Новая Москва — это старая Москва


Старая и Новая Москва

По официальным данным в Москве проживает порядка 12,5 миллионов человек, это соответствует 8,5% от населения России

. Кто-то говорит, что реальное население Москвы намного больше, а есть теории, доказывающие обратное.

Даже по официальным данным Москва – безусловно лидирующий по численности населения город России, а также самый населенный город Европы (если не считать Стамбул, часть населения которого проживает в азиатской части города). Москва настолько большой город, что административно является отдельным регионом России.

Москва притягивает к себе мигрантов, как из других регионов России, так и из других стран. Каждый год в столице России регистрируют 2,5 миллиона граждан других государств

, кто-то из них остается в Москве насовсем, и это меняет город.

Исторически первые упоминания о Москве относятся к летописи XII века, и исходя из них определяют дату основания города – 1147 год. Но самые первые следы заселения Москвы относятся к концу XI века.

Москву ждали взлеты и падения, разрушение и восстановление, разорение войсками Золотой Орды и возрастание политической роли в регионе.

Все это отражалось на населении города, которое росло даже после переноса столицы в Санкт-Петербург

:

Население Москвы ощутимо снизилось лишь в начале 1920-х годов

, причинами были массовая мобилизация, эпидемии, голод, и, конечно, приход новой власти.

После того, как советская власть укрепилась, население столицы только росло. Рост не остановился и после распада СССР, когда Москва стала последней надеждой на лучшую жизнь для жителей регионов.

По мере роста города увеличивалась и его площадь. Начиная с 1940-х годов к Москве постепенно присоединяли районы

и поселки, процесс продолжался в 1950-е, 1960-е, 1980-е годы. Но тогда присоединялись преимущественно районы внутри МКАД, за счет присоединения новых территорий к 2010 году население столицы выросло на 1,2 миллиона человек.

Но самой масштабной территориальной реформой стало присоединение к Москве части Московской области в 2011 году. Присоединение увеличило площадь Москвы в 2,4 раза, а черта города теперь проходит и по границе с Калужской областью.

Но именно на численность населения присоединение новых территорий повлияло незначительно: на присоединенных территориях проживало меньше 250 тысяч человек, а в самой Москве – более 11,5 миллионов.

Однако присоединение новых районов и городов принесло их жителям «московские» льготы – более высокие пенсии

(минимум 19 500 рублей), различные льготы для социально незащищенных категорий, более эффективный транспорт, качественное образование и здравоохранение.

Это принесло свои плоды, и за 5 лет после присоединения Троицкого и Новомосковского административного округа их население выросло на 40%, достигнув 350 тысяч человек. Но, возможно, многие просто оформили регистрацию по месту жительства, где проживали и до этого.

Троицкий Административный округ

Троицкий административный округ (ТАО) города Москвы — один из двух новых округов столицы. Административное образование площадью 1060 километров появилось в результате реализации проекта по расширению границ Москвы 1 июля 2012 года. В переходный период для управления двумя новыми округами – Троицким и Новомосковским — создана общая префектура.

Троицкое административное образование населяет 92 404 человек. Это самый южный, самый большой по площади, но самый малонаселенный административный округ Москвы. Согласно распоряжению мэра Сергея Собянина в состав Новомосковского административного округа включены 10 поселений.

Округ граничит с Новомосковским административным округом на северо-востоке, с Калужской областью — на юго-западе и с Московской областью – на северо-западе и юго-востоке.

Главная автомобильная магистраль – Калужское шоссе. На территории округа расположены платформы Киевского железнодорожного направления и Большого кольца.

Административный центр – городской округ Троицк (расположенный в 20 км от МКАДа по Калужскому шоссе).

Поселения

Городской округ Троицк
Поселение Вороновское
Поселение КиевскийПоселение Кленовское
Поселение КраснопахорскоеПоселение Михайлово-Ярцевское
Поселение НовофедоровскоеПоселение Первомайское
Поселение РоговскоеПоселение Щаповское

Официальная статистика

По официальным данным население Москвы составляет 12 635 800 человек

. Это оценочные данные Росстата на 1 июля 2020 года, который отметил, что за первые полгода население выросло на 20,5 тысяч человек.

Кстати, многие считают, что рост население Москвы – заслуга исключительно миграции, внутренней и внешней. Но официальные статистические данные показывают немного иную картину. Итак, за первые 6 месяцев 2020 года:

  • прибыло 117 499 человек из других регионов
    , выбыло 103 251 человек. Прирост за счет внутренней миграции составил 14 248 человек;
  • прибыло 12 905 иностранцев
    , выбыло 12 886 человек. Прирост за счет внешней миграции составил 19 человек.

Неофициальные оценки

Официальным данным от Росстата в России по некоторым причинам принято не доверять, а потому для многих статистических параметров существуют неофициальные оценки.

Самая нестандартная оценка основана на отслеживании перемещений абонентов операторов сотовой связи

. Еще несколько лет назад в Правительстве Москвы собирались использовать этот источник данных. Позднее собранный материал попал к исследователям МГУ, которые написали статью «Анализ пульсаций системы расселения московской агломерации с использованием данных сотовых операторов».

Сама по себе статья больше похожа на глубокий математический анализ, но выводы из нее удивляют. Они основаны на упорядоченных данных (из анализа изъяты вторые сим-карты в телефонах, модемы и другие устройства), сделаны поправки на то, что у маленьких детей нет телефонов.

Вывод такой: население Москвы на самом деле меньше, чем говорит официальная статистика. С помощью сетей удалось отследить 10,7 миллионов человек, причем сюда входят как жители столицы, так и трудовые мигранты (которые могут быть вообще не зарегистрированы, но имеют телефоны).

То есть, из официальных 12,3 миллионов жителей столицы (статья написана в 2020 году) исследователи из МГУ недосчитались 1,6 миллионов.

Что интересно, все это можно легко объяснить:

  • многие иногородние студенты
    бывают в Москве наездами, но официально числятся зарегистрированными в столице. Таких около 400 тысяч человек;
  • большой процент пенсионеров
    предпочитают жить в сельской местности или в небольших городах, но ради высокой пенсии и различных льгот они продолжают числиться в столице;
  • перепись населения 2010 года, от которой ведутся дальнейшие расчеты, проводилась не очень точными методами.

Это много или мало?

Итак, в Москве может проживать от 11 до 25 миллионов человек – смотря какими данными пользоваться. Это самый большой город России, СНГ и даже Европы. Но города Азии уже давно обогнали российскую столицу

по населению, и лидируют там китайские мегаполисы:

Так что Москве еще далеко до мирового лидерства по населению. Но это даже плюс: китайские города столкнулись с проблемами перенаселения и плохой экологической обстановкой. Москва тоже не самый благополучный город с точки зрения экологии и транспорта, но по сравнению с Китаем все не так плохо.

Если рассматривать городские агломерации, рейтинг будет немного иным:

Как видно, позиция Москвы в мировых рейтингах по численности населения примерно соответствует роли города в мировой политике и экономике.

Кстати, Москва занимает высокие места в мировых рейтингах по качеству благоустройства, по работе транспорта и развитию потребительского рынка. С другой стороны, город находится в конце рейтингов по количеству пробок на дорогах, уровню безопасности и общем репутационном рейтинге.

Проблема транспорта и перегруженных дорог – ключевая с точки зрения качества жизни в Москве. Несмотря на огромные усилия властей по ликвидации пробок, процесс нельзя назвать очень успешным.

Активное развитие метрополитена, который жизненно необходим такому большому городу, происходит неравномерно и в некоторые крупные спальные районы города метро придет еще не скоро.

Поэтому можно сделать вывод: хоть Москва и не самый большой город мира, городская инфраструктура едва справляется с таким населением

, и дальнейший рост потребует все больше и больше вложений в развитие.

Новая Москва — это старая Москва

Приостановлено строительство депозитария музеев Кремля на Боровицкой площади; обещаны деньги на реставрацию церкви Воскресения в Кадашах; дан старт дискуссии о творчестве Зураба Церетели; объявлено об отказе от перекрытия стеклянным куполом комплекса Провиантских складов; выделены средства на разборку одной из десятков самостройных мансард на памятниках архитектуры; снят с должности Олег Митволь…

Ни одна реальная городская проблема пока не решена. Но от временной администрации их решения ожидать и не приходится. Формирование новой власти не за горами, и именно ей адресованы требования и ожидания москвичей, еще не утративших надежду на возможность сохранения в Москве того, что делает ее историческим городом.

Много лет нам внушалось: под личным руководством Юрия Михайловича Лужкова темная и грязная Москва начала 90-х превратилась в современный город, а издерганные, мрачные, плохо одетые москвичи — в благополучных, сытых, уверенных в завтрашнем дне граждан. Граждан?.. Скорее обывателей, но суть не в этом. А в том, как расставлены акценты.

Очевидные достижения мэра Лужкова в социальной и коммунальной сферах не могут затмить очевидный факт: его модель управления городом постиг крах еще до отставки. Да, на улицах у нас чисто, в квартирах уютно, в магазинах изобильно. Будь Юрий Михайлович директором птицефабрики или свинофермы, потребительское благополучие вверенного ему контингента можно было бы поставить ему в большую заслугу. Подопечным организмам тепло, светло и сытно, они плодятся и размножаются — чего же еще желать? Ничего, если речь идет о курах или свиньях, птицефабрике или свиноферме. Но мы говорим о людях и о великом историческом городе, столице великой мировой державы. Куры и свиньи — полезная для хозяев домашняя живность, но от них бессмысленно ждать инновационных прорывов, они никогда не пойдут на сознательное усилие ради Отечества, на них не стоит рассчитывать в трудную минуту. Они не граждане.

То был крах архаичного индустриального подхода к развитию города в эпоху, когда развитие может быть только постиндустриальным. Правда, индустрия в Москве особого рода. Заводы закрывают, чтобы отдать их территории под застройку. Стройкомплекс денно и нощно производит квадратные метры. Эта индустрия напоминает добычу полезных ископаемых карьерным методом, когда жила ценной руды выбирается экскаваторами до последней тонны породы, после чего остается изуродованный пейзаж. Этой драгоценной рудой в лужковской Москве стала земля, в особенности в историческом центре. Существование подлинной исторической застройки при таком подходе рассматривается как захламление участков, предназначенных под новое строительство, а от хлама принято избавляться. Исторический хлам горит, подвергается “самообрушениям”, внезапно, за пару недель, приходит в аварийное состояние, непригодное для реставрации, и просто сносится “в целях реализации инвестиционого проекта”.

А между тем в исторических городах, идущих по пути постиндустриального развития, культурное наследие рассматривается как мощный экономический ресурс. Пресловутая “экономика знаний” дополняется “экономикой красоты” и “экономикой памяти”. Что самым благоприятным образом сказывается на среде обитания жителей. На этот путь, ведущий в будущее, а не в тупик, и должна вступить новая московская власть. Другого выбора у нее не осталось.

Уже допущенные стратегические ошибки очевидны, их последствия мы будем ощущать еще многие годы. Но сегодня еще есть возможность остановить ряд проектов, которые грозят обернуться невосполнимыми потерями для культурного наследия города.

Еще не поздно спасти интерьеры “Детского мира”. Для этого необходимо срочно отменить постановление правительства Москвы, которым в угоду тогдашнему собственнику здания список его ценных элементов был сведен к общим габаритам и композиции фасадов. Пусть честные эксперты вновь изучат этот объект, и мы увидим, подтвердится ли мнение их сервильных коллег о том, что интерьеры “Детского мира” не представляют ценности.

Еще цела Хитровская площадь, чудом вернувшаяся к нам из небытия, в которое постаралась погрузить ее коммунистическая власть в 1938 году. Позволить опять застроить ее очередным бизнес-центром — это для новой городской власти будет означать демонстративное пренебрежение общественным мнением.

Еще можно остановить ведущееся по горзаказу строительство новой сцены театра “Геликон-опера” на месте снесенных корпусов усадьбы Глебовых-Стрешневых—Шаховских на Большой Никитской. Восстановить разрушенный памятник, а для театра построить новое здание, потому что нет ничего противоестественнее, чем противопоставление интересов сегодняшней культуры и культурного наследия прошлого.

Наконец, еще не поздно признать недопустимой трактовку понятия “регенерация исторической городской среды”, которая позволяет возводить массивное 14-этажное здание на месте снесенной усадьбы Алексеевых на улице Бахрушина — в самом сердце Замоскворечья.

Ревизия распорядительных документов правительства Москвы, касающихся сноса и нового строительства на исторических территориях, может существенно пополнить список незавершенных преступлений против истории и культуры. А до окончания этой ревизии “Архнадзор” предлагает ввести мораторий на снос старинной застройки Москвы в пределах ее исторических границ — Камер-Коллежских Валов.

Старая Москва, составляющая всего-то не более 7—10% территории города, понесла за минувшие 18 лет тяжелейшие потери, приняв на себя основной удар алчности девелоперов. На наших глазах количество отдельных утрат перешло в заметное даже неспециалисту качественное перерождение городской среды. И как реакция на этот пугающий процесс возник общественный запрос на сохранение исторического ядра, в котором, как ДНК в ядре живой клетки, заключен культурный код Москвы. Думаю, что городской власти пришло время выделить старую Москву в зону, где должны действовать особые градостроительные правила. В зону, где хозяйственная деятельность будет прежде всего направлена на сохранение и развитие культурно-исторического потенциала.

Но все, даже самые лучшие замыслы захлебнутся, если общественность, как прежде, будет отстранена от процесса принятия решений о жизни города. Нам нужны не легко манипулируемые публичные слушания по проектам застройки, а системная прозрачность. Раскрытие всей информации, связанной с наделением объектов охранным статусом, снятием этого статуса (включая публикацию текстов историко-культурных экспертиз) и с планами строительства на исторических территориях, станет залогом того, что опасные решения больше не будут приниматься в тишине чиновничьих кабинетов с глазу на глаз с инвестором. И москвичей не будут снова и снова ставить перед тем фактом, что ни они сами, ни их историческая память о городе ничего не значат.

“Остановить”, “отменить”, “восстановить разрушенное” — эти слова придется повторить еще не раз, если новая горадминистрация даст себе труд проанализировать действия старой. А мы вместо всех этих слов скажем одно слово — “спасти”.

Спасти историческую Москву. Спасти везде, где ей грозит опасность. Спасти и сделать так, чтобы никогда не повторилась ситуация, когда городская власть раздает инвесторам куски исторического наследия как шубы с барского плеча. Вернуться к строгому исполнению закона, осознать свою ответственность как хранителя национального наследия будущих поколений — новая власть должна найти в себе силы сделать это, иначе Москва не дождется перемен.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: