005 кв. метров. Это объект культурного наследия регионального значения — здание Московской Ремесленной Управы (в основе — палаты И.Н. Хованского, вторая половина XVII в., и дом Шереметьевых, 1790-е гг.), 1866 г., арх. Шейасов, 1895 г. арх. В.Е. Сретенский. В 1835 г. здесь жил литератор и философ Н.В. Станкевич. Также здание известно как “Расстрельный дом”.

…..

Дом с уникальной историей отреставрируют в центре Москвы

Знаменитый своим прошлым дом №23 по Никольской улице пройдет глубокую реставрацию по решению столичных властей.

Здание в самом центре Москвы стоит на основании княжеских палат XVII века, а спустя два столетия здесь принимал знаменитых гостей писатель Николай Станкевич. В XX веке здание, отданное Военной коллегии Верховного суда СССР, стало свидетелем массовых репрессий.

Теперь же дом Московской Ремесленной управы приспособят под современное использование с учетом всех требований Департамента культурного наследия города.

Сайт газеты «Новые округа» напоминает, что реставрационные работы пройдут и на станции “Новокузнецкая” Московского метро.

Болотная площадь

В XV–XVII веках Болотная площадь была местом народных развлечений и кулачных боёв. На ней проводились публичные наказания преступников, включая смертную казнь. Здесь был казнён в 1671 году зачинщик крестьянского восстания Степан Разин. А в 1691 году «был сожжён на Болоте Андрюшка Ильин Безобразов за умысел на Государево здоровье». Последняя публичная смертная казнь на Болотной площади состоялась в 1775 году, когда там четвертовали предводителя крестьянского бунта Емельяна Пугачёва.

Возле Кремля обнаружены расстрельные подвалы НКВД?

В подвале Шереметьевского подворья (Никольская улица, 8) строители, реконструирующие здание, обнаружили останки 34 человек и пистолет. С утра представители ГУВД Москвы заявили, что скорее всего останки принадлежат людям, умершим в первой половине XX века. А судя по характерным отверстиям в черепах, обнаружена одна из так называемых расстрельных комнат НКВД, где в середине 1930-х годов расстреливали репрессированных.

Во время «великого террора» 1937-38 годов практически весь квартал вокруг подворья находился в ведении НКВД. По данным председателя историко-просветительского общества «Мемориал» Арсения Рогинского, в доме N 8 по Никольской улице, где были обнаружены кости, располагался в те годы политотдел спецвойск НКВД. В здании наискосок через улицу (в доме N 23) находилась Военная коллегия Верховного суда СССР, где выносились приговоры «врагам народа». Главный центр террора — здание НКВД на Лубянке — от Шереметьевского подворья отделяет несколько сот метров. Сохранились свидетельства, что Военная коллегия и здание на Лубянке были соединены тоннелем, для того чтобы обеспечить бесперебойный поток «врагов народа» от места «следствия» до места «суда».

— Военная коллегия — это орган, который выносил приговоры политической, хозяйственной, экономической и научной элите страны, — рассказал «Известиям» Арсений Рогинский. — Только в 1937-38 годах она вынесла более 40 тысяч приговоров, из них около 35 тысяч расстрельных. «Следствие» велось без адвокатов, и решение принималось, как правило, в течение 5-10 минут — приговор был известен заранее, так как на бумагах, сопровождающих репрессированных, уже стояли подписи Сталина, Молотова или Кагановича. Дольше всего — 20 минут судьи слушали, наверное, только приговоренного к высшей мере бывшего руководителя НКВД Ежова. В остальном их работа была поставлена на поток — в день «судьи» могли рассматривать более 100 дел.

Слухи, что приговоры приводились в исполнение где-то в центре, ходили по Москве давно.

— Теперь мы получили их подтверждение, — уверен Арсений Рогинский. — Подобное месторасположение захоронения характерно для тех лет: в провинции известно несколько случаев, когда расстрелянных хоронили прямо во дворе или в подвале суда или НКВД. Вполне логично, что московские чекисты для расстрельной комнаты облюбовали подвал соседнего дома.

На приговорах, подписанных председателем Военной коллегии Верховного суда Ульрихом, нередко стояла энергичная приписка «Приговор исполнить немедленно».

— Это означало, что человека должны были расстрелять в тот же день. В крайнем случае — в течение 2-3 дней, — рассказал «Известиям» научный сотрудник «Мемориала» Леонид Новак. — Не исключено, что часть этих приговоров приводилась в исполнение прямо на месте или в соседнем здании.

Впрочем, историки «Мемориала» не исключают версию, что расстрелянные — это жертвы не времен «великого террора», а самых первых месяцев Великой Отечественной войны. Известно, что, когда немцы наступали на Москву, в городе происходили массовые расстрелы политзаключенных, которых не успевали вывезти на восток страны, и москвичей, нарушивших комендантский час.

Неожиданная находка в нескольких сотнях метров от Кремля историков не удивила — места захоронений всегда были гостайной.

— В Москве подтверждены архивными документами всего пять мест массовых захоронений, — продолжает Леонид Новак. — В 1921-1926 годах расстрелянных хоронили на кладбище Яузской больницы (до революции больницы для бедных), подведомственной ОГПУ-НКВД. В 1926-1935 годах расстрелянных закапывали на Ваганьковском кладбище. С 1934 до 1950-х годов — кремировали в Московском (Донском) крематории. В 1937-1938 годах местами массовых расстрелов и захоронений стали две специально выделенные НКВД территории (так называемые зоны) в Подмосковье — в поселке Бутово и вблизи совхоза «Коммунарка». Кроме того, несколько лет назад кости расстрелянных были найдены в подвале старого здания Верховного суда СССР на Поварской улице. Но до сих пор ни одно из указанных мест массовых захоронений не исследовалось, перезахоронения останков погибших не проводились. На пяти официально признанных местах захоронений стоят где крест, где камень, где плита, но установлены они отнюдь не государством. На местах захоронений в Бутове и вблизи «Коммунарки» их поставила Московская патриархия, в ведение которой были переданы эти земли. В других местах увековечили память общественники. Государство пока в покаянных мероприятиях не участвует.

Звонок от неизвестного

Когда материал уже был готов к печати, в редакцию позвонил мужчина, который сообщил, что своими глазами видел останки в подвале Шереметьевского подворья и никаких пулевых отверстий в черепах там нет.

— Если даже это и расстрельные комнаты, о которых все сейчас говорят, то стреляли не в затылок, — уверен он. — Пистолет действительно был, но не факт, что его не оставили там позже или раньше. Одни кости очень старые, черные, другие — поновее, если можно так сказать. Останки лежат группами. То есть, судя по всему, их хоронили не единовременно, а с какими-то промежутками. Думаю, здесь скорее правы следователи прокуратуры, которые считают, что в подвале могли быть захоронены жертвы инфекции.

Сильно информированный мужчина представиться не захотел, сообщив лишь, что он один из специалистов, принимающих участие в реконструкции здания.

Слова бдительного читателя «Известий» ближе к вечеру подтвердил руководитель следственного отдела по Тверскому району Москвы следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Москве Сергей Балучевский. Он заявил ИТАР-ТАСС, что в связи с находкой «назначена судебно-медицинская экспертиза, которая в первую очередь должна установить время смерти людей. По предварительным оценкам, смерть могла наступить от нескольких десятилетий до 1-2 веков назад. При этом никаких вещей, обуви, других предметов, которые могли им принадлежать, остатков гробов не обнаружено. Был найден лишь пистолет — бельгийский «Браунинг» образца 1903 года. Пока неизвестно, как он мог быть связан с погибшими. Может быть, его потерял жандармский офицер».

В свою очередь, пресс-служба комитета по культурному наследию столицы также поспешила опровергнуть сообщения о том, что в подвалах здания на Никольской обнаружены свидетельства «большого террора». «В результате предварительного анализа мы пришли к выводу, что найденные на Никольской улице останки — это следы погоста Успенского храма, который располагался здесь в XVII веке», — цитирует «ИНТЕРФАКС» заявление пресс-службы комитета.

Как ожидается, экспертиза останков займет от одного до полутора месяцев. «Известия» будут следить за развитием событий.

Лубянка

Большая Лубянка, 11

В 1918 году Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем переехала из Петрограда в Москву. ВЧК заняла здание бывшего страхового общества «Якорь». Расстрелы в этом доме производились вплоть до 1954 года. По приблизительным оценкам, здесь были убиты от 10 до 15 тысяч человек.

Подробнее

Расстрельный бутик на Никольской

ОгонёкБизнес

Травматическое прошлое, с которым расстаться не так легко, как кажется

Константин Михайлов, координатор Архнадзора

Никольская, 23. Что творится за занавесями? Фото Эмин Джафаров

В Москве на Никольской улице, 23, несмотря на торжествующий вокруг всемирный футбольный Интернационал, кипит работа. Сквозь плотные занавеси фальшфасадов просвечивает небо, над кровлей громоздятся леса, доносятся звуки большой стройки…

Градозащитники встревожены: за фальшфасадами — «Расстрельный дом», памятник нескольких эпох сразу. Палаты князей Хованских, кружок философа Станкевича — здесь много исторических воспоминаний. Но самые грозные — о Военной коллегии Верховного суда СССР, что заседала здесь в 1935–1950 годах и выносила расстрельные приговоры, отсюда и прозвание дома. Что творится за занавесями? Градозащитников успокаивают: идет «реставрация с приспособлением», все по проекту, все согласовано.

Но что в действительности согласовано?

Административные игры

Москва узнала о радикальном повороте в судьбе «Расстрельного дома» в сентябре 2016-го: тогда через СМИ было объявлено, что новый владелец намерен открыть в нем «премиальный универмаг» и торговать «эксклюзивными коллекциями одежды от мировых брендов». А заодно открыть ресторан, кондитерскую, книжный салон и винный погреб. Как тогда сообщалось, один из крупнейших поставщиков элитной парфюмерии, управляющий компанией Esterk Lux Parfum Владимир Давиди, зарегистрировал ООО «ВУМ», которое станет владельцем и управляющей компанией нового торгового центра. И будут у нас в центре Москвы ГУМ, ЦУМ и ВУМ. В магазине, как обещалось, «будут представлены вещи, которых нет не только в России, но и во всем мире». Теперь эти планы претворяются в жизнь.

До этого несколько лет подряд, как минимум с 2005-го, за само существование дома шла упорная борьба между общественниками, прежними инвесторами и предшествующей городской администрацией. Инвесторы, желавшие построить тут то торговый, то офисный центр, добивались снятия с дома статуса выявленного памятника и вынашивали планы его фактически полного сноса. Общественники из «Мемориала» и «Архнадзора» настаивали: в доме, где Военная коллегия выносила смертные приговоры тысячам жертв политических репрессий, необходимо создать мемориальную экспозицию.

Инвесторы лужковской эпохи почти добились своего: вопрос о статусе «Расстрельного дома» 22 декабря 2009 года был вынесен на заседание Межведомственной комиссии при правительстве Москвы по вопросам постановки объектов, обладающих историко-культурной ценностью, под государственную охрану. В ход были пущены «экспертные заключения», обосновывающие необходимость исключения «Расстрельного дома» из списков выявленных памятников, отрицавшие его историко-культурную и историко-мемориальную ценность и объявлявшие инициативу «Мемориала» о создании в нем музея политических репрессий «весьма спорной» и «необоснованной». Итог: комиссия решила отказать «Расстрельному дому» в статусе памятника.

После этого уже ничто не препятствовало реализации инвестконтрактов и коммерческому использованию участка в двух шагах от Кремля — проще говоря, сносу объекта.

К счастью, этого не случилось: в столице грянули перемены. Новая городская администрация решила прислушаться к протестам общественников, Межведомственную комиссию признали незаконной вместе с ее решениями и тихо распустили.

А в последний день зимы 2012 года уже новая комиссия новой городской власти — по градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия — признала «Расстрельный дом» достойным статуса объекта культурного наследия регионального значения.

Чуть позже это решение было оформлено столичным правительством.

Приведем официальное название, под которым памятник был включен в реестр объектов культурного наследия: «Здание Московской ремесленной управы (в основе — палаты И.Н. Хованского, вторая половина XVII века, и дом Шереметевых, 1790-е годы), 1866 год, арх. Шейасов, 1895 год, арх. В.Е. Сретенский. В 1835 году здесь жил литератор и философ Н.В. Станкевич. В 1930-х годах размещалась Военная коллегия Верховного суда СССР».

Последняя фраза официального титула памятника значима: мемориальная связь с эпохой репрессий явилась, стало быть, одной из причин постановки его на государственную охрану.

Дом с репутацией

В нашем распоряжении имеется историческая справка, подготовленная в обществе «Мемориал»:

«Военная коллегия переехала со Спиридоновки в здание на Никольской ул. (тогда ул. 25 Октября) в начале 1930-х годов и размещалась там до конца 1940-х.

Андроников монастырь

Андроньевская пл., 10

В 1918 году монастырь XIV века был преобразован в концентрационный лагерь ВЧК. Большинство заключённых никуда не вывозились и были расстреляны там же.

Подробнее

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: