Вим Дельвуа: у меня свиньи как бы играют роли


Вим Дельвуа
Дата рождения14 января 1965(1965-01-14)[1][2][3](55 лет)
Место рождения
  • Вервик, Ипр[d], Западная Фландрия, Бельгия
Страна
  • Бельгия
Сайтwimdelvoye.be
Медиафайлы на Викискладе

Вим Дельвуа
(Wim Delvoye, род. 1965, Вервик, Бельгия) является нео-концептуальным художником. С 1985 года он рисует на современные, повседневные темы. Он отличается от других художников благодаря интересу к банальному, повседневному и китчу. Он соединяет элементы из разных контекстов, из за чего отдельные объекты теряют знакомый характер, например раскрашенные ковры, баллоны бутана и круглые пилы с дельфскими мотивами, витражи рентгеновских снимков, футбольные ворота из китчевых витражей, готические бетономешалки, лопаты и гладильные доски с геральдическими мотивами. Таким образом Дельвуа употребляет и создает противопоставление.

В 1990 году он участвовал в Венецианской биеннале и в 1992 году он экспонировал каменный пол в немецком городе Кассель на выставке Документа IX. Художник получил всемирную известность благодаря этому полу, который был украшен с узором экскрементов. Кроме того, благодаря живым татуированным свиньям он стал известным по всему миру.

Биография[ | ]

Вим Дельвуа родился под фамилией «Дельвой» в пограничном городе Вервик в Бельгии. Там он вырос и ходил в школу Sint-Jozefscollege

. В детстве он любил рисовать и поэтому он зарегистрировался в местной академии искусства. В 1983 году он поступил в Королевскую Академию Изящных Искусств (KASK) в Гент. Три года спустя состоялась выставка раскрашенных ковров
Chambres d’Ami
, организованная Яном Хутом. Дельвуа проектировал для своего родного города бронзовую скульптуру,
The Kiss
(Поцелуй). Скульптура изображает двух спаривающихся косуль. Она поражает зрителя, потому что олени занимаются любовью как люди, а не как животные. Так как скульптура является такой натуралистичной, её установка в 2000 году вызвала ряд протестов в Вервике.

Вим Дельвуа: «Китайцы уговаривали меня не закрывать свиную ферму»

Вы, наверное, один из самых выставляемых у нас западных художников. Те, кто видел, еще помнят ваших татуированных свиней в галерее «Риджина» в 2000 году или выставку «Мимикрия» в Пушкинском музее, где ваши ироничные провокационные работы отлично вписались в залы античных слепков и классического искусства. Что вы привезли сейчас?

Помимо работ из серий, которые здесь уже знают, в выставку включены, например, мои новые мраморные барельефы со сценками из компьютерной игры Counter-Strike, которые я начал делать год назад и уже успел показать в других странах. Но конкретно эти специально сделаны для московской выставки. Еще впервые в Москве — Maserati 450, корпус автомобиля, покрытый ковровым орнаментом в персидском стиле. Два года назад он был выставлен в Тегеранском музее современного искусства, где его увидел Гари Татинцян и захотел непременно показать в Москве.

Вероятно, один из самых привлекающих внимание экспонатов на выставке — «Клоака». Почему вы выбрали для Москвы ее вегетарианскую версию?

Это, скорее, был выбор Гари, который, как и я, вегетарианец уже больше 30 лет. К тому же сегодня вегетарианство и вообще здоровый образ жизни стали очень популярными в мире, в том числе, полагаю, и в России. На выставке есть еще и ее переносная, уменьшенная версия, которую должны были показать в Пушкинском музее, но тогда этого не случилось.

Вим Дельвуа. «Самосвал». Фото: Courtesy Gary Tatintsian Gallery and artist’s studio

Здесь есть и одна из ваших знаменитых татуированных свиней, часть проекта «Арт-ферма». Вы продолжаете этот проект, после того как перенесли свою ферму со свиньями для татуировок из Бельгии в Китай?

Нет, над этим проектом я уже не работаю, хотя и сегодня в нем есть заинтересованность разных музеев. Ферму, которую я основал в 2004 году близ Пекина, я закрыл три года назад. Собирался даже раньше, но китайцы попросили не делать этого до 2007 года, который по китайскому календарю был годом Свиньи.

Вы не хотите этого из-за возможных новых протестов со стороны разных правозащитных организаций?

Нет, дело не в этом. Просто прошло мало времени, чтобы вернуться к этому проекту или уже точно не возвращаться. Что касается защитников прав животных и Гринписа, то их действия всегда были только самопиаром. Они активизировались лишь тогда, когда о проекте заговорили все, когда он стал знаменитым. В Ницце, где это случилось в первый раз, я посоветовал им пойти на соседнюю живодерню, где действительно издеваются над животными. Но они туда не пошли, потому что там нет известных художников.

Вы татуировали не только животных, но и некоего молодого человека по имени Тим Штейнер, потратив на это в общей сложности 40 часов, и назвали работу TIM. И хотя он сам вызвался стать арт-объектом, это тоже вызвало неоднозначную реакцию. Вы поддерживаете с ним связь, следите за его судьбой?

Да, конечно. Дело в том, что Тим по своей природе эксгибиционист и охотно принимает любое приглашение выставиться. И мне как автору этого «произведения» часто приходится его отговаривать не выставляться где попало.

Вим Дельвуа. «Сильвия». 2020. Фото: Courtesy Gary Tatintsian Gallery and artist’s studio

В таком случае вы могли бы привезти его на выставку в Москву. Он, несомненно, стал бы еще одним хитом, на который повалила бы публика!

Видите ли, он был бы счастлив приехать в Москву, но с ним действительно очень непросто. Когда была моя выставка в Музее старого и нового искусства на Тасмании в 2020 году, Тим приехал со мной просто так, из любопытства. Дирекция музея, увидев его, предложила показать его на открытии, и я согласился. Потом они захотели показывать его и дальше, я уехал, а Тим остался. Сначала на неделю, затем на месяц, а затем еще на год, став постоянным экспонатом, если можно так сказать, коллекции музея. Так что, видите, с живыми «экспонатами» все не так просто, как минимум непредсказуемо.

Иран — одна из ваших любимых стран, куда вы любите ездить, показывать свои работы. Вы даже собираетесь открыть там музей, в городе Кашан, где вам выделили под него огромное здание. Как продвигается этот проект?

Идет реконструкция здания. Иранская экономика сейчас переживает не лучшие времена — инфляция. И мне даже приходится платить рабочим из своего кармана. Но через год-два мы все же закончим реконструкцию и начнем что-то выставлять. Помимо своих выставок, я хочу показывать иранских художников, а также детские работы, которые в ходе конкурсов отбирало бы международное жюри. С привозными выставками дело сложнее. Транспортировка — очень дорогостоящий процесс, особенно в случае Ирана. Поэтому я собираюсь начать с показа видео, например молодых китайских художников.

Вим Дельвуа. «Скрученные колеса». Фото: Courtesy Gary Tatintsian Gallery and artist’s studio

Параллельно с вашей выставкой в Галерее Татинцяна в Музее современного искусства «Гараж» сейчас проходит ретроспектива еще одного знаменитого бельгийца, Марселя Бротарса. Вы очень разные художники, но у вас, несомненно, есть и нечто общее, что можно было бы сформулировать так: что бы ни делал бельгийский художник — получается сюрреализм. Вы согласны с этим?

Да, безусловно, бельгийская традиция существует, и она имеет длинную историю. Причем она есть и в музыке, и в литературе, и в кино. В бельгийской традиции всегда присутствует другая реальность, нечто магическое, скрытое за тем, что ты видишь. Эта традиция идет, конечно, от Босха, Брейгеля и дальше к Энсору, Магритту. Но и между ними у нас было много разных странных персонажей. Например, газетных иллюстраторов XIX века, работы которых сегодня смотрятся неожиданно современно. Вообще в XIX столетии Брюссель был очень свободным городом, куда европейцы бежали от любых преследований, главным образом политических. Французы, немцы, достаточно вспомнить того же Карла Маркса, русских анархистов (Бакунина, к примеру).

Кто из бельгийских художников вам особенно близок?

Иероним Босх и, наверное, Рене Магритт, если говорить о ХХ веке. Из современных небельгийцев мне интересен Брюс Науман. Его исключительная изобретательность, то, что он умеет работать в разных стилях, делать разные вещи. Из русских художников мне был близок Олег Кулик в начале 2000-х, когда он был человеком-собакой. У нас тогда было одинаковое чувство юмора. А еще мне нравится Борис Михайлов, он очень сильный художник.

Вим Дельвуа. «Клоака 4». Фото: Courtesy Gary Tatintsian Gallery and artist’s studio

Вы тоже так работаете. От европейской традиции, готики, переходя к неевропейской, например, восточной, часто сплавляя стили разных эпох и народов. При этом ваши работы исключительно безупречны в исполнении, используете ли вы старинные технологии или современные — компьютерные, 3D либо лазер.

Да, для меня очень важно качество исполнения. Вы знаете, у меня есть небольшая коллекция работ художников XVII века. Они разные с художественной точки зрения, но все демонстрируют безупречное мастерство исполнения. А сегодня почти 80% современных художников — экспрессионисты. Почему автомобиль должен быть сделан безупречно, а искусство нет? Да, я люблю хорошо сделанные вещи, в этом смысле я одержимый художник, педант, если хотите, — видимо, как и те коллекционеры, которые покупают мои работы.

Что в ваших ближайших планах после Москвы?

Собираюсь строить 60-метровую готическую башню для Тасмании. Уже есть договоренность о том, чтобы поставить ее на постоянной основе в MONA, Музее старого и нового искусства, в Хобарте. Уменьшенный вариант этой башни можно увидеть на московской выставке.

Почему именно на Тасмании?

Я люблю необычные места — Австралию, Иран.

Да, но первая ваша башня, De Torre, была показана на Венецианской биеннале в 2009 году, через год появилась в Париже, в саду Музея Родена, и у Центра искусств BOZAR в Брюсселе. Может, следующей площадкой для нее станет Москва?

Почему бы и нет? Гари — очень настойчивый и целеустремленный человек, и, если ему удастся договориться — я с огромным удовольствием.

Выставка Wim Delvoye в Галерее Татинцяна работает до 9 февраля 2019 года.

Проекты[ | ]

Клоака[ | ]

Клоака является машиной, которая подражает действию человеческой пищеварительной системы и превращает еду в экскременты. В 2000 году она была выставлена в музее Современного искусства в Антверпене (Бельгия). Машину кормят три раза в день изысканными блюдами, приготовленными одним из лучших ресторанов в Бельгии и зрители могут следить за процессом пищеварения. Машина, длиной 12 метров, состоит из шести просвечивающих колб, которые симулируют деятельность желудка, поджелудочной железы, желудочно-кишечного тракта. Колбы содержат человеческие пищеварительные соки и ферменты, которые включаются на различных стадиях переваривания пищи. Эти колбы связаны друг с другом через сеть шлангов и компьютеров. Экскременты машины продаются в вакуумной упаковке.

Логотип, который Дельвуа спроектировал, чтобы продавать машину и её продукты представляет собой комбинацию синей эмблемы компании Ford и букв Coca-Cola. По мнению художника два мегаконцерна являются символами соответственно механизации и потребления машины Клоака.

Арт-Ферма[ | ]

Живые татуированные свиньи являются одним из самых известных проектов художника. В 1997 году он экспонировал в Антверпенском парке Middelheim первых четырех свиней. Однако, это вызвало протест организаций по защите прав животных, и после протестов организации GAIA (Global Action in the Interest of Animals) ему не разрешили экспонировать свиней на выставке ‘Искусство в Вату’ в 2003 году. Поэтому он через год создал Арт-Ферму недалеко от Пекина чтобы выращивать татуированных свиней.

Готические проекты[ | ]

Один из готических проектов состоит из ажурной тяжелой техники. Серия ‘Caterpillar’ состоит из экскаваторов с (нео-)готическими мотивами. Кроме этого, он создал ‘Cement Truck’. Эта конструкция длиной 9 метров сделана из кортеновой стали. Как и экскаваторы, она отделана изящными готическими завитками.

Бетономешалки являются скульптурами из красного дерева. Ирония, которая типично для творчества Дельвуа, заключается в контрасте между бетономешалками и рококо-мотивами.

Для Венецианской биеннале в 2009 году Дельвуа построил готическую башню 10 метров, ‘De Torre’ (Башня). После дополнительного уточнения концепции, он спроектировал в 2010 году стальную башню для сада музея Родена в Париже. С конца того же года новая версия этой башни стоит в Брюсселе у центра искусства BOZAR.

Другим знаменитым проектом является огромные витражные окна рентгеновских снимков в капелле Drongenhof

в гентском районе Патерсхол. Дельвуа отправил кого-то из своих друзей в больничные кабинеты заниматься любовью. Рентгеновские снимки этих действий были употреблены для витражей.

Gary Tatintsian Gallery, Inc.

«Вим Дельвуа фактически создает оксюмороны: несовместимость элементов в его работах заставляет нас балансировать где-то между притяжением и диссонансом..» — Мишель Онфре

Вим Дельвуа (1965, Бельгия) – художник, чье творчество известно во всем мире благодаря беспрецедентным экспериментам в области нео-концептуального искусства.

Работы Дельвуа – ироничные провокации, неизменно шокирующие зрителя остроумными философскими идеями, необычным использованием материалов в сочетании с любовью к искусной ручной работе. Обращаясь к истории искусства – от готических соборов XIX века, Босха и Брейгеля – до поп-арта Уорхола, художник размывает границы между искусством прошлого и современными арт-практиками, создает аэродинамические, математически выверенные, филигранные скульптуры, воплощая в них идеи о новых формах в современной архитектуре. Дельвуа представляет зрителю свое уникальное видение скульптуры, графики, татуировки и реди-мейда, доказывая, что термин «невозможное» не применим в современном искусстве.

С начала 2000-х годов Дельвуа создает серию готических работ из кортеновой стали и воспроизводит детали средневековой готики при помощи цифровых технологий, компьютерного моделирования, 3D печати и лазерной резки. Орнаменты в его работах становятся не столько декоративными элементами, сколько символами ценности и постоянства на фоне стремительно развивающейся эпохи.

Для создания уникальной скульптуры Maserati художник использовал корпус гоночной модели 450S конца 1950-х годов. Подражая техникам иранских ремесленников, Дельвуа украсил алюминиевый каркас рельефом в классических традициях ближневосточного орнамента. Объект, ставший синонимом элегантности для ценителей западного прогресса, был дополнен изящной символикой древнейшей эпохи и объединил в себе лучшие достижения двух культур. Подчеркивая уважение к традициям и свою увлеченность прогрессом на фоне современной глобализации, Дельвуа продолжает тему игры контрастов и совмещения несовместимых элементов. В своем интервью газете The Art Newspaper Дельвуа назвал Maserati «новым ковром-самолетом».

Следуя той же идее, Дельвуа преобразил несколько премиальных чемоданов марки Rimowa и украсил их алюминиевые корпусы традиционными узорами и узнаваемыми образами из своих знаковых работ. Серия «Скрученные шины» (Twisted Tyres, 2013) – образец концептуальных парадоксов Дельвуа – представляет собой велосипедные шины, скрученные в ленты Мебиуса. Точный, но «неуместный» математический расчет, использованный для создания работ, превращает их в геометрически выверенные и притягивающие взгляд объекты, при этом абсолютно лишенные функциональности.

Экспериментируя с тату-артом и вдохновленный идеей создания живого произведения искусства, Дельвуа воплотил в жизнь один из своих самых громких проектов. Художник наносил на кожу свиней и поросят изображения, основанные на западной иконографии, такие как монограмма Louis Vuitton и персонажи мультфильмов Уолта Диснея. Таким образом, знаковые изображения лишались первичного коммерческого смысла, а произведение искусства, между с тем, увеличивалось и росло в цене вместе со своим носителем, запуская новый ироничный парадокс Дельвуа. Тату наносились под присмотром специалистов-анестезиологов на специально спроектированной ферме, где животные содержались до момента естественной смерти, это условие стало неотъемлемой частью концепта о кропотливом процессе создания произведения искусства.

В 90-е годы Дельвуа обратился к радикальной критике общества потребления, исследуя границы искусства как товара в своем проекте «Клоака» (Cloaca). «Клоака» — машина, полностью имитирующая пищеварительную систему человека. Проект основан на научных и технических изысканиях и представляет собой цепь соединенных друг с другом емкостей, наполненных кислотами, пищеварительным соком, бактериями и энзимами, взаимодействующих при постоянной температуре 37,2°C. Название работы – отсылка к Древнему Риму, где канализационная система называлась «Клоака Максима». В основе концепта – влияние швейцарского художника Тэнгли и его кинетических скульптур. Вдохновленный этой идеей, Дельвуа создал механизм, внешне повторяющий высокотехнологичное устройство медицинского аппарата, но при этом абсолютно лишенный бытовых функций. Своей работой машина олицетворяет критический взгляд художника на механизмы современной экономики — причем не метафорически, а предметно. Шокируя зрителя репрезентацией процесса, обычно недоступного взгляду, «Клоака» демонстрирует путь от потребления пищи к производству экскрементов. Ее диета — изысканные, дорогостоящие блюда, теряющие свою ценность при преобразовании в фекалии. При этом сами отходы приобретают статус и парадоксально высокую стоимость арт-объекта, имеющего реальный спрос у потребителей мира искусства. Дельвуа создал несколько версий «Клоаки», неизменный логотип машины – пародия на гибрид брендов Mr. Clean и Coca-Cola. Специально для московской выставки в Галерее Гари Татинцяна Вим Дельвуа создал полностью Веганскую машину.

Инсталляция «Картофельная пушка» (Spud Gun) своим названием обязана детским игрушечным пистолетам, стреляющим картошкой. «В каждой работе есть что-то мальчишеское и самодельное, но стреляют эти пистолеты по-настоящему, — говорит Дельвуа. — Они очень красивые и, словно маленькие «Клоаки», сделаны в стиле бриколажа, они блестящие, высокотехнологичные и мальчишеские». Дополняет инсталляцию серия новых работ художника – мраморные барельефы с изображением сцен из известной компьютерной игры “Counter-Strike“. «Эти работы — про актуальную необходимость защищаться от злодеев и жестокости как в детстве, так и во взрослом мире».

Работы Вима Дельвуа были представлены в лучших музейных коллекциях по всему миру, включая Лувр (Париж), MuHKA (Антверпен, Бельгия), Migros Museum (Цюрих), the Power Plant (Торонто), New Museum (Нью-Йорк), Musées de Bordeaux (Франция), Musée d’art Contemporain de Lyon (Франция), Kaohsiung Museum (Тайвань), Музей Тэнгли (Базель, Швейцария), Музей Родена (Париж), Bozar (Брюссель), ГМИИ им. Пушкина (Москва), MUDAM (Люксембург), DHC/ ART (Монреаль), Музей Современного Искусства в Тегеране (Иран) и MONA в Тасмании (Австралия).

Выставка продлится с 9 ноября 2020 по 9 февраля 2020 Вход свободный 6+

Животные, которых приручило современное искусство

Вим Дельвуа. «Арт-ферма» (фото 2005 года)

Фото: Reuters

В ГМИИ имени Пушкина открылась выставка Вима Дельвуа — бельгийского художника, который вынужден был переехать в Китай, чтобы продолжать работать над своим любимым арт-объектом — татуированными свиньями. Несмотря на то, что в Европе ему запретили этим заниматься еще 10 лет назад и с тех пор обитателей «Арт-фермы» увидеть здесь нельзя, разрисованные свиньи по-прежнему остаются самым известным произведением Дельвуа. Никита Солдатов вспомнил других животных, ставших живыми произведениями искусства.

УлиткиСальвадор Дали. «Дождливое такси», 1938 год

Фото: © Denise Bellon, DR.

Одним из первых живых животных использовал в своей работе Сальвадор Дали — специально для организованной Андре Бретоном и Полем Элюаром Всемирной выставки сюрреалистов в Париже он сделал сложную инсталляцию «Дождливое такси», также известную как «Манекены, гниющие в такси». В зале, увитом живым плющом, располагался автомобиль, с крыши которого стекала вода, за рулем сидел пластмассовый водитель с головой акулы, а на пассажирском сиденье — облепленный живыми улитками женский манекен в вечернем платье. Инсталляция так впечатлила посетителей выставки, что Дали впоследствии трижды ее воссоздавал. Единственная сохранившаяся копия инсталляции (правда, без улиток) хранится в музее художника в Фигересе.

ЛошадиЯннис Кунеллис. «Без названия (12 лошадей)», 1969 год

Инсталляция Янниса Кунеллиса с живыми лошадьми тоже была вдохновлена сюрреализмом. Один из основателей арте повера попытался воплотить в жизнь идею Андре Бретона, предлагавшего представить, что «татары привели бы своих лошадей на водопой к версальскому фонтану». В частном музее в Риме Кунеллис сделал нечто похожее: завел в зал 12 лошадей различной масти и расставил их вдоль стен наподобие картин.

ПопугайМарсель Бродхарс. «Не говори, что я не говорил — Попугай», 1974 год

В инсталляции, показанной в антверпенской галерее Wide White Space в 1974 году, Марсель Бродхарс, один из первых практиков постмодернизма, попытался создать визуальный образ ретроспективы как выставочной концепции. Между двумя тропическими пальмами стоял столик, на нем — клетка с серым африканским попугаем, рядом, под стеклом — каталог персональной выставки Бродхарса 1966 года «Мидии, яйца, картофель фри, горшок, уголь» и его репринт с добавленным к названию словом «попугай», фоном — запись Бродхарса, читающего собственное стихотворение «Я говорю, я говорю». В 2001 году Парижский музей современного искусства пытался приобрести работу Бродхарса, однако защитники животных выступили против включения живого попугая в постоянную экспозицию и сделка сорвалась.

Койот Йозеф Бойс. «Мне нравится Америка, а Америке нравлюсь я», 1974 год

Фото: Каролине Тисдаль

На свой знаменитый перформанс, прошедший в галерее Рене Блока в Нью-Йорке, Йозеф Бойс, укутанный в войлочное одеяло, был доставлен прямо из аэропорта на машине скорой помощи. В комнате, заваленной соломой и номерами The Wall Street Journal, художника ждал койот Маленький Джон — вместе они провели три дня, на протяжении которых Бойс дразнил и приручал животное, выполнял странные шаманские ритуалы, а напоследок обнял койота и отправился в аэропорт на той же скорой помощи. Впоследствии Бойс говорил, что не хотел встречаться в Америке ни с кем, кроме койота.

МуравьиЮкинори Янаги. «Муравьиная ферма. Флаги мира», 1990 год

Фото: © Yukinori Yanagi

Одной из первых работ, в которых знаменитая японская художница и архитектор Юкинори Янаги использовала живых муравьев, стала композиция из 180 пластиковых коробок, в каждой из которых цветным песком был выложен флаг одной из стран ООН. Коробки соединялись прозрачными трубками, по которым бегали муравьи, перенося песок из одной в другую и символически уничтожая границы между странами. Сотрудничество с муравьями так увлекло Янаги, что за 10 лет с помощью пластиковых коробок, песка и муравьев она создала целых три серии: «Флаги мира», «Деньги» и «Американское искусство».

ЗмеяМарина Абрамович. «Голова дракона», 1990 год

Эксперимент с живыми питонами в Оксфордском музее современного искусства стал первым самостоятельным перформансом Марины Абрамович после расставания со своим многолетним партнером Улаем. В течение часа по сидящей на стуле художнице ползали пять змей, а вокруг них был выложен круг изо льда, который защищал зрителей. Семь вариантов этого перформанса, записанных в том же году, но уже в студии, Абрамович объединила в серию.

Бабочки Дэмиен Хёрст. «Любовь изнутри и снаружи», 1991/2012 год

Фото: Getty Images / Fotobank

Специально для своей первой ретроспективы, устроенной галереей Tate Modern в 2012 году, Дэмиен Херст повторил одну из ранних работ — интерактивную инсталляцию с живыми бабочками «Любовь изнутри и снаружи». Посетители выставки прогуливались по большой комнате без окон, в которой среди растений и разложенных по тарелкам фруктов летали тропические бабочки. За пять месяцев ретроспективу посетило почти полмиллиона человек, однако за судьбу живых экспонатов Херста никого не волновался, пока газета The Telegraph не сообщила, что для работы инсталляции каждую неделю на смену умершим завозили в галерею по 400 новых бабочек, а всего за время выставки погибло 9 тыс. насекомых, в естественных условиях живущих до 9 месяцев. Защитники животных засыпали Херста обвинениями, но он на обвинения возразил, что нанял «дорогущего специалиста по бабочкам, который создал для них идеальные условия».

Обезьяна Виталий Комар и Александр Меламид. «Наша Москва глазами Микки», 1998 год

Фото: Сотбис

Комар и Меламид несколько раз брали животных в соавторы: в 1978 году они учили собаку Тарду рисовать косточки, в 1995-м — вместе со слонихой Рене написали портрет Джорджа Вашингтона, а еще через три года открыли в Индии школу рисования для слонов. Но, пожалуй, самой успешной стала их коллаборация с Микки, шимпанзе из московского цирка. В 1998 году обезьянка под руководством художников сделала несколько поляроидных снимков Красной площади, которые в прошлом году были проданы на аукционе Sotheby’s за $76,5 тыс.

Золотые рыбки Марко Эваристти. «Елена и Рыбак», 2000 год

Фото: Evaristti Studios

За свою 30-летнюю карьеру Марко Эваристти совершил немало радикальных арт-экспериментов — готовил макароны на собственном жире, разукрасил в красный цвет айсберг у берегов Гренландии, даже сделал копию ворот Освенцима из золотых коронок узников концлагерей, но в памяти он останется как художник, который предложил убить рыбок. В небольшом музее под Копенгагеном в 2000 году прошла выставка, на которой Эваристти представил инсталляцию «Елена и рыбак»: посреди комнаты висела полуобнаженная фотография самого художника, а рядом с ней стоял стол с 10 блендерами, в каждом из которых плавала золотая рыбка. Любой из блендеров можно было включить, но сделать это успел лишь один посетитель, после чего блендеры были немедленно отключены от розеток. Эту инсталляцию Эваристти повторил спустя 13 лет, заменив живых рыбок на мертвых.

СлонБэнкси. «Слон в комнате», 2006 год

Фото: Reuters

На своей трехдневной персональной выставке «Едва ли законно» в Лос-Анджелесе Бэнкси, желая привлечь внимания к проблеме голода в странах третьего мира, раскрасил 38-летнюю слониху Таю под цвет обоев в помещении, обыграв английскую идиому о слоне в комнате. Городская служба по защите животных тщательно исследовала краски и, убедившись в их безопасности для слонихи, выдала Бэнкси разрешение, но в последний день выставки все-таки спохватилась и потребовала привести слона в естественный вид, заявив, что «подобное явление не просто оправдывает жестокое обращение с животными, но и возводит это в ранг искусства».

КошкиГруппа «Война». «Мордовский час», 2007 год

Фото: Reuters

Арт-группа «Война» стала известной после перформанса, проведенного 1 мая 2007 года в «Макдоналдсе» на Серпуховской площади в Москве. Желая сделать подарок «низкооплачиваемой рабсиле фастфуда, лишенной в праздник отдыха и наслаждения», и осчастливить ее современным искусством, участники группы закидали стойку заказов бездомными кошками. Акция была прервана полицией.

Черепахи Илья Трушевский. «Сладкое», 2008 год

Фото: Кирилл Тулин, Коммерсантъ

Инсталляция молодого российского художника Ильи Трушевского «Сладкое» была показана на «Винзаводе» в 2008 году. В одном из помещений выставочного центра художник усыпал пол смесью сахарного песка и соли, расставил несколько аквариумов с обклеенными стразами черепахами, а в центре композиции поместил дачный фонтан, из которого лилось розовое моющее средство, заполняя комнату мыльными пузырями.

Свиньи Миру Ким. «Я люблю свинок, а свинки любят меня», 2011 год

Фото: Reuters

Американская художница Миру Ким в рамках ярмарки современного искусства Art Basel сделала инсталляцию-парафраз бойсовского перформанса с койотом. 104 часа обнаженная 30-летняя художница провела в стеклянной комнате с двумя свиньями, ночуя и питаясь вместе с ними. Так Ким пыталась избавиться от навязчивого страха грязи и микробов.

Персональная выставка Вима Дельвуа

С 9 ноября по 9 февраля в Галерее Гари Татинцяна пройдет персональная выставка Вима Дельвуа.

Персональная выставка Вима Дельвуа

Вим Дельвуа — художник, чье творчество известно во всем мире благодаря беспрецедентным экспериментам в области нео-концептуального искусства. Работы Дельвуа — ироничные провокации, неизменно шокирующие зрителя остроумными философскими идеями, необычным использованием материалов в сочетании с любовью к искусной ручной работе.

Обращаясь к истории искусства — от готических соборов XIX века, Босха и Брейгеля — до поп-арта Уорхола, художник размывает границы между искусством прошлого и современными арт-практиками, создает аэродинамические, математически выверенные, филигранные скульптуры, воплощая в них идеи о новых формах в современной архитектуре. Дельвуа представляет зрителю свое уникальное видение скульптуры, графики, татуировки и реди-мейда, доказывая, что термин «невозможное» не применим в современном искусстве.

Для создания уникальной скульптуры Maserati художник использовал корпус гоночной модели 450S конца 1950-х годов. Подражая техникам иранских ремесленников, Дельвуа украсил алюминиевый каркас рельефом в классических традициях ближневосточного орнамента. Объект, ставший синонимом элегантности для ценителей западного прогресса, был дополнен изящной символикой древнейшей эпохи и объединил в себе лучшие достижения двух культур.

Персональная выставка Вима Дельвуа

Подчеркивая уважение к традициям и свою увлеченность прогрессом на фоне современной глобализации, Дельвуа продолжает тему игры контрастов и совмещения несовместимых элементов. В своем интервью газете The Art Newspaper Дельвуа назвал Maserati «новым ковром-самолетом». Следуя той же идее, Дельвуа преобразил несколько премиальных чемоданов марки Rimowa и украсил их алюминиевые корпусы традиционными узорами и узнаваемыми образами из своих знаковых работ.

Серия «Скрученные шины» — образец концептуальных парадоксов Дельвуа — представляет собой велосипедные шины, скрученные в ленты Мебиуса. Точный, но «неуместный» математический расчет, использованный для создания работ, превращает их в геометрически выверенные и притягивающие взгляд объекты, при этом абсолютно лишенные функциональности.

Экспериментируя с тату-артом и вдохновленный идеей создания живого произведения искусства, Дельвуа воплотил в жизнь один из своих самых громких проектов. Художник наносил на кожу свиней и поросят изображения, основанные на западной иконографии, такие как монограмма Louis Vuitton и персонажи мультфильмов Уолта Диснея.Таким образом, знаковые изображения лишались первичного коммерческого смысла, а произведение искусства, между с тем, увеличивалось и росло в цене вместе со своим носителем, запуская новый ироничный парадокс Дельвуа.

Персональная выставка Вима Дельвуа

Тату наносились под присмотром специалистов-анестезиологов на специально спроектированной ферме, где животные содержались до момента естественной смерти, это условие стало неотъемлемой частью концепта о кропотливом процессе создания произведения искусства.

В 90-е годы Дельвуа обратился к радикальной критике общества потребления, исследуя границы искусства как товара в своем проекте «Клоака» (Cloaca). «Клоака» — машина, полностью имитирующая пищеварительную систему человека. Проект основан на научных и технических изысканиях и представляет собой цепь соединенных друг с другом емкостей, наполненных кислотами, пищеварительным соком, бактериями и энзимами, взаимодействующих при постоянной температуре 37,2°C.

Название работы — отсылка к Древнему Риму, где канализационная система называлась «Клоака Максима». В основе концепта — влияние швейцарского художника Тэнгли и его кинетических скульптур. Вдохновленный этой идеей, Дельвуа создал механизм, внешне повторяющий высокотехнологичное устройство медицинского аппарата, но при этом абсолютно лишенный бытовых функций.

Персональная выставка Вима Дельвуа

Своей работой машина олицетворяет критический взгляд художника на механизмы современной экономики — причем не метафорически, а предметно. Шокируя зрителя репрезентацией процесса, обычно недоступного взгляду, «Клоака» демонстрирует путь от потребления пищи к производству экскрементов. Ее диета — изысканные, дорогостоящие блюда, теряющие свою ценность при преобразовании в фекалии.

При этом сами отходы приобретают статус и парадоксально высокую стоимость арт-объекта, имеющего реальный спрос у потребителей мира искусства. Дельвуа создал несколько версий «Клоаки», неизменный логотип машины — пародия на гибрид брендов Mr. Clean и Coca-Cola. Специально для московской выставки в Галерее Гари Татинцяна Вим Дельвуа создал полностью Веганскую машину.

Инсталляция «Картофельная пушка» (Spud Gun) своим названием обязана детским игрушечным пистолетам, стреляющим картошкой. «В каждой работе есть что-то мальчишеское и самодельное, но стреляют эти пистолеты по-настоящему, — говорит Дельвуа. — Они очень красивые и, словно маленькие «Клоаки», сделаны в стиле бриколажа, они блестящие, высокотехнологичные и мальчишеские».

Дополняет инсталляцию серия новых работ художника — мраморные барельефы с изображением сцен из известной компьютерной игры «Counter-Strike». «Эти работы — про актуальную необходимость защищаться от злодеев и жестокости как в детстве, так и во взрослом мире».

Узнать подробности можно на сайте организаторов: https://tatintsian.com/ru/exhibitions/wim-delvoye/works/

Дельвуа Вим (Wim Delvoye): Готическое кружево

Кто-то создаёт машину времени, кто-то изобретает велосипед или вечный двигатель, но бельгиец Вим Дельвуа (Wim Delvoye) не выдумывает, понапрасну, пятого колеса. Он просто берёт то, что уже существует и превращает это в волшебное готическое кованное или расписное кружево, меняя самым невероятным образом и облачая в декоративность, казалось бы, совершенно неподходящие для этого объекты.

Всевозможная строительная техника: краны, самосвалы, бетономешалки и экскаваторы – всё то, что, априори, ассоциируется с грязью и чем-то монументально-тяжёлым, по мановению волшебной палочки-фантазии Вим Дельвуа превращаются в ажурные воздушно-невесомые конструкции, достойные звания «садовой скульптуры». Или в подобия расписного бабушкиного комодика на гнутых ножках, такой и в гостиной поставить можно, гости не сразу поймут изначальное предназначение этой вычурной позолоченной конструкции. Да, Виму Дельвуа не откажешь в чувстве юмора.

Несмотря на колоссальные размеры (а эти механизмы выполнены в натуральную величину), их не ощущаешь монолитно-тяжёлыми. Подобные каркасные кованные или проволочные фигуры принято заполнять грунтом, засевать и, затем, покачиваясь в садовом кресле с чашкой свежего чая, любоваться нежными побегами, пробивающимися сквозь решётку, создавая милейший пушисто-зелёный силуэт.

Созданию каждого такого арт-объекта предшествует длительная подготовка и разработка. Вслед за фантазией наступает очередь совершенно прагматическим задачам: разработка эскиза в 3D-редакторе и детального чертежа всех конструкций. Наконец — отливка деталей и сваривание будущего ажурного скелета.

Основные мотивы конструкций почерпнуты автором из архитектурного построения и внутреннего убранства средневековых готических соборов. Детали с символикой европейских королевских династий, остроконечные гранёные шпили, вытянутые «колючие» силуэты, кресты и витражные розы соединяются в тончайшую изящнейшую вязь высокой готики, вверх устремлённой и оторванной от бренности земной человеческой жизни.

Удивительная креативность и архитектурная скурпулёзность Вим Дельвуа по-достоинству оценены всеми ведущими музеями мира. Выставлялся Вим Дельвуа и в России. Для этого ему была отведена одна из площадок Эрмитажа.

Те, у кого есть дома 3D-очки, могут насладиться объёмными изображениями на сайте художника.

Автор: Галина Смольникова

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: