Москва архитектора Казакова


Матвей Фёдорович Казаков
Основные сведения
Страна
  • Российская империя
Дата рождения1738[1][2][3][…]
Место рождения
  • Москва, Российская империя[1][2][3]
Дата смерти26 октября (7 ноября) 1812
Место смерти
  • Рязань, Российская империя[1][2][3]
Работы и достижения
УчёбаАрхитектурная школа Д. В. Ухтомского
Работал в городахМосква, Коломна
Архитектурный стильклассицизм, псевдоготика
Важнейшие постройкиСенатский дворец в Кремле, Петровский путевой дворец, Большой Царицынский дворец
Медиафайлы на Викискладе

Не следует путать с архитектором Родионом Казаковым.
В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Казаков; Казаков, Матвей.

Матве́й Фёдорович Казако́в

(28 октября 1738, Москва, Российская империя[4] — 26 октября (7 ноября) 1812, Рязань, Рязанская губерния, Российская империя) — русский архитектор, который в годы правления Екатерины II перестроил центр Москвы в палладианском стиле[5]. Один из крупнейших представителей русской псевдоготики. Разработчик проектов типовой застройки.

Содержание

  • 1 Ранние годы
  • 2 Тень Баженова
  • 3 Основные работы (Москва) 3.1 Петровский дворец, главный зал
  • 3.2 Сенат Кремля
  • 3.3 Московский университет, 1798
  • 3.4 Дворянское собрание (Дом Союзов)
  • 3.5 Голицынская больница
  • 3.6 Павловская больница («Четвертая городская больница»)
  • 4 Последние годы
  • 5 Память
  • 6 Полный список работ (дополняется)
  • 7 Примечания
  • 8 Литература
  • 9 Ссылки
  • Ранние годы[ | ]

    Матвей Казаков родился в 1738 году в Москве, в семье подканцеляриста Главного комиссариата Фёдора Казакова — выходца из крепостных, который заслужил свою свободу служением во флоте. Семья Казаковых жила около Кремля, в районе Боровицкого моста. В 1749-м или начале 1750-го года умер отец Казакова. Мать, Федосья Семёновна, решила отдать сына в архитектурную школу известного зодчего Д. В. Ухтомского[6]; в марте 1751 года Казаков стал учеником в школе Ухтомского и пробыл в ней до 1760 года. После разрушительного пожара в Твери в 1761 году Казакову было поручено восстановить Тверь в качестве младшего архитектора при П. Р. Никитине. Казаков посвятил этому проекту семь лет.

    С 1768 г. работал под руководством В. И. Баженова в Экспедиции кремлёвского строения; в частности, в 1768—1773 гг. он участвовал в создании Большого Кремлёвского дворца, а в 1775 г. — в оформлении праздничных увеселительных павильонов на Ходынском поле.Интересен следующий эпизод. Когда Баженов по заданию Екатерины II приступил в конце 1760-х годов к реализации проекта реконструкции Кремля, который предусматривал создание на Боровицком холме грандиозного общественного ; для расчистки холма была снесена часть обращённого к Москве-реке участка Кремлёвской стены с шестью башнями. Во время снова Казаков тщательно обмерял и зарисовывал сносимое, а после того, как императрица охладела к баженовскому проекту, он восстановил снесённые стену и башни[7]. В 1775 году Казаков был утверждён в звании архитектора.

    Начало карьеры

    Матвей Федорович Казаков родился 28 октября 1738 года. Его отец, Федор Казаков, выходец из крепостных, был мелким служащим московского старого Комиссариата. Небогатая семья жила в Садовниках около Кремля, в районе Боровицкого моста. Первоначальные познания в грамоте мальчик получил у дьячка соседней Космодемьянской церкви. Он рано лишился отца.

    На прошение, поданное матерью Казакова об определении сына на службу, последовал сенатский указ: «К обучению архитектуре Главного комиссариата умершего подканцеляриста Казакова сына Матвея… определить с награждением жалования против младших учеников по рублю в месяц». Помощь мальчику оказал М. М. Измайлов, бывший тогда главой Комиссариата.

    Он обратил внимание на подростка, ходившего по лесам строек и постоянно рисовавшего. Так в 1751 году, в 13-летнем возрасте, Казаков вступил в знаменитую первую архитектурную школу князя Д. В. Ухтомского, открытую двумя годами раньше. Особое внимание в ней уделялось рисованию и черчению, приобщению к практической работе. Обучение происходило по прославленным трактатам Витрувия, Палладио, Виньолы, сочинениям французского теоретика XVIII века Блонделя.

    Помимо теории архитектуры эти книги содержали превосходные гравюры известнейших зданий классической древно­сти, произведений великих зодчих Италии и Франции XVI-XVIII веков. Вместе с тем ученикам настойчиво прививалась любовь к древнерусской архитектуре.

    Дом М. П. Губина на ул. Петровке

    Юность Казакова прошла в упорном постижении теории в тесной связи с практикой, которая состояла из тщательных обмеров древностей, реставрации ветшавших зданий Кремля, составления чертежей и смет, работы на стройках учителей. Это и оказалось его главной школой. Отсюда характерная особенность всего творчества Казакова — синтез основ классики и традиций древнерусского зодчества.

    Вскоре он стал младшим помощником Ухтомского, который в эти годы возводил Кузнецкий мост через реку Неглинную, достраивал Арсенал в Кремле, «запасной дворец» у Красных ворот, реконструировал здание Главной аптеки и приспосабливал здания бывших присутственных мест для новооткрытого Московского университета.

    Впоследствии все теоретические принципы и практические занятия были увековечены уже сложившимся мастером Казаковым в «новом» классическом стиле. В 1760 году Ухтомский ушел в отставку. Школу возглавил П. Р. Никитин, бывший до того его помощником. На свое место он выдвинул молодого Казакова, который в этом же году вышел из школы и получил чин «архитектурии прапорщика».

    Первые самостоятельные работы

    Матвей Федорович был назначен в команду Никитина, ставшего главным архитектором Москвы. В это время Казаков вел строительство в городе Яблоневе, вместе с тем работая в Московском Кремле. В одном из кремлевских храмов он выполнил проект иконостаса, который был перенесен позднее в собор Василия Блаженного. Впервые одаренность Казакова проявилась особенно ярко при восстановлении Твери после пожара 1763 года, когда город сгорел почти целиком. То событие произвело на всю страну огромное впечатление: стала очевидной необходимость провести серьезные градостроительные реформы во многих городах, так как скученность застройки, кривые улицы и переулки способствовали стихийным бедствиям и пожарам.

    В Тверь была направлена команда архитекторов во главе с Никитиным, который включил в нее и молодого Казакова (туда также входили: Квасов, Белецкий, Карин, Селехов, Еготов, Обухов). Никитин в короткий срок продумал проект новой Твери, заслуженно считающийся одним из лучших в русском градостроительстве XVIII века. Детализацию и уточнение общего замысла, создание планов фасадической застройки доверили Казакову.

    Здесь зодчий выступил уже как самостоятельный мастер: он проектировал торговую контору Н. А. Демидова, провиантские магазины, фасады зданий присутственных мест на главной площади, «деловые» и жилые дома, в том числе типовые проекты, рассчитанные на различные социальные слои. Екатерина II, придававшая большое значение Твери как крупному населенному пункту на пути между Петербургом и Москвой, поручила Казакову возвести, «не щадя труда человеческого», на руинах сгоревшего архиерейского дома путевой дворец императрицы — главное здание в городе.

    Восстановление Твери за два с половиной года, короткий по тому времени срок, сразу выдвинуло Казакова в ряды первых архитекторов страны. Он привлек внимание и как талантливый мастер, умевший строить в «новом вкусе». Поэтому именно ему П. Ф. Нащокин заказал проект церкви в своей подмосковной усадьбе Рай-Семеновское.

    Дом графа В. Г. Орлова на ул. Большой Никитской

    С первым серьезным частным заданием Казаков прекрасно справился. И когда у И. И. Бецкого возникла мысль устроить в Москве Воспитательный дом, то для выполнения проектов «фасадической части» был приглашен Матвей Федорович. Он составил план фасада и всего огромного участка с живописной обработкой площадей, зеленых насаждений, набережных и красивых спусков к Москве-реке.

    Тень Баженова[ | ]

    В 1768 году Казаков присоединился к проекту Большого Кремлевского дворца Василия Баженова. Оба архитектора были одного возраста — 30 лет — но имели очень разные образования. Баженов получил формальное европейское образование, в то время как Казаков изучал свою профессию по ремонту кремлевских реликвий и никогда не путешествовал далеко от Москвы.

    Казаков вышел из тени Баженова, получив свое первое личное царское поручение на проектирование временного Пречистенского дворца для Екатерины II. Эта работа принесла ему статус придворного архитектора (1775) и постоянный поток частных заказов. В 1775 году Казаков и Баженов снова работали вместе на временных королевских павильонах для празднования мира с Турцией. Эти готические сооружения побудили Екатерину II дать архитекторам два независимых заказа в готическом стиле — Царицынский дворец (Баженов) и Петровский дворец (Казаков).

    Отрывок, характеризующий Казаков, Родион Родионович

    Нагромождение этих горьких событий отравило потерями душу Светодара. У него оставалось лишь одно утешение – его чистая, истинная любовь… Его милая, нежная Маргарита… Это была чудесная катарская девушка, последовательница учения Золотой Марии. И она чем-то неуловимо напоминала Магдалину… То ли это были такие же длинные золотые волосы, то ли мягкость и неторопливость её движений, а может просто нежность и женственность её лица, но Светодар очень часто ловил себя на том, что ищет в ней давно ушедшие в прошлое, дорогие сердцу воспоминания… Ещё через год у них родилась девочка. Они назвали её Марией. Как и было обещано Радану, маленькую Марию отвезли к милым мужественным людям – катарам – которых Светодар очень хорошо знал и которым полностью доверял. Они обязались вырастить Марию, как свою дочь, чего бы это им ни стоило, и чем бы им это не грозило. С тех пор так и повелось – как только рождался в линии Радомира и Магдалины новый ребёнок, его отдавали на воспитание людям, которых не знала и о которых не подозревала «святая» церковь. И делалось это для того, чтобы сохранить их бесценные жизни, чтобы дать им возможность дожить их до конца. Каким бы счастливым или печальным он ни был… – Как же они могли отдавать своих детей, Север? Неужели родители их никогда не видели более?.. – потрясённо спросила я. – Ну почему же, не видели? Видели. Просто, каждая судьба складывалась по-разному… Позже, некоторые из родителей вообще жили поблизости, особенно матери. А иногда были случаи, что они устраивались даже у тех же людей, которые растили их дитя. По-разному жили… Только лишь одно никогда не менялось – прислужники церкви не уставали идти по их следу, словно ищейки, не пропуская малейшей возможности уничтожить родителей и детей, которые несли в себе кровь Радомира и Магдалины, люто ненавидя за это даже самого малого, только родившегося ребёнка… – Как часто они погибали – потомки? Оставался ли кто-нибудь живой и проживал свою жизнь до конца? Помогали ли вы им, Север? Помогала ли им Мэтэора?.. – я буквально засыпала его градом вопросов, не в состоянии остановить своё сгорающее любопытство. Север на мгновение задумался, потом печально произнёс:
    Источник — «»

    Категории:

    • Персоналии по алфавиту
    • Архитекторы Российской империи
    • Архитекторы Москвы
    • Архитекторы классицизма
    • Родившиеся в 1758 году
    • Умершие в 1803 году

    Основные работы (Москва)[ | ]

    Наследие Казакова включает множество графических работ — архитектурных чертежей, гравюр и рисунков, в том числе «Увеселительные строения на Ходынском поле в Москве» (тушь, перо, 1774—1775; ГНИМА), «Строительство Петровского дворца» (тушь, перо, 1778; ГНИМА).

    Казаков проявил себя и как педагог, организовав при Экспедиции кремлёвского строения архитектурную школу; его учениками были многие архитекторы, работавшие в Москве на рубеже XVIII и XIX вв.: И. В. Еготов, А. Н. Бакарев, О. И. Бове, И. Т. Таманский. В 1805 году школа была преобразована в Архитектурное училище.

    Многочисленные частные дома, построенные Казаковым, сформировали облик города до 1812 года. Это были очень простые классические сооружения, состоящие из симметричного прямоугольного ядра с портиком и очень скромной внешней отделкой. [3] «Казаковская Москва» исчезла при пожаре 1812 года; несколько сохранившихся домов были позже изменены, перестроены или снесены.

    Наследие Казакова остается в общественных зданиях, загородных дворцах и церквях. Основные работы Казакова, в отличие от Баженова и частных домов его собственного дизайна, почти всегда сосредоточены на фирменных ротондовых залах Казакова.

    Петровский дворец, главный зал[ | ]

    Петровский дворец (Петровский подъездной дворец, «Петропавловский дворец») был начат в 1776 году и официально завершен 3 ноября 1780 года (хотя вполне вероятно, что строительство продолжалось в нескольких лет после этого). Это место должно было стать последней ночной станцией царских путешествий из Санкт-Петербурга в Москву. Екатерина II побывала там лишь однажды, в 1785 году, ее сын император Павел I не посетил ни разу.

    Наполеон жил в Петровском дворце во время пребывания в Москве и, покидая, сжёг. Дворец был восстановлен в 1830-х годах и снова в 1874 году с небольшими изменениями.

    Замок из красного кирпича с белыми деталями первоначально имел две царские квартиры на первом этаже и много служебных помещений на первом этаже. Все они сходятся в центральном зале ротонды. Дескриптор «готики» здесь не совсем уместен, так как Казаков заимствует у Барыша Нарышкина и более ранние русские темы, такие как огромные колонны в форме бутылки у главного входа.

    Здание оставалось царской гостиницей до 1918 года; Лермонтов жил в замке в квартире своих друзей. Начиная с 1920 года и до 1990-х во дворце размещалась Военно-воздушная академия имени Жуковского.

    Сенат Кремля[ | ]

    Проект Сената Кремля был начат в 1776 году Карлом Бланком на большом треугольном участке в северном углу Кремля после проекта Казакова 1775 года. Бланк был понижен в должности в 1779 году, и Казаков взял на себя инициативу. Он рассматривал правящий сенат как храм закона. Треугольная структура сосредоточена в Зале Ротонды, который имеет диаметр 24,6 метра. На его куполе изначально стояла статуя Св. Георгия, затем статуя Справедливости, которая была разрушена французскими войсками в 1812 году. Позже на куполе установили государственный флаг.

    В 1990-е годы Сенат был преобразован в дом администрации президента России. Неизбирательная реконструкция разрушила интерьеры Казакова. Искусствовед Алексей Комеч сообщал: «Разбитые стены, разорванные воздуховоды и груды 200-летних кирпичей напоминают мне о блуждании по руинам Берлина в 1946 году».

    Московский университет, 1798[ | ]

    Московский университет был построен в три этапа, начиная с 1784 года. Реконструкция Доменико Жилярди после пожара 1812 года изменила внешний вид на тяжелый позднеимперский стиль.

    Дворянское собрание (Дом Союзов)[ | ]

    Построено как клубный дом между 1784 и 1790 годами. Несмотря на многочисленные внешние изменения (последние в 1903–1908), Колонный зал (Колонный зал, 1784 –1787) внутри очень близко к оригиналу Казакова. Зал назван в честь 28 внутренних коринфских колонн, все дерево с отделкой из белого искусственного мрамора. В нем, пожалуй, лучшая акустика в Москве, и она всегда была главной сценой для классической музыки. В советское время здесь проходили партийные съезды и панихиды по Ленину и Сталину.

    Голицынская больница[ | ]

    Голицынская больница была построена с частным пожертвованием 900 000 рублей покойного князя Дмитрия Голицына (1721–1793) при условии, что больница останется бесплатной для всех, независимо от их материального положения или вероисповедания. Казаков был архитектором семьи Голицыных. Больница была открыта 21 июля 1796 года. На этот раз Баженов ассистировал Казакову. При поддержке вдовствующей императрицы Марии Федоровны первый этап был завершен к 22 июля 1802 года. В 1812 году больница на 130 коек была спасена от пожара. Здесь размещались раненые как французской, так и русской армий. Позже были построены первая и вторая городские больницы. В 1918 году все три больницы были объединены и сегодня известны как «Первый город» (Первая Градская). Центральное ядро ​​больницы остается очень близко к оригиналу Казакова.

    Павловская больница («Четвертая городская больница»)[ | ]

    Единственная работа Казакова, которая осталась неизменной на протяжении двух веков. Основанная в 1763 году, это была самая старая государственная больница в Москве. В 1802 году Казаков начал перестраивать главное здание в строгом неоклассическом стиле; боковые постройки были добавлены Жилярди в 1820-х годах. В процессе строительства Казакову было предъявлено обвинение в мошенничестве; он был избавлен от уголовного преследования, но потерял свою лицензию архитектора, что лишало его возможности получать финансирование от государства.

    Искусство России. Архитектура

    Давно закончилась Петровская эпоха, когда все лучшие русские архитекторы возводили новую столицу — Петербург. С середины XVIII в. и особенно во второй его половине вновь стала строиться и перестраиваться Москва. Здесь, в древней русской столице, вырастали особняки и дворцы, церкви и общественные здания — больницы и университеты. Самыми выдающимися представителями московской архитектуры в эпоху Екатерины II и Павла I были В. И. Баженов и М. Ф. Казаков.

    Василий Иванович Баженов (1737 или 1738—1799) учился в гимназии при Московском университете, потом в только что открывшейся в Петербурге Академии художеств. Закончив учение, он посетил Францию и Италию, а возвратившись в Петербург, получил звание академика.

    Несмотря на столь удачную карьеру в столице, Баженов вернулся в Москву, чтобы выполнить грандиозный замысел Екатерины II — возвести Большой Кремлёвский дворец. Однако проект Баженова (1767— 1773 гг.) оказался слишком смелым для патриархальной Москвы. Предполагалось частично разобрать южные стены Кремля, снести обветшавшие кремлёвские сооружения, а оставшиеся древние памятники, в том числе соборы и колокольню «Иван Великий», окружить новым грандиозным зданием дворца в классицистическом стиле. По замыслу Баженова, этот ансамбль помимо дворца включал в себя также коллегии, арсенал, театр и площадь для народных собраний. Кремль должен был превратиться из средневековой крепости в огромный общественный комплекс, тесно связанный с городом. Архитектор выполнил не только чертежи дворца, но и специальную деревянную модель (1773 г.). Её отправили на высочайшее утверждение Екатерине II в Петербург на ста двадцати санях и выставили в Зимнем дворце. Хотя проект был одобрен и даже состоялась торжественная церемония закладки первого камня, в которой участвовала сама императрица, он не был осуществлён.

    В 1775 г. Баженов получил новое задание Екатерины II — построить для неё близ Москвы резиденцию в имении Чёрная Грязь, вскоре переименованном в Царицыно. Императрица выбрала для нового комплекса псевдоготический стиль. С 1775 по 1785 г. были возведены Большой дворец, каменные мосты, «Оперный дом», «Хлебный дом» (кухня) и другие сооружения, многие из которых сохранились до наших дней.

    Царицынский ансамбль выделялся среди современных ему усадеб готическими формами архитектуры: стрельчатыми арками, сложными оконными проёмами и т. п. Баженов считал древнерусскую архитектуру разновидностью готической. Поэтому здесь встречаются элементы, характерные и для русского Средневековья, например «ласточкины хвосты» (раздвоенные вверху зубцы), которые напоминают завершения кремлёвских стен. Красные кирпичные стены сочетаются с белокаменными декоративными деталями, как в русской архитектуре XVII в. Планировка внутренних покоев по-средневековому нарочито усложнена. Облик дворца был настолько мрачен, что императрица, приехав в Царицыно, воскликнула: «Это не дворец, а тюрьма!» — и навсегда покинула усадьбу. По приказу Екатерины II ряд построек, в том числе дворец, снесли. Новое здание дворца с классицистически правильным планом, но с готическим оформлением было построено в 1786—1793 гг. М. Ф. Казаковым.

    Баженов работал и для частных заказчиков. Дом П. Е. Пашкова в Москве (1784—1786 гг.) расположен напротив Кремля и своими классицистическими формами, светлым фасадом подчёркивает мощь и величие его древних, сложенных из кирпича стен. Здание находится на высоком холме. В центре — трёхэтажный корпус с изящным портиком, дополненным по бокам статуями. Он увенчан круглой надстройкой — бельведером (итал. belvedere — «красивый вид») со скульптурной композицией наверху. Одноэтажные галереи ведут к двухэтажным флигелям, также украшенным портиками. Вниз с холма спускается лестница. Первоначально она вела в сад, огороженный красивой решёткой с фонарями на столбах. Решётку сняли уже в XX в., когда расширяли улицу; тогда же исчез и сад.

    На творчество Матвея Фёдоровича Казакова (1738—1812) оказали большое влияние московские архитекторы Д. В. Ухтомский и В. И. Баженов. Казаков в отличие от Баженова много и успешно работал по заказам Екатерины II и пользовался её особым покровительством. Он строил разные по назначению здания — общественные сооружения и частные дома, императорские дворцы, церкви — преимущественно в стиле классицизма.

    Петровский подъездной дворец (в нём обычно останавливался двор по дороге из Петербурга в Москву, его называли также Петровским замком, 1775—1782 гг.) был заказан Казакову в псевдоготическом стиле. Однако чёткий симметричный план замка и его интерьеры выполнены в традициях классицизма. Лишь декоративные детали фасада характерны для древнерусской архитектуры.

    В 1776—1787 гг. Казаков возвёл здание Сената в Московском Кремле. Это сооружение в духе классицизма напоминает о грандиозном баженовском проекте перестройки Кремля. Главная часть треугольного в плане здания — круглый зал с огромным куполом, который хорошо виден с Красной площади. Рассказывают, что Баженов и другие архитекторы усомнились в прочности купола, тогда Казаков поднялся на него и простоял там полчаса. На фасаде контуры главного зала подчёркнуты колоннадой, повторяющей полукружие стен.

    Не менее знаменит торжественный и нарядный Колонный зал в доме Благородного собрания в Москве, оформленный Казаковым (1784-90-е гг. XVIII в.). Прямоугольный в плане зал обрамлён по периметру мощными, но стройными колоннами, расположенными на некотором расстоянии от стен. Между колоннами одна над другой висят хрустальные люстры. Антресоли (верхний полуэтаж) окружены невысокой балюстрадой (ограждением из фигурных столбиков, соединённых перилами). Пропорции зала необыкновенно изящны.

    В самом центре Москвы, на Моховой улице, в 1786—1793 гг. Казаков построил здание университета. Пострадавшее от пожара в 1812 г., оно было восстановлено и частично перестроено архитектором Доменико Жилярди, который, однако, сохранил казаковский план в форме буквы «П» и общий принцип композиции.

    Известие о пожаре Москвы потрясло Казакова, находившегося тогда в Рязани. До него дошли слухи, что в пожаре погибли все его постройки, и он вскоре скончался. Однако, к счастью, многие произведения архитектора сохранились до наших дней, и по ним сегодня можно представить Москву конца XVIII в., «казаковскую Москву».

    Последние годы[ | ]

    В 1806 году больной Казаков окончательно ушел из практики. После Бородинского сражения дети Казакова эвакуировали его в Рязань. Там зодчий узнал о пожаре Москвы — это известие ускорило кончину мастера. Родственники пытались оградить его от новостей о пожаре в Москве, но в конце концов новости дошли до него. Казаков скончался 26 октября (7 ноября) 1812 года в Рязани и был похоронен на кладбище (ныне не сохранившемся) Рязанского Троицкого монастыря[8].

    У Казакова было три дочери и три сына, все сыновья обучались архитектуре. Павел и Василий умерли молодыми; Матвей пережил своего отца и умер в 39 лет[9].

    Самыми успешными учениками и помощниками Казакова были Иосиф Бове, Иван Еготов (1756–1814), Федор Соколов (1752–1824) и Алексей Бакарев (1762–1817).

    Полный список работ (дополняется)[ | ]

    Многие памятники казаковской Москвы сильно пострадали во время пожара 1812 года и были восстановлены с отклонениями от первоначального замысла архитектора. Авторство Казакова в отношении многих палладианских построек, особенно построенных по типовым проектам за пределами Москвы, гадательно и крайне спорно (несмотря на содержащиеся в краеведческих изданиях утверждения).

    • Бутырская тюрьма (с 1771 по 1790-е);
    • Пречистенский дворец (1774—1776, не сохранился);
    • Здание Сената в московском Кремле (1776—1787);
    • Церковь Спаса в селе Райсемёновское (достраивал в 1774—1783); Типичное для манеры Казакова общественное здание Первоначальные интерьеры зданий Казакова практически не сохранились. Редчайшее исключение — усадьба Демидовых в Гороховом переулке[10].
    • Здания университета на Моховой (1786—1793, после пожара 1812 г. перестроены Доменико Жилярди);
    • Ново-Екатерининская больница (1774—1776);
    • Петровский подъездной дворец (1776—1780);
    • Генерал-губернаторский дом на Тверской (1782, перестроен в 1930-е);
    • Благородное собрание (1784—1788);
    • Дом архиепископа Платона, впоследствии Малый Николаевский дворец (1775, не сохранился);
    • Церковь Филиппа Митрополита (1777—1788);
    • Большой Царицынский дворец (1786—1796, перестроен в 2000-е).
    • Дом-усадьба Демидова в Гороховском переулке (1789—1791)[11];
    • Храм Вознесения на Гороховом поле (1790—1793);
    • Церковь Космы и Дамиана на Маросейке (1791—1803);
    • Дом-усадьба Губина на Петровке (1790-е);
    • Голицынская больница (1796—1801);
    • Павловская больница (1802—1807)

    Приписываемое

    • Петровское-Алабино, дом-усадьба Мещерских (1776);
    • Дом Козицких на Тверской (1780—1788, полностью перестроен в 1870-е);
    • Тихвинская церковь, дом архиерея, башни Старо-Голутвина монастыря (1780-е);
    • Мавзолей в Николо-Погорелом (Смоленская обл., 1784—1802).[12];
    • Покровская церковь в Рогожской слободе (1790—1792);
    • Дом Мусина-Пушкина на Разгуляе;
    • Дом-усадьба Барышникова (1797—1802);
    • Храм Живоначальной Троицы в селе Жданово (1811, копия храма Вознесения на Гороховом поле);
    • Путевой дворец (Тверь) (авторство сомнительно)

    Шедевры «допожарной» Москвы

    С конца семидесятых годов восемнадцатого века архитектор Казаков Матвей Федорович фактически становится тем, что в наше время называется Главным архитектором Москвы. Среди его построек множество культовых сооружений, присутственных зданий и частных усадеб. Многие его работы погибли в огне наполеоновского нашествия, некоторые были перестроены, но некоторыми выдающимися образцами его творчества можно полюбоваться и теперь.

    «Русская готика» была прихотью богатых и царственных заказчиков, и Казаков в основном строил в излюбленном классическом стиле. Такова церковь Митрополита Филиппа в Мещанской слободе. Она интересна сочетанием поставленных друг на друга круглых в плане объёмов и высоким качеством лепного декора, где особенно виден талант Казакова-рисовальщика.

    Архитектор Казаков, работы

    Удивительный шедевр – церковь Космы и Дамиана на Маросейке – отличает мастерское сочетание криволинейных объемов и почти современный подход к минимализму в декоре. Помимо большого числа дворцов, церквей, частных особняков, учебных корпусов он построил 3 больницы, каждая из которых стала украшением Москвы.

    Архитектор Казаков Матвей Федорович

    Особый объект для Москвы Казакова – здание Благородного собрания – Дом Союзов. Фасады за долгое время несколько раз перестраивались, но интерьеры (анфилады и главное – Колонный Зал) доносят замысел зодчего в почти первозданном виде. Огромный объем, где могут размещаться до 5 тысяч человек, впечатляющ, по-классически гармоничен.

    Примечания[ | ]

    1. 123Белецкая Е. А.
      Казаков Матвей Федорович // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохорова — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
    2. 123
      Кругосвет — 2000.
    3. 123
      Encyclopædia Britannica (англ.)
    4. В «Русском биографическом словаре» А. А. Половцова — 1733-й.
    5. «Казаков разработал ряд типов городских жилых домов, „казённых“ (общественных) зданий, которые организовывали большие городские пространства, и во многом определили архитектурный облик Москвы конца XVIII — начала XIX вв., масштаб и характер её дальнейшей застройки» (Большая советская энциклопедия).
    6. Потапова, 1981, с. 164.
    7. Кашницкий С.
      Достоинство не продаётся (рус.) // Аргументы и факты : газета. — 2011. — № 29 за 20 июля. — С. 47.
    8. Монастыри Рязанской области. Город Рязань.
    9. Матвей Казаков. Генеалогический форум ВГД
    10. Выставка «Матвей Казаков. Допожарная Москва» — Елизавета Лихачёва — Музейные палаты — Эхо Москвы, 08.12.2018
    11. Объекты культурного наследия (неопр.)
      (недоступная ссылка). Дата обращения 16 апреля 2011. Архивировано 31 января 2012 года.
    12. Мавзолей в селе Николо-погорелом

    Литература[ | ]

    • Казаков, Матвей Федорович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб., 1897. — Т. 8: Ибак — Ключарев. — С. 378—379.
    • Белецкая Е. А.
      Архитектурные альбомы М. Ф. Казакова. — М., 1956.
    • Бондаренко И. Е.
      Архитектор Матвей Фёдорович Казаков. 1738—1813. — М.: Изд-во Всесоюзной Академии архитектуры, 1938. — 56 с. — 10 000 экз.
    • Власюк А. И., Каплун А. И., Кипарисова А. А.
      Казаков. — М., 1957.
    • Матвей Казаков и допожарная Москва. — М.: Кучково поле, 2020. — 336 с. ISBN 978-5-907174-00-9
    • Михайлова М. Б.
      Казаков в ряду европейских зодчих — своих современников //
      Матвей Федорович Казаков
      и архитектура классицизма / Ред.
      Н. Ф. Гуляницкий
      . — М.: РААСН, НИИТАГ, 1996. — С.69—81.
    • Потапова Н. А.
      М. Ф. Казаков // Зодчие Москвы. — М.: Московский рабочий, 1981. — С. 226—229. — 302 с.
    • Ястржембский Д.А.
      Казаков Матвей Фёдорович // Московская энциклопедия / Гл. ред. С.О. Шмидт. — Т. 1: Лица Москвы. — Кн. 2: «И—М». — М., 2008. — С. 80—82 (См. также: То же // Там же. — Диск 2: «И—М». — М., 2010 (электронное издание)).
    • Он же.
      Гибнет памятник федерального значения: Двенадцать лет разрушается дом великого русского архитектора Матвея Федоровича Казакова // Московский журнал. — 2020. — № 5 (293). — С. 89—93.
    Рейтинг
    ( 2 оценки, среднее 4 из 5 )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями: