Особняк Ивана Миндовского — что это такое


Новости

В Москве завершилась реставрация особняка Ивана Миндовского на Поварской улице. Восстановительные работы провело Главное управление по обслуживанию дипломатического корпуса при МИД России, в чьем ведении находится памятник.

Открываются двери начала ХХ века, раскрывая секреты особняка. Одно из лучших творений Льва Кекушева, — эталон московского модерна, изученный и описанный во всех исторических справочниках, оказался полон тайн. За век существования эти стены видели немало ремонтов, изменивших интерьеры, а элементы, что придумал и воплотил сам архитектор, были спрятаны. «На стенах до 12 слоев покраски было. Это комната была в очень тяжелом состоянии. В 17 году, когда юнкеры обстреливали Кремль, несколько снарядов попало на фасад. Много трещин и утрат было в этой лепнине», — рассказывает Борис Могинов, главный архитектор проекта. За сто с лишним лет — это первая комплексная реставрация здания. Исторический облик особняка восстанавливали по архивным материалам. Асимметрия здания, огромные окна, обязательное изображение львов как автограф — здесь Лев Кекушев мог позволить себе любые эксперименты. Архитектор не был скован вкусами заказчиков, создавал проект, что называется «под ключ». И чтобы привлечь будущих покупателей, в интерьере решил смешать самые разные стили: от модерна до классики. «Работы по паркету, по всей живописи, по всем витражам, по фасадам — вплоть до ручек дверей — большая комплексная реставрация», — отмечает руководитель Мосгорнаследия Алексей Емельянов. Первым владельцем особняка был текстильный фабрикант Иван Миндовский. После революции здание национализировали: богатое убранство считалось излишеством, и его решили скрыть. Так, например, этот четырехметровый витраж почти век был спрятан за тканью и фанерой. «Здесь от витража сохранилось 25 процентов — это левая часть, а правая была в аварийном состоянии — висела на скелете, осколки свисали. Опасность составляла для тех, кто здесь находился», — говорит архитектор ГлавУпДК при МИД России Алексей Очнев. Крыша зимнего сада была закрыта оцинкованным железом. Здесь уникальное остекление: модернистский орнамент был нанесён методом кислотного травления. Подобная техника в Москве больше не встречалась. Денис Слизский, главный архитектор ГлавУпДК при МИД России: «Когда мы пришли на реставрацию — стандартный офисный стиль советского периода. Когда начали скрывать стену, обнаружили много исторических слоев. Мы сохранили оклейку старинными газетами. Была обнаружена плитка небесного цвета». Реставраторы, инженеры, химики, технологи — над восстановлением этого уникального особняка работали десятки специалистов. На крышу здания наконец-то вернулась Аврора. Трёхметровая бронзовая скульптура исчезла вскоре после Октябрьской революции. Монумент восстановили по архивным фотографиям. В скором времени здесь вновь расположится посольство Новой Зеландии.

Алия Шарифуллина

Новости культуры

архитектура, Москва, реставрация, Новости культуры

Посольский особняк: особенности выбора здания для дипмиссии

Автор статьи Ирина, эксперт проекта

Опубликовано: 03.12.2019 726

Сегодня в исторических особняках Москвы размещаются дипломатические представительства 113 стран. Эти дома ветшают, требования к безопасности дипломатов с каждым годом ужесточаются, расширяются технические службы. Рано или поздно дипмиссия оказывается перед выбором: провести реконструкцию старого здания, переехать в более надежное или построить новое.

Так, в 2020 году завершились ремонтно-реставрационные работы в посольствах Чили и Эстонии, идет реконструкция посольств Бразилии и Новой Зеландии, в июне открылось новое здание посольства Швейцарии.

Новое здание посольства Швейцарии в переулке Огородная слобода

Придется ко двору

Строительство современного комплекса, прежде всего, предполагает большие затраты: новый 3-этажный корпус площадью 6000 м² обошелся казне Швейцарии в 42 млн долларов. Чтобы пристроить здание к старому комплексу, как сделали те же швейцарцы, на территории посольства должно быть свободное пространство, иначе придется искать новый земельный участок.

Объекты рядом с посольскими особняками часто не имеют статуса культурного наследия, такие строения можно выкупить и возвести новый корпус на их месте. В любом случае, подобные проекты требуют тщательного согласования с ГлавУпДК при МИД России, Департаментом культурного наследия, Росреестром и Мосгосстройнадзором.

Особняк Ивана Миндовского на Поварской улице, представительство Новой Зеландии

Любой каприз

Для проектирования и возведения посольского комплекса в Москве на новом земельном участке можно привлечь как иностранных, так и российских подрядчиков. Единой нормативной базы по проектированию посольств нет, так как их компоновочный состав очень разнообразен.

Дипломатические помещения имеют до 100 различных вариантов назначения и условно делятся на 4 группы: представительские, служебные, жилые и обслуживающие. Можно разместить каждую из этих групп в отдельном здании или выделить один корпус для представительских и служебных помещений, а другой – для жилых и обслуживающих.

По-разному реализуются и элементы безопасности: ограждения, КПП, подземные помещения, противопожарные отсеки и т. д. Поэтому дипмиссии чаще всего ориентируются на собственные пожелания и архитектурно-планировочные принципы своих посольств в других странах.

Резиденция посла ФРГ в особняке Я. Шлосберга на Поварской улице

Угодить в переделку

Расходы по комплексной реконструкции старинного особняка не менее значительны: на ремонт 2-этажного особняка в Малом Кисловском переулке правительство Эстонии потратило 22 млн долларов. Объемы и виды работ зависят от возраста и конструктивных особенностей здания, его местоположения в городской застройке.

Все исторические посольские особняки в Москве делятся на две категории: на те, что построены в начале – середине XIX века в стиле русского классицизма, и те, что возведены в конце XIX – начале XX века в стиле модерн и эклектика.

Резиденция посла ФРГ в особняке Я. Шлосберга на Поварской улице

Старый новый друг или чем модерн лучше классики

Здания второй категории наиболее надежны и благополучны. Это бывшие особняки и усадьбы элиты Российской империи, большинство из них расположено в районе Большой Никитской улицы, Поварской, Пречистенской, Нового Арбата и в Замоскворечье.

Несущие конструкции этих особняков капитальны и огнестойки. Архитекторы тщательно продумывали физику внутренней среды – освещенность помещений, интенсивность вентиляции и звукоизоляцию. Уделялось внимание функциональному разнообразию помещений, их форме и кубатуре, учитывались “причуды” богатых владельцев. Большие помещения чередуются с малыми, одноуровневые залы с двухуровневыми, нередко встречаются стилизованные покои, выполненные по мотивам китайских, японских, скандинавских и итальянских интерьеров.

Интерьеры городской усадьбы Сергея Берга в Денежном переулке

Особнякам эпохи модерна пока что не грозит серьезная реконструкция, однако многие из них нуждаются в точечном ремонте, реставрации фасадов, скульптурных групп и элементов декора. Эти здания отвечают практически всем современным требованиям пожарной безопасности и обладают значительным резервом по комфортной эксплуатации.

Неудивительно, что сразу после переноса столицы в Москву в них разместились главные учреждения советского государства и резиденции его руководителей. Так, изысканный особняк Сергея Берга в 1918 году стал штаб-квартирой Коминтерна, где работали Зиновьев, Троцкий, Радек и Бухарин.

Фасад здания посольства Италии в Денежном переулке

Тогда же лучшие особняки стали передавать посольствам тех стран, которые первыми признали независимость СССР. Упомянутый особняк Сергея Берга в 1924 году заняло представительство Италии, особняк Ивана Миндовского на Поварской улице в том же году достался Шведской миссии. Великобритания за свою дипломатическую расторопность получила усадьбу Якова Шлосберга, а в 1931 году – величественную усадьбу Павла Харитоненко на Софийской набережной.

Ансамбль бывшей усадьбы Павлв Харитоненко, ныне – резиденция посла Великобритании

Количество элитных особняков оказалось меньшим, чем число претендентов, поэтому дипмиссиям остальных стран пришлось занять менее комфортные здания, построенные в начале – середине XIX века. Реконструктивные работы в них намного сложнее и дороже. Стены этих особняков часто выполнены из дерева с внешней и внутренней дощатой облицовкой под камень. В тех строениях, где нет подвалов, стены установлены без фундамента на буто-щебеночную подсыпку. Перекрытия, как правило, тоже деревянные, из наката или горбыля с засыпкой для звуко- и теплоизоляции. В те времена сгораемые перекрытия в жилых домах не запрещались. Освещенность помещений и ориентация по сторонам света при строительстве не оценивались.

Именно в таких домах в 1920-1930 годах разместились посольства Нигерии, Бенина, Ирана и Кении. Неоднородность уровней здания и анфиладное расположение комнат в бельэтаже мешали комфортному размещению дипмиссий, поэтому в последующие годы такие особняки подверглись существенной перепланировке.

Посольство Словении в городской усадьбе Алексеевых, здание 1-й трети XIX века

Легче купить, чем приготовить

Многие государства сокращают расходы на содержание своих дипмиссий, иногда до того, что они прекращают работу. По этой причине в конце октября 2020 года посольства Израиля приостановили деятельность в России и других странах. В условиях недостаточного финансирования о комплексной реконструкции старого здания или строительстве нового не может быть и речи. В такой ситуации выгодным решением может стать аренда или покупка уже отреставрированного или современного особняка.

Особняк Ольги Коробковой в Замоскворечье, бывшее посольство Танзании

Свободных зданий, приспособленных для размещения посольств, на рынке достаточно много. В октябре 2020 года после капитального ремонта был сдан особняк Гликерии Каратаевой – Ивана Морозова в Леонтьевском переулке. Раньше в этом доме, выстроенном по проектам Федора Шехтеля и Адольфа Эрихсона, располагались представительства Германии и Кубы. Нет хозяина и в недавно отреставрированном особняке Ольги Коробковой на Пятницкой улице, возведенном Львом Кекушевым. Это один из первых образцов московского модерна, более 50 лет в нем размещалось посольство Танзании.

Главный дом усадьбы Нащокиных, бывшая резиденция посла Еврокомиссии

После комплексной реконструкции на Большой Полянке пустует 2-этажный усадебный дом Нащокиных общей площадью 1100 м². Дом удален от проезжей части, прилегающая территория ограждена. Во время ремонта 2020 года в здании усилили фундамент и перекрытия, сделали гидроизоляцию стен и чистовую отделку помещений. В доме есть лифт и гараж площадью 50 м². В последние годы дом служил резиденцией посла Еврокомиссии. Покупка здания обойдется в 4 млн долларов.

Здание посольства Австралии в Подколокольном переулке

В Подколокольном переулке выставлен на продажу 3-этажный особняк, который много лет арендует посольство Австралии. Дом площадью 1750 м² прошел реконструкцию в 2002 году, на огороженной территории расположен паркинг на 30 машиномест. В особняке сделано два обособленных входа, чтобы разделять потоки посетителей и сотрудников посольства. Его стоимость – 12 млн долларов.

Есть и другие здания, подходящие как для постоянного размещения посольства, так и для переезда на время ремонта старого комплекса.

Чтобы купить особняк для дипломатического представительства, позвоните экспертам проекта osobnyaki.com по номеру. За 30 минут мы подберем до 5 вариантов и покажем их вам на следующий день. При необходимости, поможем привлечь финансирование и оформить лизинг. Работаем с любовью и без комиссии.

Заказать подбор особняка

Особняк Ивана Миндовского

Фото особняка в начале XX века Вид с южной стороны, 2008 Фрагмент интерьера, парадная лестница

Строительство

Современный особняк Миндовского расположен на земле, которая в начале XIX века принадлежала усадьбе действительного статского советника Данилы Волчкова. Его имение занимало территорию вдоль Поварской улицы между Скарятинским и Скатертным переулками. Главный дом ансамбля был каменным и оформлен в стиле классицизма. Благодаря выразительному облику он был включён в архитектурные альбомы Матвея Казакова, 13-томный сборник образцовых «партикулярных строений» допожарной Москвы. Остальные здания усадьбы — флигели и служебные постройки — были деревянными[1].

Примерно в 1903 году усадебные земли выкупило Московское торгово-строительное акционерное общество под управлением Якова Рекка. Участок был разделен на два владения и отдан под новую застройку, все старые строения снесли. В 1903—1904 годах был построен особняк по адресу Поварская улица, 44, который занял половину территории бывшей усадьбы Волчкова. Как и другие проекты общества, он создавался под ключ для дальнейшей перепродажи. В качестве архитектора был приглашён Лев Кекушев[3]. Ему предоставили значительные средства на строительство и полную свободу в архитектурном отношении. В ходе работ зодчий изменил свой первоначальный проект, однако общая идея сохранилась[7]. В оформлении фасадов искусствоведы отмечают некоторое влияние франко-бельгийского ар нуво, однако в целом здание характеризуется как эталон московского модерна[8][9].

Готовый особняк из-за оригинального декора и больших размеров получился очень дорогим. В течение почти пяти лет после окончания строительства здание не могли продать, только в 1909 году его приобрёл московский купец Иван Миндовский[10][4]. После смерти Миндовского в 1912 году здание в равных долях унаследовали четверо детей — Николай, Иван, Ираида и Ольга[3][10]. Они так и не разделили юридические права собственности до 1917 года, в народе особняк стал называться по имени их отца — особняк Миндовского[5].

После революции

После революции здание было национализировано. По одним данным говорится, что в нём разместился госпиталь, по другим — клуб для рабочих[11][12].

В 1922 году усадьбу передали представительству РСФСР и УССР при заграничных организациях помощи голодающим[2]. С 1924 года в здании размещалась Шведская миссия — сначала посольство, затем резиденция шведского посла в СССР[5][12].

В 1972 году усадьбу передали посольству Новой Зеландии. Новые владельцы бережно отнеслись к историческому зданию. В 1976—1980 годах посол Джим Вейр пригласил финского архитектора Вихерхеймо для проведения ремонтных работ внутри здания. В 1998-м под руководством архитектора-реставратора Бориса Григорьевича Могинова впервые была проведена реставрация фасадов. По воспоминаниям Могинова, «целый институт работал над восстановлением цвета», благодаря чему удалось выявить оригинальный серо-голубой оттенок[13][2]. Супруга следующего посла Новой Зеландии Филиппа Ларкиндейла написала книгу об истории дома[12]. По инициативе следующего посла Уильяма Стюарта Прайора в 2003 году был отмечен столетний юбилей здания и выпущена книга «Особняк И. А. Миндовского». 6 ноября 2005 года в посольстве состоялся вечер памяти Льва Кекушева. К этому событию была проведена реставрация витражей над главным входом[14]. За бережное отношение к историческому зданию представительство Новой Зеландии получило премию правительства Москвы «За уважение к культуре России»[5][11].

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: