Константин Мельников: пять принципов архитектора

Константин Мельников, прославившийся в 1920-е годы своими проектами не только в СССР, но и за рубежом, по его собственному утверждению, не любил много выступать на публике. Тем не менее, в прессе вышло немало интервью с архитектором и его личных заметок. Например, в разные годы в журнале «Архитектура СССР» публиковали такие труды Мельникова, как «Оформлением проекта», «Творческое самочувствие архитектора», «Развивать свою творческую линию». archspeech изучил тексты архитекторы и выбрал из них 10 правил, которые, на наш взгляд, могут пригодиться современным архитекторам.

Константин Мельников. Проект здания газеты

Рисунок необязателен, а иногда и вреден

«В процессе моей работы мне лично не приходится пользоваться рисунками и всякого рода набросками. Я не только не чувствую в этом потребности, но прямо считаю это излишним и даже вредным. Рисунок мешает свободному маневрированию мыслей, навязывая графически реализованное решение, даже если оно отвергнуто сознанием. В особенности мне мешают рисунки в первоначальной стадии работы над проектом. Иное дело — всякие чисто технические, а не композиционные наброски. Те и полезны, и необходимы в работе архитектора».

Детство

К.С. Мельников родился 3 августа 1890 года (22 июля по старому стилю) в многодетной патриархальной семье казенного служащего Степана Иллианоровича и крестьянки Елены Григорьевны Репкиной в селе Петровско-Разумовское.

С малых лет Константин выделялся выдумкой, подвижностью и любовью к рисованию, за что и был отдан родителями в мастерскую иконописи, в которой долго не продержался.

Готовые работы на аналогичную тему

  • Курсовая работа Константин Мельников 430 руб.
  • Реферат Константин Мельников 280 руб.
  • Контрольная работа Константин Мельников 230 руб.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту Узнать стоимость
Вскоре после этого Мельникова пристроили «мальчиком» в принадлежащий выдающемуся педагогу, ученому и инженеру В.М. Чаплину, торговый дом «В.Залесский и В.Чаплин». Чаплин быстро обнаружил у Мельникова талант к рисованию и нанял для мальчика учителя, который начал обучать его рисованию.

Не всегда стоит точно следовать программе

«Архитектурное решение нередко видоизменяет несколько технико-экономические показатели зданий — и это по-своему закономерно. Когда я работал над Советским павильоном на Парижской выставке 1925 года, я выяснил, что будут экспонировать в павильоне, в каком количестве и т.п., и сделал подробные расчеты, но решения здания не находил. Потом, совершенно отвлекшись от подсказанных расчетами результатов, я неожиданно для самого себя получил искомое решение павильона. Оно даже до известной степени изменило мои первоначальные расчеты».

Константин Мельников. Клуб им. Русакова

История создания

Идея строительства дома родилась у Мельникова еще во время обучения в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Первоначально архитектор хотел приобрести готовое здание и переделать его по своему вкусу, но уже в 1920 году отказался от этой идеи.

В личном архиве художника можно найти несколько набросков его будущего шедевра. Сначала мастер представлял дом квадратным с большой русской печью внутри, потом придумал постройку в форме усеченной пирамиды. Окончательный вариант дома цилиндрической формы появился благодаря неосуществленному проекту клуба имени Зуева. Тогда идея Мельникова была отвергнута, и архитектор захотел использовать часть своей задумки во время строительства собственного дома.

Мельников планировал, что здание будет не только жилым помещением, но и мастерской. В работе он ориентировался исключительно на собственные предпочтения. Никаких образцов, примеров или ориентиров не было. Мельников хотел, чтобы дом стал отражением его личности и универсальным пространством, пригодным и для творчества, и для обычной жизни.

Шедевр советского авангарда, трехэтажный дом был построен в период сворачивания НЭПа, до вступления в силу запрета на частное строительство, и должен был послужить образцом для строительства домов-коммун.

Будь подражателем, а не «подражателем»

«Существует такая степень насыщенности мастера культурой прошлых веков, при которой он совершенно непроизвольно, так сказать, органически функционируя, является подражателем стилевых традиций многих поколений. В этом квинтэссенция всякой культуры, и поэтому понятно, что любой мастер может узнать в себе „родственника“ какого-нибудь классика или даже близкого современника. Иное дело „подражатель“. Тот только механически копирует, создавая бледные отражения, немощные карикатуры на некогда им видено или изученное».

Ключевую роль играет заказчик

«Абсолютно правильным будет сказать, что единственной гарантией от излишних переделок является полная продуманность заказчиком задания в целом и во всех его частях и тщательная работа над его решением».

Константин Мельников. Проект здания Наркомтяжпрома
Проект здания Наркомтяжпрома. 1934

Строитель строит, архитектор проектирует

«Знаю, что среди архитекторов существует такая точка зрения, по которой в области производства строительных материалов и конструкций нам должно быть отведено чуть ли не место руководящее. Я не уверен, что это правильная точка зрения. Сама строительная индустрия, исходя из экономических и технических возможностей и учитывая потребности нашего строительства, должна изготовлять и выпускать на рынок в массовом масштабе необходимые стандарты стройматериалов и конструкций. Архитектор должен только умело и художественно целесообразно их использовать».

Константин Мельников. Проект павильона СССР в Нью-Йорке в 1964 году

Биография Константина Мельникова

С 1916 по 1917 год параллельно с учебой по заданиям строительной конторы Чаплина и Залесского он принимал участие в строительных проектах — выполнил фасады заводоуправления, кузнечного, литейного и прессового цехов для автомобильного завода АМО (Завод имени И.А. Лихачева — ЗИЛ).

С 1918 года Мельников работал в проектных мастерских под руководством Ивана Жолтовского (главного мастера) и Алексея Щусева (старшего мастера).

Его первым собственным проектом стал поселок для служащих Алексеевской психиатрической больницы.

В начале 1920-х годов проект квартала Показательных домов для рабочих по Серпуховской улице и проект Дворца труда принесли Мельникову заказ на проектирование павильона для Всероссийской сельскохозяйственной выставки 1923 года. Этот павильон табачной промышленности «Махорка», выстроенный в дереве, впервые представил новаторские принципы архитектора-авангардиста. Проект шокировал заказчиков, но был поддержан главным архитектором выставки Алексеем Щусевым.

В эти годы Мельников входил в объединение архитекторов, инженеров, художников АСНОВА — Ассоциация новых архитекторов (1923-1930). Члены объединения, среди которых были архитекторы Николай Ладовский, Алексей Рухлядев, живописец и скульптор Александр Родченко, стремились к созданию художественно-выразительной архитектурной формы в синтезе с пластическими искусствами на основе новейших строительных материалов и конструкций.

В феврале 1924 года Мельников выиграл конкурс на право создания саркофага для временного мавзолея Владимира Ленина. Саркофаг был решен архитектором в виде большой стеклянной призмы без применения металла в местах стыка плоскостей. Несколько видоизмененный саркофаг был установлен в деревянном Мавзолее, затем перенесен в каменный, где находился до 1941 года.

В 1925 году в Париже состоялась Международная выставка декоративного искусства и промышленности. Советский павильон, построенный из дерева по проекту Мельникова, явился настоящей сенсацией и был отмечен Гран-при выставки. Это был первый выход советской архитектуры на международную арену.

Мельников сам наблюдал в Париже за осуществлением своего проекта. И тогда же к нему как к уже признанному мастеру мировой архитектуры обратились с просьбой создать проект размещения в Париже стоянок для все увеличивающегося автотранспорта и заказали проект гаража. Мельников предложил разместить в плотно застроенной центральной части Парижа стоянки автомашин над перекинутыми через Сену мостами — это был один из первых в мировой архитектуре проект вертикального зонирования городского пространства. Второй проект гаража для Парижа Мельников сделал в виде почти кубического многоэтажного здания со сложной системой внутренних пандусов.

По возвращении в Москву, в 1926 году архитектор построил гараж для автобусов, используя предложенную им «прямоточную систему» (расстановка машин пилообразными рядами). Затем в Москве он спроектировал еще четыре гаража для грузовых и легковых автомашин, самый известный среди которых — Бахметьевский гараж.

В 1927-1929 годах Мельников создал семь проектов рабочих клубов, совершенно различных по объемно-пространственной композиции и художественному образу. Шесть из этих проектов были осуществлены — один в Дулеве и пять в Москве: имени Русакова, «Каучук», имени Фрунзе, «Буревестник» и «Свобода».

В эти же годы он построил в Кривоарбатском переулке одноквартирный дом для своей семьи, который одновременно служил ему и мастерской. Стены здания были выложены особой узорчатой кладкой, в результате чего образовались более 100 шестиугольных проемов, часть которых впоследствии была заложена, а часть превращена в окна и ниши.

В 1933 году выставка Мельникова прошла в итальянском Милане в рамках Триеннале декоративного искусства и архитектуры. В экспозиции участвовали лишь 11 признанных во всем мире мастеров, и среди приглашенных Константин Мельников был единственным русским. Но в Италию, на собственную выставку, Мельникова не пустили.

В 1933-1938 годах он возглавлял седьмую архитектурно-проектную мастерскую Моссовета. Среди ее проектов — застройка Котельнической и Гончарной набережных, гаражи для «Интуриста» и Госплана (оба осуществлены), Дворец труда и культуры в Ташкенте, павильон СССР на Всемирной выставке в Париже.

Однако творческий метод Мельникова стал жертвой неприятия со стороны коллег и критиков. В течение нескольких последующих лет он не получал заказов на архитектурные проекты и не имел возможности преподавать.

После 1945 года Мельников почти не участвовал в практической архитектурной жизни.

В 1962 года по собственной инициативе он принимал участие в закрытом конкурсе на проект павильона СССР для Всемирной выставки в Нью-Йорке, создав конструкцию как бы парящего над землей павильона, «взлетающего» с просторного постамента.

В 1967 году архитектор участвовал в открытом конкурсе на проект детского двухзального кинотеатра на Арбате, но получил лишь поощрительную премию.

Много времени архитектор уделял преподавательской деятельности. В 1921-1925 годах он преподавал в московских Высших художественно-технических мастерских (ВХУТЕМАС), в 1927-1929 годах — в Высшем государственном художественно-техническом институте, созданном на базе ВХУТЕМАСа. В 1934-1937 годах вел преподавательскую деятельность в Московском архитектурном институте. С 1951 года был профессором Московского инженерно-строительного института (ныне Московский государственный строительный университет), с 1960 года преподавал во Всесоюзном заочном инженерно-строительном институте.

28 ноября 1974 года Константин Мельников скончался на 85-году жизни, похоронен на Введенском кладбище в Москве.

В 1967 году ему была присвоена ученая степень доктора архитектуры без защиты диссертации. В 1972 году присвоено звание заслуженный архитектор России.

В 1987 году дом Мельникова на Арбате вошел в список памятников архитектуры местного значения и был взят под охрану государства.

В марте 2014 года Дом-мастерская архитектора Константина Мельникова получил статус объекта культурного наследия федерального значения.

Константин Мельников с 1912 года был женат на Анне Яблоковой. В 1913 году у них родилась дочь Людмила, а в 1914 году — сын Виктор.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: