Как посмотреть самые французские места в Москве: экскурсии с опытным гидом по столице России

Часть башни Эйфеля

Рекомендуем посетить: www.go-world.ru.

Среди скульптур Зураба Церетели, толпящихся во дворе Музея современного искусства (ММСИ, Петровка, 25), действительно «спрятан» настоящий кусочек Парижа. Больше того – это частица главного символа французской столицы, Эйфелевой башни. Изначально на «300-метровую башню», как называл ее Гюстав Эйфель, предполагалось взбираться пешком. В 1980-х решено было установить лифты, а лестничные пролеты демонтировать. Большинство из 20 пролетов башни разошлись на аукционах за немалые суммы, два безвозмездно попали во французские музеи и один – в ММСИ. Москве достался пролет, соединявший второй и третий ярусы башни, высотой в 4,60 м. Сейчас он заключен в стекло и выставлен на всеобщее обозрение.

Арка Гимара

Оказавшись на площади Европы, любой парижанин удивится: один из входов в подземку (станция «Киевская») оформлен точь-в-точь как многие станции метро в центре французской столицы. Витая арка в стиле арнуво с табличкой Metropolitain появилась рядом с Киевским вокзалом в январе 2007 года. Это копия одной из работ Эктора Гимара, самого яркого представителя стиля ар-нуво во Франции. Именно Гимар в начале XX века занимался оформлением парижского метро. Арка была подарена нашей столице в знак сотрудничества между мэриями Парижа и Москвы. И хотя ее создатели были уверены в удачном выборе места – всю красоту сразу и не разглядишь.

Французские достопримечательности в Москве

ФОТО: Depositphotos

Прогулка по Москве французской

24.01.2015 07:43

Текст: Александр Алиев

Фото: Дмитрий Дубинский (все снимки кликабельны)

Москва – один из тех редких городов мира, что вобрали в себя великое множество национальных традиций и культур. Она тем и сильна, что сюда едут отовсюду, и каждый привносит что-то своё.

В очередной исторической прогулке по столице мы предлагаем вам пойти, так сказать, по французскому следу и узнать: что было, что стало.

А начнем со знаменитых московских бульваров: они ведь есть заимствование из Франции!

Императрица Екатерина II — состоявшая, кстати, в переписке с Вольтером — посетила как-то Москву и, увидев обветшавшие стены Белого города, высказала мнение о том, что, мол, нападения татарских полчищ уже давно не грозят, и устроили-ка бы вместо никому не нужных стен нечто вроде парижских boulevards.

Так это слово и вошло в русский язык. А бульвары разбили к началу XIX века. И первым из них стал Тверской.

Тверской бульвар, фото Дмитрия Чистопрудова.

Напрасно ждал Бонапарт

Одним из французских мест столицы определенно можно назвать Поклонную гору у бывшей Дорогомиловской заставы. Здесь 2 сентября 1812 года Наполеон ждал, когда же ему принесут ключи от города, но… «Нет, не пошла Москва моя к нему с повинной головою» – лучше Александра Сергеевича Пушкина и не сказать.

К слову, старую Поклонную гору, откуда Бонапарт взирал на Москву, срыли еще в советский период, а нынешняя – «новодел».

Многим знакома огромная классицистическая усадьба у Петровских Ворот, построенная по проекту М.Ф. Казакова. До 1813 года тут располагался аристократический Английский клуб.

Во время французской оккупации Москвы его занял штаб главного интенданта армии, где служил Анри Мари Бейль (он же литератор Стендаль). В дневнике своем он о.

Очень долго в этом доме находилась больница, но теперь часть флигелей снесли для возведения нового корпуса Мосгордумы.

Во времена войны с Наполеоном в этих стенах находилась больница.

А возле Никитских Ворот существовал когда-то театр, переделанный в 1812-м под французский. Постановки были очень богатыми, благо из самого Кремля реквизировали царские одежды и серебряную посуду. Этот театр посещал и сам Наполеон.

В целом тема пребывания французских войск в Первопрестольной достаточно обширная и требует, конечно, отдельного рассмотрения.

Когда Москва была «французу отдана», здесь располагался театр, который посещал и сам Бонапарт.

Шанель № 5, кино и патефон

Французы стали массово переселяться в Россию, и в частности в Москву, после Великой революции 1789 года. Многие из них обрели тут вторую родину, стали крупными предпринимателями и уважаемыми людьми.

На улице Павла Андреева (недалеко от метро «Добрынинская») целый квартал занимают ОАО «Гознак» и парфюмерная фабрика «Новая заря». Последняя до революции принадлежала Анри (Генриху Афанасьевичу) Брокару и его сыновьям.

Любопытно, что ценимые несколько десятилетий советские духи «Красная Москва» изначально были придуманы специалистами к 300-летию дома Романовых и назывались «Любимый букет императрицы».

После 1917 года брокаровскую фабрику национализировали и отдали Гознаку. «Новая заря» разместилась на смежной территории.

Главным конкурентом была другая парфюмерная фирма французского происхождения – Товарищество «А. Ралле и Ко». Основанная Альфонсом Ралле на Вятской улице (за Бутырской заставой) фабрика успешно просуществовала до революции, а сейчас именуется «Свобода».

Нельзя не рассказать об одном работнике Товарищества «А. Ралле», парфюмере Эрнесте Бо. С началом Первой мировой войны он ушел добровольцем в русскую армию и служил на Кольском полуострове. Там его особенно восхищали свежесть и аромат северных озер в лучах незаходящего солнца.

Позднее он вспоминал: «Этот характерный запах я сохранил в своей памяти, и после больших усилий и трудов мне удалось его воссоздать…» Вернувшись во Францию, он трудился на парфюмерном производстве в Грассе, где из нескольких созданных им ароматов Коко Шанель выбрала вариант № 5. Так возникли знаменитые Шанель № 5.

За нынешним Белорусским вокзалом в начале прошлого столетия находилось московское отделение кинофабрики «Братья Пате». Только за 1910-1913 годы оно выпустило около пятидесяти игровых фильмов. Снимались и документальные ленты. В последнее время невероятной популярностью пользовался выложенный в Интернете киноочерк «Москва под снегом» 1908 года.

Кроме кинопроизводства фабрика «Пате» занималась выпуском переносной версии граммофона собственной конструкции. По производителю в русском языке эту версию так и назвали – патефон.

Салат оливье и театр имени Моссовета

Вы, конечно, знаете про салат оливье. Ведь без него до сих пор не обходится домашнее застолье! Его изобретатель Люсьен Оливье работал шеф-поваром ресторана «Эрмитаж» на Трубной площади.

Вот что писал Владимир Гиляровский в своей книге «Москва и москвичи»: «Считалось особым шиком, когда обеды готовил повар-француз Оливье, еще тогда прославившийся изобретенным им «салатом Оливье», без которого обед не в обед и тайну которого он не раскрывал. Как не старались гурманы, не выходило: то, да не то…»

Без салата оливье в России не обходится ни одно застолье.

Вот такие дела. А ныне оливье во всем мире иначе как «русский салат» и не именуют. Что же касается здания ресторана «Эрмитаж», то теперь здесь «квартирует» театр «Школа современной пьесы».

Кузнецкий Мост. На углу с Неглинной дом, где был другой суперпопулярный ресторан – «Яр», а также модный магазин «Le Montagne» француза Демонси, в каковом трудилась мадмуазель Полина Гебль, ставшая потом женой декабриста И.А. Анненкова. Их трогательная любовная история отражена в фильме «Звезда пленительного счастья».

Когда-то здесь находился знаменитый ресторан «Яр».

Еще один француз – антрепренер Шарль Омон – содержал на Триумфальной площади один из самых дорогих в городе театров, собиравший на свои представления весь цвет дореволюционной богемы. Находившийся рядом увеселительный сад «Аквариум» также принадлежал Омону. По выходным там играли оркестры и гуляла нарядная публика.

Уже в 1930-х годах бывший театр Омона капитально перестроили в Концертный зал имени П.И. Чайковского, в «Аквариуме» поместился другой театр – имени Моссовета.

Французский храм и эскадрилья «Нормандия — Неман»

Поскольку французская община в Белокаменной росла, представители ее подали прошение о разрешении им строительства католического храма. Разрешение было получено, и в 1791 году на участке между Малой Лубянкой и Милютинским переулком появилась небольшая деревянная церковь, освященная во имя Людовика Святого.

Впоследствии она была заменена монументальным каменным сооружением архитектора А.О. Жилярди. Среди настоятелей храма особенно известен отец Адриан Сюррюг, он, между прочим, установил на фасаде дворца графа А.И. Мусина-Пушкина (это на площади Разгуляй) вечный солнечный календарь. Рассказывают, что каждый полдень сюда съезжались часовщики со всего города выверять время.

Церковь Святого Людовика за всю свою историю ни разу не закрывалась, здесь и сейчас проходят службы на французском языке.

Рядом в Милютинский переулок смотрит окнами краснокирпичное здание, сооруженное при церкви. Прежде в нем действовали мужское реальное училище и женская гимназия, потом обычная советская школа.

А в 1997 году при участии тогдашнего президента Франции Жака Ширака в здании открылся Лицей Александра Дюма, где преподавание ведется исключительно по-французски.

Проходя или проезжая по Пречистенской набережной, мы обязательно обратим внимание на бывший дом коллекционера И.Е. Цветкова, выстроенный по эскизам живописца В.М. Васнецова.

Мемориальная доска расскажет нам, что здесь в годы войны работала французская Военная миссия и формировалась эскадрилья «Нормандия — Неман».

Завершим нашу прогулку у необычайно яркого особняка в русском стиле на улице Большая Якиманка. Когда-то оно принадлежало богатому купцу Н.В. Игумнову, а после революции было передано Французской Республике для размещения посольства.

Вуаля!

Посольство Франции в России.

Память о войне 1812-го

Отношения России и Франции не всегда были безоблачными, и войну с Наполеоном Москва помнит особенно хорошо. Один из главных памятников победе 1812 года – роскошная Триумфальная арка, призванная приветствовать возвращающихся из Европы воинов-победителей. Сначала арка была деревянной и находилась на площади Тверской заставы, рядом с нынешним Белорусским вокзалом. Каменную на том же месте выстроили по проекту Осипа Бове: сооружение богато украсили скульптурами русских витязей и барельефами на тему избавления Москвы от «нашествия галлов». В 1936 году площадь решили расширять. Разобранную арку Бове отправили в запасники Музея архитектуры. Там памятник пролежал больше 30 лет, пока его не восстановили, теперь уже – у Поклонной горы. По соседству с аркой – музей-панорама «Бородинская битва», знаменитое гигантским (115 м в окружности, 15 – в высоту) батальным полотном. Сюжет – драматический момент сражения: французы штурмуют село Семеновское. Полотно это написал Франц Рубо, сын обрусевшего французского коммерсанта, к тому времени известный живописец-баталист, по заказу Николая II в 1912 году, к столетию войны. До 1918-го полотно показывали в деревянном павильоне на Чистых прудах, после – 40 с лишним лет, свернутое в рулон, оно хранилось в разных местах, для сбережения живописных произведений мало годных. На реставрации почти загубленной картины настоял Сталин, а новое здание близ Кутузовского решил возвести Хрущев. Еще одна реставрация, пожар, новое восстановление – такой, какой мы ее знаем сейчас, Бородинская панорама стала только к 1995 году.

Цели и задачи французского института в Москве

Данное учебное заведение было сформировано для поддержания взаимодействия России и Франции по вопросам развития, ценностей и обучения.

К главным целям института можно отнести:

  1. Внедрение французского языка и традиций в РФ при помощи подразделений союза Франции и России.
  2. Стимулирование дальнейшего взаимодействия стран в сфере традиций, искусства и изучения языков.
  3. Большинство культурных событий организации осуществляется в городах России, но в дальнейшем планируется разработка и проведение фестивалей русских обычаев во Французской Республике, в целях знакомства французов с особенностями нашего народа.

Задачи учреждения:

  1. Способствовать развитию международных отношений и взаимодействия между Россией и Францией.
  2. Поддерживать и поощрять ознакомление жителей нашей страны с культурными новинками Франции.
  3. Разрабатывать и реализовывать программы сотрудничества между странами.
  4. Способствовать усовершенствованию учебных заведений, в которых изучается французский язык.
  5. Давать полные сведения о перспективах и вариантах обучения во французских вузах, а также возможностях получения образования в нашей стране для иностранных студентов.

Храм Святого Людовика

История католического храма имени французского короля Людовика IX Святого на Малой Лубянке начинается в конце XVIII века. Сначала жившие в Москве французы выстроили тут деревянную церковь, а через полвека был освящен и каменный храм. До наших дней сохранилось здание 1830-х годов с шестью колоннами и двумя небольшими колокольнями, возведенное по проекту Доменико Жилярди. После революции 1917 года храм не раз разоряли, но он продолжал работать, долгое время оставаясь единственным католическим приходом в столице. – прямо по соседству, – с всесильным КГБ. Храм стоит бок о бок с лицеем Александра Дюма, но числится по Малой Лубянке, 12А. Кстати, здесь проходят службы на французском, плюс – на латыни, русском, итальянском и даже вьетнамском языках.

Французские достопримечательности в Москве

Что посмотреть туристам из Франции: самые французские места в Москве

Если вам интересна совместная история двух далеко расположенных друг от друга стран, то вас ждет увлекательное путешествие в прошлое. До сих пор сохранилось немало памятников, о которых знают гиды и готовы рассказать во время экскурсии по Москве на французском языке.

В историческом центре России можно отведать пирожные – эклеры в «Гранд эклер», угоститься макаронсами в кондитерской Ladurée. Но самые главные памятники – те, которые напомнят о Франции.

Посвященные войне 1812 г.

Времена Наполеона в Москве помнятся и сейчас. Кстати, в столице есть своя Триумфальная арка, Изначально она была деревянной и стояла на площади Тверской заставы, у Белорусского вокзала. Более прочный каменный вариант установили на основе проекта Осипа Бове, а памятник украшен тематическими барельефами и скульптурами русских богатырей.

Ныне памятник, постояв в музее более трех десятков лет, обосновался у Поклонной горы. Рядом есть музей-панорама под названием «Бородинская битва». Здесь есть 115-метровое батальное полотно высотой целых 15 м

Храм Св. Людовика

Этот католический храм, посвященный королю Людовику IX Святому, стоял на Малой Лубянке с окончания 18 в. До сих пор тут идут франкоязычные службы. Удивительное строение, пережившее годы советской власти и не разоренное, функционировало в самые сложные для веры времена, несмотря на соседство с КГБ. Тут же находится лицей Александра Дюма.

Памятник Ле Корбюзье

Архитектор-новатор, вдохновивший эпоху конструктивизма, модернизма и функционализма, покорил Москву. Памятник ему установили в 2015-м году на Мясницкой улице. Этот архитектор обогатил столицу Центросоюзом, который крайне важен для мирового архитектурного наследия.

В столице немало памятных мест, так или иначе связанных с историей Франции и России одновременно. Только благодаря знанию истории, любопытству и опыту в проведении тематических французских экскурсий по Москве вы сможете удовлетворить свой интерес к столице России в полной мере!

Памятник Ле Корбюзье

Монумент знаменитого французского архитектора-новатора открыли в Москве в 2020 году. Скульптура, изображающая задумавшегося над чертежами будущих построек Ле Корбюзье, установлена рядом с другим памятником, архитектурным, – зданием Центросоюза (ныне – Росстат) на Мясницкой улице. Выстроенный к середине 1930-х Центросоюз стал единственным московским проектом Ле Корбюзье – и одним из самых интересных зданий для истории мировой архитектуры. «Собранный» из корпусов со сплошным остеклением, облицованный фиолетово-розовым артикским туфом шедевр архитектуры модернизма стал одним из первых московских специально выстроенных офисных зданий. «2500 служащих обеспечены всеми необходимыми условиями комфорта, большим центральным холлом, столовой, залом собраний», – Ле Корбюзье воплотил здесь свои мысли об архитектуре будущего.

Парижская школа чая в Palais des Thés

Гурманы и почитатели ритуалов во всем, что касается происходящего за столом, французы подходят к выбору чая так же серьезно, как к выбору вина. Парижская чайная школа – это отношение к чаю как к изысканному деликатесу, требующему соблюдения культуры его употребления. Чайные сомелье, разбирающиеся в оттенках вкуса и аромата чая, подбирают свой сорт к определенному блюду и к определенному случаю, к сезону, погоде и даже ко времени суток. Узнать все тонкости выбора и дегустации чая и приобрести сорта по душе москвичи теперь могут в Парижском доме чая на Покровке, 4, стр. 1.

Тут в марте 2017-го открылся первый в России чайный бутик известной французской сети Palais des Thés, основанной в 1987 году экспертом и одним из лучших чайных сомелье Франсуа-Ксавье Дельмасом. В ассортименте – коллекция более чем из 250 сортов элитного чая из разных регионов мира. Путешествуя по всему свету в поисках лучших плантаций, эксперты бутика выбирают сорта и контролируют процесс производства чая на всех его этапах. Авторские купажи – предмет особой гордости. В основе купажа – крупнолистовой плантационный чай, характерность достигается за счет игры нот натуральных компонентов – фруктов, лепестков и бутонов цветов, элитных эфирных масел.

Французские достопримечательности в Москве

ФОТО: Palais des Thés

Лиможский фарфор

Посуда королей, предмет охоты коллекционеров и объект многочисленных подделок, уникальный фарфор прославил небольшой городок Лимож на юго-западе Франции на весь мир. В конце XVIII века там нашли месторождение каолина, вскоре названного «белым золотом»: добавление его в фарфор придавало изделиям необычайную белизну и особую прочность. Лиможский фарфор пленил сначала Францию, затем – Европу и другие континенты также изысканностью форм, росписи и декора. Сегодня, как и десятилетия назад, Лимож – главная «фарфоровая» область Франции, а мануфактура Deshouliéres – одно из старейших предприятий по производству знаменитого фарфора (основано в 1826 году). Экологически чистый лиможский фарфор, который не тускнеет со временем, производится только из природного сырья без добавления химических компонентов. Фарфор Deshouliéres распространяется под двумя брендами – рассчитанным на люксовый сегмент Deshouliéres и более демократичным Apilco. Изделия обеих марок можно найти в Москве на Ленинском проспекте: не так давно тут открылся флагманский бутик фирмы.

Бутик Сержа Лютанса

Французский фотограф, кинематографист, модельер Серж Лютанс более всего известен как гений-парфюмер, независимый художник в мире создателей ароматов. Эстет, меланхолик, поклонник Бодлера и командор Ордена искусств Франции, Лютанс – как в парфюмерии, так и в прочих областях деятельности – не следует за трендами, но создает их. Он начинал в моде, дизайне и кино, а созданием ароматов занялся в 1990-х. Флаконы Parfums-Beauté Serge Lutens намеренно просты и безыскусны, скрывающиеся же в них запахи ценители называют завораживающими и вожделенными. При всей известности Лютанса и его волшебных ароматов – в мире всего два именных бутика парфюмера. Первый начал работу в Париже в 1992 году, второй, московский, в 2015-м открыл сам Лютанс. В салоне на Неглинной представлены полная коллекция всех ароматов и альбомы с рисунками Сержа Лютанса.

Общее сведения об учреждении

Французский институт в России – заведение, созданное при поддержке Посольства Франции в РФ, которое также осуществляет его финансирование. Управлением данной организацией занимаются глава Посольства по сотрудничеству между Россией и Францией, дипломат по вопросам культурного содружества и изучения иностранных языков, а также помощник руководителя института, расположенного в столице нашей страны.

институт французского языка в Москве

Французский институт в Москве был основан в 1992 году. Он представляет собой учреждение для обучения французскому языку. Ежегодно более 3 000 студентов поступают в заведение и более 2000 абитуриентов проходят вступительные испытания. Вопрос о том, где будет расположено здание института, некоторое время оставался нерешенным, но затем для учреждения выбрали задние на Воронцовом поле, недалеко от Курского метро. С целью создания заведения в течение трех лет было восстановлено старое сооружение конца 19 века. Сейчас французский институт в Москве расположен по адресу: ул. Воронцово Поле, 16. В учреждении находятся 17 кабинетов, оснащенных всеми необходимыми технически средствами обучения. В институте есть столовая, где можно попробовать блюда французской кухни.

Пирожные макарон

«Двухэтажные» макарон, разноцветные тающие во рту круглые печенья, склеенные сладкой начинкой, сегодня – «международно известное» лакомство. Классические же макарон изобретены в 1930 году в Париже. Их создателем стал Пьер Дефонтен, внук Луи Эрнеста Ладуре, основателя одного из старейших кондитерских домов Франции. Новация Дефонтена состояла в добавлении к давно известным миндальным безе слоя из шоколадного крема «ганаш». Именно став «двухэтажными», разноцветные макарон получили известность как один из символов Франции, сделав и Ladurée мировым брендом. Кондитерские Ladurée открыты и в Москве: в ГУМе и на Малой Бронной.

Французские достопримечательности в Москве

ФОТО: Гранд Эклер

Классические эклеры

По популярности с макарон может соперничать только одно пирожное родом из Франции – конечно, речь об эклере. В переводе éclair означает «молния, вспышка» – по легенде, название дано из-за зеркального блеска помадки, которой покрывают эклеры. В России этот десерт появился в начале XIX века во время правления императора Александра I, сделавшись лакомством изысканным и весьма редким. Прошлый век дал эклеру народную любовь и популярность (купить его можно было в любой столовой или гастрономе), вместе с тем и рецепт упрощался, и прежнего отношения к изысканному лакомству уже не стало. Сейчас эклеры переживают, можно сказать, ренессанс – в том числе и среди московских гурманов. Разные виды эклеров, выпеченных по классической рецептуре, плюс «лимитированные коллекции» пирожных – специализация кондитерской «Гранд эклер» на Большой Якиманке, 15.

О самых интересных выставках, концертах, аукционах и других значимых событиях из мира искусства читайте в MY WAY.

Текст: Наталья Пыхова

Французы в Москве

«Нет. Не пошла Москва моя К нему с повинной головою!..
Не праздник, не приемный дар — Она готовила пожар Нетерпеливому герою»… А.С. Пушкин.
2 (14) сентября 1812 года войска Наполеона вступили в Москву. Французский император остановился в Дорогомиловской слободе, где и заночевал в одном из трактиров. 3 (15) сентября Наполеон переехал в Кремль и расположился в Кремлевском дворце. Отсюда ему открылся чудесный вид на древнюю столицу Русского государства. Стендаль (Анри Мари Бейль), который был участником русской кампании Наполеона в качестве военного интенданта, писал: «Этот город был незнаком Европе, в нём было от шестисот до восемьсот дворцов, подобных которым не было ни одного в Париже».

Первоначально Наполеон был уверен, что занятие Москвы остановит войну, позволит ему продиктовать России такие условия мира, которые надолго обеспечат Французской империи прочное положение в Европе и полное господство над её народами, соответственно и мировое господство. Поэтому Наполеон въехал в Москву в приподнятом настроении. Далекая, казавшаяся недостижимой цель этого длинного и в чём-то загадочного похода была достигнута. Наполеон был счастлив и горд. Его армия была в Милане, Риме, Турине, Неаполе, Венеции, Каире, Брюсселе, Амстердаме, Мадриде, Лиссабоне, Мюнхене, Берлине, Вене, Варшаве и вот наконец Москва! Он предвкушал свое общеевропейское торжество, сомневающиеся, тайные и явные враги будут посрамлены. Москва у его ног! Он сделал то, что не удалось храброму Карлу XII.

Правда, уже в самом начале начались помехи, которые подпортили императору настроение. Во время стояния на Поклонной горе, никто не вручил победителю ключи от поверженного города. Армия вступала в пустой, безмолвный город, который был покинут почти всеми жителями. Солдат «Великой армии» встретили безлюдные улицы и вой брошенных собак. Город казался мёртвым. Этого французы не ожидали. Это был вызов русского народа, готового пойти на крайние жертвы, но уничтожить врага. Наполеон не мог не понять этого. Огромный, загадочный для европейцев русский народ пробуждался и был готов к жестокой борьбе.

Беспокоило Наполеона и отсутствие достоверных известий о русской армии. Армия Кутузова представляла реальную силу, что убедительно доказывала Бородинская битва, не считаться с ней было безумием. Отход от русской армии позволял ей оторваться от противника и получить время для укрепления. Равновесие сил могло быть нарушено в самое ближайшее время, и надо было торопиться с заключением мира.

Позже в заключении на острове Святой Елены, Наполеон скажет: «Я должен был бы умереть сразу после вступления в Москву…». Это был апогей его славы. В русской кампании всё шло вопреки его замыслам и четким расчётам. Наполеон не смог навязать противнику своей воли, европейских правил игры, не он управлял этой войной. Русские действовали «не по правилам».

Сразу же возникли споры о происхождении московского пожара. По мнению ряда исследователей, уничтожение Москвы было политической акцией. Наполеон хотел потрясти русское правительство, надавить на определённые круги дворянства, чтобы они оказали воздействие на императора, заставили Александра заключить мир на любых условиях. Сам Наполеон обвинил в поджоге самих русских. В письме русскому императору Александру I 20 сентября он писал: «Прекрасный, великолепный город Москва более не существует. Ростопчин его сжёг. Четыреста поджигателей были застигнуты на месте преступления; они все заявили, что поджигали дома по приказу губернатора и начальника полиции». Город могли пожечь и не только по приказу московских властей, но и сами горожане. Многие русские считали, что лучше сжечь добро, чем уступить врагу, и действительно зажигали свои дома перед уходом из Москвы.

Русское правительство отвергло обвинение Наполеона. И назвало истинным виновником гибели Москвы армию оккупантов. Наполеона обвинили в клевете и обмане. Многие европейцы также считали, что французы сожгли Москву. Шведский правитель Бернадот писал: «Император Наполеон, приказав сжечь Москву, совершил варварский поступок, вследствие которого с ужасом отвернутся от него современники и который покроет его позором в глазах потомков. С военной точки зрения он ничего не выиграл, а с точки зрения нравственности и политики он только дал понять, до какого исступления может доходить его характер».

Посланник Наполеона генерал Лористон при встрече с Кутузовым также пытался озвучить версию о сожжении Москвы русскими. Однако фельдмаршал ответил, что имеет полную картину событий в Москве, русские войска при уходе из города и его жители вызвали только малую часть пожаров. Французы «разрушали столицу по своей методе: определяли для поджога дни и назначали части города, которые надлежало зажигать в известные часы. Я имею подробное известие обо всём».

Кроме того, пожар могли взывать действия мародеров. Учитывая тот факт, что очагов пожара было несколько, видимо, в той или иной мере могут быть верны все версии. Москва была объявлена трофеем. Город отдали войскам «Великой армии» на разграбление, его масштаб принял значительный характер. Причём в грабеж первоначально был внесен определённый порядок. Первый день имела право грабить старая императорская гвардия, второй день – молодая гвардия, за ней грабил 1-й корпус Даву и т. д. Все корпуса по очереди обыскивали московские дома. Гвардейцы настолько обогатились, что устроили временные лавочки, где продавали всё что угодно. 4 (16) сентября французские солдаты разгромили университет. Они выломали двери во всех его зданиях, а в ночь на 5 (17) сентября подожгли его. Сгорело главное здание университета, обсерватория и другие помещения со всеми их научными ценностями.

Постепенно «порядок» в грабеже был утрачен. Весть о городе полном богатств быстро облетела все лагеря «Великой армии». Появление первых мародёров с мешками полными дорогих вещей, одежды, вина, сахара, привело к массовому бегству солдат в город. Посланные за водой и дровами солдаты не возвращались, разбегались патрули. Соблазну подчинялись и офицеры, генералы. Особенно свирепствовали немцы из государств Рейнского союза и поляки. Баварцы и вюртембержцы дошли до того, что выкапывали и обыскивали трупы на кладбищах. Грабеж сопровождался пьяными оргиями. Темы грабежа и пьянства проходят через все письма Стендаля из Москвы. Армия разлагалась прямо на глазах, день от дня становясь всё менее боеспособной.

Наполеон оправдывал эти грабежи. Он говорил, что его голодная армия считает Москву огромным лагерем, оставленным неприятелей, и солдаты имеют право вознаградить себя за длительные страдания. Когда наконец, по мнению Наполеона, все корпуса получили положенную им добычу, он отдал 7 (19) сентября приказ остановить грабеж. Начальник штаба Наполеона маршал Бертье писал: «Император приказывает с завтрашнего дня прекратить грабежи в Москве». Командиры корпусов были должны назначить патрули, чтобы заставить солдат вернуться в свои части и не допускать дальнейшего мародёрства. Но восстановить порядок было уже невозможно. Грабежи, поджоги домов, насилия и убийства продолжались. Вернувшись из Петровского дворцы в Кремль, Наполеон отдал 9 (21) сентября два приказа о восстановлении порядка и прекращении грабежей. Однако и они игнорировались. Отряды гвардейцев-мародеров возвращались с награбленным добром в Кремль прямо на глазах императора. Моральное разложение армии, упадок дисциплины зашли уже слишком далеко. Командир Старой гвардии маршал Франсуа-Жозеф Лефевр отмечал, что солдаты, назначенные для охраны императора, до того разложились, «что не слушали часовых и караульных офицеров, бранили их и били». Гвардейские офицеры перестали салютовать Наполеону при разводе караулов. Угроза предания военно-полевому суду никого не пугала, так как грабежах участвовали не только солдаты, но и офицеры, даже генералы.

15 (27) сентября была учинена кровавая расправа над русскими ранеными. По мнению французского командования, они могли стать организаторами партизанских отрядов и поджигателями. Французские солдаты напали на Кудринский госпиталь, который был расположен во Вдовьем доме, там располагалось до 3 тыс. раненых. Французы стреляли в госпиталь из пушек, бросали в окна горючие вещества. Смотритель Вдовьего дома Мирицкий пытался остановить этот акт бессмысленной жестокости, но его не слушали. Дом был сожжен, в нём погибло до 700 русских раненых.

Французы в Москве

После этой расправы, оставшихся раненых и пленных русских солдат было решено вывезти из Москвы в западном направлении. Для этого сформировали несколько маршевых колонн по 1,5-2 тыс. человек в каждой. В качестве конвоиров обычно использовались немецкие солдаты, которые уже «отличились» в грабежах и насилиях над оставшимися жителями города. Вестфальский полковник фон Лоссберг, которому поручили сопровождать 1,5 тыс. военнопленных, сообщил командованию, что у него нет продовольствия ни на один день питания пленных. Ему отдали письменный приказ расстреливать на месте всякого, кто не сможет идти. Лоссберг уверял, что отказался выполнять этот приказ, просто оставляя обессиленных людей на дороге (это было равносильно их смерти). Другие командиры не были столь щепетильны, ослабевших русских пленных расстреливали, запирали в церкви и сжигали.

В самой Москве расстреливали солдат и полицейских, «беглых каторжников», в которых зачисляли всех схваченных на улице мужчин. Наполеон указал, чтобы было расстреляно 400 «поджигателей». Однако жертв французского террора было намного больше. По информации московской полиции, после освобождения Москвы в городе и его окрестностях было обнаружено около 12 тыс. трупов, многие из которых были жертвами оккупантов.

Через три недели после вступления французов в Москву, 19 сентября (1 октября) было учреждено городское самоуправление, в которое вошло 20 человек. Его возглавил «интендант города Москвы и Московской провинции» Лессепс. В реальности муниципалитет не имел никакой власти.

Наполеон по-прежнему пытался заключить мир с русскими. Он понимал, что его 100 тыс. армия, которая кинжальным ударом врубилась вглубь России, не могла рассчитывать на спокойную зимовку в сгоревшем городе. Французам угрожала 120 тыс. армия Кутузова на фланге, которая постоянно усиливалась. Кроме того, город со всех сторон обложили десятки тысяч партизан, ополченцев и членов отрядов народной самообороны. Добывать продовольствие и фураж в окрестностях Москвы становилось всё более проблематично. Постоянно росла угроза потери связи с фланговыми корпусами и единственной коммуникации, которая связывала «Великую армию» с Европой. Французский генералитет указывал императору на смертельную опасность, которая нависла над армией, и требовали покинуть Москву.

Однако оставить Москву, не заключив мирного соглашения, означало признать безрезультативность всей кампании. Отступление могли истолковать в Европе как поражение. Это могло привести к взрыву в Германии, осложнению ситуации в Италии и Испании, проблемам в отношениях с Пруссией и Австрией. Берлин и Вена и без отступления армии Наполеона действовали вяло, не спешили увеличить свой контингент в рядах «большой армии», хотя по договору они были обязаны это сделать. Мир был необходим французскому императору и для укрепления внутриполитического положения и во Франции. Оттуда приходили тревожные новости.

Не став ожидать со стороны русского правительства предложений о заключении мира Наполеон сам стал предпринимать шаги в этом направлении. Первая попытка была сделана через директора Воспитательного дома генерал-майора Ивана Акинфиевича Тутолмина. Наполеон хотел получить подтверждение Александра об участии России в блокаде Англии, в восстановлении военного союза с Францией. Но, предложение о мирных переговорах, которое было послано в Петербург вместе с раппортом Тутолмина о состоянии Воспитательного дома, осталось без ответа. 9 (21) сентября Наполеон встретился с И. А. Яковлевым (отцом А. И. Герцена), который не успел своевременно выехать из города, и добивался возможности покинуть сгоревшую Москву. Наполеон разрешил Яковлеву покинуть город, при условии передачи Александру I письма, где объяснялись причины гибели Москвы. «Если император Александр желает мира, — говорил французский император, отпуская Яковлева, — то ему стоит только известить меня об этом; я пошлю к нему одного из моих адъютантов, Норбонна или Лористона, и мир немедленно будет заключён». В противном случае, угрожал Наполеон, «Петербург испытает участь Москвы». Русский император не ответил на личное письмо Наполеона.

Последнюю попытку заключить мир Наполеон предпринял 22 сентября (4 октября), когда направил к Михаилу Кутузову в Тарутино Лористона для пропуска к императору Александру I. Французский император говорил Лористону: «Я желаю мира, мне нужен мир; я непременно хочу его заключить, только бы честь была спасена». 23 сентября (5 октября) состоялась получасовая встреча Лористона с фельдмаршалом Кутузовым, после чего князь Волконский был направлен к российскому государю с донесением о предложении Наполеона. Однако и эта попытка закончилась ничем.

Положение армии Наполеона становилось всё хуже и хуже. Время неумолимо работало на Россию и русскую армию. Нужно было принимать трудное решение об отходе на Запад. Наполеон обдумывал этот шаг, хотя и скрывал от окружающих, обнадеживая их скорым миром с правительством Александра. Появились мысли об образовании обширного Польского королевства, создании Смоленского герцогства во главе с Понятовским. Но это были уже нереальные фантазии. Реальным оставалось одно – уход, бегство из Москвы, фактически признание поражения в русской кампании 1812 года.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: