Итальянский грот в Александровском саду


Координаты: 55°45′13″ с. ш. 37°36′56″ в. д. / 55.75361° с. ш. 37.61556° в. д. / 55.75361; 37.61556 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=55.75361&mlon=37.61556&zoom=17 (O)] (Я) Итальянский грот

(название не устоялось, известен также как
грот «Руины»
, павильон-руина «Грот») — сооружение в Александровском саду у стен Московского Кремля. Грот был построен по проекту О. И. Бове в 1820—1823 годах.

Архитектура

Грот ( Утренняя зала )

В начале XX века у пристани перед Гротом в праздник Крещения проводили молебны с водосвятием в присутствии Императорской семьи, а до этого водосвятие совершалось в присутствии Высочайшего двора 1 августа.

Адмиралтейство

Археология

В 2004 году производилась реставрация грота, в которой участвовали и археологи. Ожидания археологов были минимальными: этот участок второй надпойменной террасы левого берега реки Неглинной никогда не был заселен. Однако, анализ земли, использованной в петровские времена для насыпки больварка, дал неожиданные находки: от человеческих останков XV века (возможно, часть земли брали на старом кладбище) до осколков горшка XVII века с заметным присутствием ванадия. Археологи связали повышенное содержание этого металла с варкой мухоморов, видимо, в качестве галлюциногенного средства.

Интересные факты про Голубой Грот

  • в 2009 году местные власти решили временно закрыть достопримечательность из-за того, что в море, недалеко от Голубого Грота попали сточные воды. В результате чего к природному очарованию этого места добавилось безобразие и соответствующие «ароматы»
  • остров Капри временно стал столицей Великой Римской Империи в 27 году нашей эры
  • во время правления римского императора Тиберия, Голубой Грот был его личной купальней
  • ученые пытаются изучить дно пещеры, но, ввиду большой глубины, сделать это не удается, так как опуститься на дно можно только в батискафе, а он не проходит в узкий вход
  • местные жители раньше называли Голубой грот – Градола (по названию близлежащего местечка), но всячески старались обходить его стороной, так как считали, что он населен ведьмами и чудовищами
  • древние греки полагали, что здесь обитают сирены, заманивающие в грот моряков своими заунывными песнями, и убивающие их
  • вы сможете оставить память о себе в «зале имен» Голубого Грота. Здесь любой посетитель острова может разместить на стене информацию о себе. Нет, не просто нацарапать на стене «здесь был Вася», а повесить целую табличку со своим именем

Примечания

  1. [books.google.com/books?id=Dd9aONENAxgC&pg=PA150 Бове Осип Иванович]. // Кто есть кто в мире. ОЛМА Медиа Групп, 2003. С. 150.
  2. Джанджугазова Е. А. [cyberleninka.ru/article/n/aleksandrovskiy-sad-kak-simvol-vozrozhdeniya-moskvy.pdf Александровский сад как символ возрождения Москвы]. // Современные проблемы сервиса и туризма 4 (2011).
  3. Молокова, Т. А. [vestnikmgsu.ru/index.php/ru/archive/article/download/1452 Восстановление Москвы после пожара 1812 г.: новый облик города]. Вестник МГСУ. Архитектура и градостроительство. Реконструкция и реставрация. (2012).
  4. Махнева-Барабанова, Оксана Александровна. [archvuz.ru/2007_1/1 Творческое наследие Клода-Николя Леду и Россия]. // Архитектон: известия вузов 17 (2007).

Отрывок, характеризующий Итальянский грот

Та странная мысль, что из числа тех тысяч людей живых, здоровых, молодых и старых, которые с веселым удивлением смотрели на его шляпу, было, наверное, двадцать тысяч обреченных на раны и смерть (может быть, те самые, которых он видел), – поразила Пьера. Они, может быть, умрут завтра, зачем они думают о чем нибудь другом, кроме смерти? И ему вдруг по какой то тайной связи мыслей живо представился спуск с Можайской горы, телеги с ранеными, трезвон, косые лучи солнца и песня кавалеристов. «Кавалеристы идут на сраженье, и встречают раненых, и ни на минуту не задумываются над тем, что их ждет, а идут мимо и подмигивают раненым. А из этих всех двадцать тысяч обречены на смерть, а они удивляются на мою шляпу! Странно!» – думал Пьер, направляясь дальше к Татариновой. У помещичьего дома, на левой стороне дороги, стояли экипажи, фургоны, толпы денщиков и часовые. Тут стоял светлейший. Но в то время, как приехал Пьер, его не было, и почти никого не было из штабных. Все были на молебствии. Пьер поехал вперед к Горкам. Въехав на гору и выехав в небольшую улицу деревни, Пьер увидал в первый раз мужиков ополченцев с крестами на шапках и в белых рубашках, которые с громким говором и хохотом, оживленные и потные, что то работали направо от дороги, на огромном кургане, обросшем травою. Одни из них копали лопатами гору, другие возили по доскам землю в тачках, третьи стояли, ничего не делая. Два офицера стояли на кургане, распоряжаясь ими. Увидав этих мужиков, очевидно, забавляющихся еще своим новым, военным положением, Пьер опять вспомнил раненых солдат в Можайске, и ему понятно стало то, что хотел выразить солдат, говоривший о том, что всем народом навалиться хотят. Вид этих работающих на поле сражения бородатых мужиков с их странными неуклюжими сапогами, с их потными шеями и кое у кого расстегнутыми косыми воротами рубах, из под которых виднелись загорелые кости ключиц, подействовал на Пьера сильнее всего того, что он видел и слышал до сих пор о торжественности и значительности настоящей минуты. Пьер вышел из экипажа и мимо работающих ополченцев взошел на тот курган, с которого, как сказал ему доктор, было видно поле сражения. Было часов одиннадцать утра. Солнце стояло несколько влево и сзади Пьера и ярко освещало сквозь чистый, редкий воздух огромную, амфитеатром по поднимающейся местности открывшуюся перед ним панораму. Вверх и влево по этому амфитеатру, разрезывая его, вилась большая Смоленская дорога, шедшая через село с белой церковью, лежавшее в пятистах шагах впереди кургана и ниже его (это было Бородино). Дорога переходила под деревней через мост и через спуски и подъемы вилась все выше и выше к видневшемуся верст за шесть селению Валуеву (в нем стоял теперь Наполеон). За Валуевым дорога скрывалась в желтевшем лесу на горизонте. В лесу этом, березовом и еловом, вправо от направления дороги, блестел на солнце дальний крест и колокольня Колоцкого монастыря. По всей этой синей дали, вправо и влево от леса и дороги, в разных местах виднелись дымящиеся костры и неопределенные массы войск наших и неприятельских. Направо, по течению рек Колочи и Москвы, местность была ущелиста и гориста. Между ущельями их вдали виднелись деревни Беззубово, Захарьино. Налево местность была ровнее, были поля с хлебом, и виднелась одна дымящаяся, сожженная деревня – Семеновская.

Гроты Фрасасси

Оцените нас в соцсетях:

Гроты Фрасасси-царство подземных гномов

Всем любителям подземных пещер посвящается

В регионе Марке недалеко от Анконы рядом с городком Женга (Genga) в природном парке Gola Rossa di Frasassi есть удивительные по красоте карстовые пещеры — гроты Фрасасси (Grotte di Frasassi)Уже несколько раз в разговорах с разными людьми всплывали эти самые гроты.

О них говорили с придыханием и бесконечными эпитетами, а я все никак не могла добраться до них.

И однажды мы c мужем просто собрались и поехали. Было пасмурно, скучно, немного сыро. На площади у парковки — множество сувенирных палаток с поделками из камня, но мы спешили, потому что времени до закрытия оставалось мало.

Асфальтированная дорога огибает гору, поросшую лесом, и прямо в горе появились огромные массивные двери — вход.

Все сжалось внутри. Я боюсь замкнутого пространства, мне нужен простор, вид из окна, а тут подземелье.

Вдруг вспомнился мой любимый Хоббит. «Стена дрогнула, разверзлась, и перед ними открылся вход в Гору». Примерно тоже самое произошло и с нами. Дверь раскрылась и мы вошли внутрь.

Полумрак, турникет на входе, как в музей, чего-то ожидающая группа людей.

Оказалось, что осмотр происходит только группами и в сопровождении смотрителя.

Справа за стеклянной перегородкой я вдруг увидела лежащие на полу оранжевые каски с вмонтированными в них фонариками, как у шахтеров, толстые и тонкие веревки, крюки.

Ну, влипла. Сейчас на меня наденут амуницию, пристегнут к веревке и потащат по темным, узким пещерам, и веревка обязательно оборвется, и меня забудут в какой-нибудь каменной щели, и умру я от одиночества и жажды, и не видеть мне больше солнышка.

Так, надо бежать отсюда.

Удержала меня твердая рука мужа.

Пришлось подчиниться и идти следом за всеми. Еще один коридор, снова огромные закрытые двери, охрана.

Господи, это что хранилище швейцарского банка?

И вот, наконец, как в сказке про Али-бабу, двери раскрылись, и мы вошли внутрь.

Я потеряла дар речи. Нет в человеческом языке слов, чтобы достойно передать то, что предстало взору.

Огромный зал, кое-где искусно подсвеченный скрытыми лампами, распахнулся перед глазами.

Эта была Бездна Анконы (“Abisso Ancona”). Экскурсовод наслаждалась произведенным эффектом.

Обычно итальянцы болтают, везде и всегда, за исключением мессы, а тут — тишина. Народ онемел.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: