Вторая Екатерина. Как княгиня Дашкова руководила русской наукой


Усадьба
Быково
Главный дом Усадьбы Воронцова-Дашкова, вид со стороны реки Быковки
СтранаРоссия
МестоположениеМосковская область, Раменский район, Быково
Архитектурный стильклассицизм, русская готика, историзм, неоренессанс
Автор проектаБаженов В. И.
Бернар Симон.
ОсновательИзмайлов М. И.
Первое упоминаниеXIV-XVI век
Строительство1770-е — 1850-е
СтатусОбъект культурного наследия народов РФ федерального значения. Рег. № 501420421310006 (ЕГРОКН)
Состояниев запустении, требуется реставрация
Медиафайлы на Викискладе

Усадьба Быково

(реже —
Ма́рьино
) — усадебный комплекс в парке подмосковного села Быково, рядом с городом Жуковским. Выдающийся образец русской архитектуры и Садово-Паркового искусства эпохи императора Николая I. Построен по проектам архитекторов Василия Баженова, Матвея Казакова и Бернара Симона, принадлежал представителям влиятельных семей российского дворянства[1]. Территория усадьбы и прилегающего к ней парка занимает примерно 30 га[2].

История[ | ]

Усадьба Быково имеет длинную историю, она сменила несколько владельцев из знаменитых российских фамилий. Согласно некоторым источникам, первое упоминание о селе Быково находится в духовной грамоте Дмитрия Донского — завещании, составленном перед Куликовской битвой[3]. По другим сведениям — о селе впервые сказано во времена Ивана Грозного, в документах после захвата Казани[4].

Этимология[ | ]

Считается, что название села «Быково» произошло от скотопрогонного пункта, который когда-то находился в этой местности. На её лугах откармливали скот перед перегонкой в Москву[3], по другим данным — скот забивали и в столицу отправляли уже разделанное мясо[4].

Период Воронцовых[ | ]

Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова, портрет работы О. Хемпфри (1770, Эрмитаж)
Первым владельцем села Быково из рода Воронцовых был воевода Илларион — он получил его в подарок от Петра I за заслуги перед Отечеством. От Иллариона село переходило к наследникам фамилии Воронцовых до середины XVIII века. Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова, Михаил Илларионович Воронцов, Иван Илларионович Воронцов и многие другие представители семьи Воронцовых играли важные роли в судьбе Российской империи[3].

Период Измайловых[ | ]

Во второй половине XVIII века Воронцовы были в опале и Екатерина II пожаловала быковские земли Михаилу Михайловичу Измайлову — участнику переворота 1762 года и московскому главнокомандующему. При нём усадьбу решено было реконструировать, потому что в прежнем состоянии она «не произвела на императрицу совершенно никакого впечатления». Измайлов был главой Кремлевской экспедиции дворцовых строений и много лет сотрудничал с первым архитектором подмосковного Царицыно Василием Баженовым. Это даёт основания полагать, что именно Баженов начинал возводить первые каменные постройки в Быково. Известный краевед, исследователь усадебного искусства Алексей Греч отмечал значительное стилевое сходство этого ансамбля в его планировки с другими знаменитыми творениями Баженова[5]. Документального подтверждения авторства не сохранилось, что указывает на незавершённость первоначального замысла. Этому способствовал конфликта императрицы и архитектора в Царицыно, когда Екатерина II наказала Баженова за связи с наследником Павлом и масонским орденом, отлучила его от всех проектов и приказала снести уже возведённый по его плану дворцовый комплекс, что повлекло отставку Баженова и от других строек, в том числе и в усадьбах приближённых ко двору лиц[3].

В этот период стал формироваться каменный ансамбль усадьбы — дворец, несохранившийся павильон Эрмитаж, церковь Владимирской иконы Божьей Матери, объединённые пейзажным парком. Для строительства новой усадьбы полностью изменили рельеф местности — выкопали три пруда и из полученной земли, как считается, укрепили большой холм, на котором был заложен новый главный дом. В парке были расположены многочисленные сооружения элементы: беседки, скульптуры, был устроен большой сад к северу от дома и воздушный театр. Кроме того, Быково включало в себя многочисленные хозяйственные постройки: дома для слуг, конюшню, кузницу, ферму и оранжереи. С точки зрения архитектуры, усадебный комплекс соединил в себе направления своего времени — классицизм, русскую готику и стиль Людовика XVI[3][6].

Одним из важнейших сооружений ансамбля был несохранившийся парковый павильон — Эрмитаж. Искусствовед Греч так описывает его:

Эрмитаж — небольшая двухэтажная постройка со стенами, расчлененными пилястрами, с изящными наличниками окон и фризом со скульптурными гирляндами — являлся типом тех, довольно редких в усадьбах сооружений, которые восходят к французскому академизму XVIII века в его изящном и грациозном варианте, известном под названием стиля Louis XVI[5].

Как выглядел Главный дом усадьбы при Измайлове неизвестно, хотя часть его конструкций включены в состав нынешнего дворца. Ничего не сохранилось и из отделки его интерьеров, для которых в 1797 году Измайлов пригласил известного декоратора Джованни Скотти[1].

Церковь Владимирской иконы Божьей Матери[ | ]

Церковь Владимирской иконы Божией Матери (Рождества Христова) в усадьбе Быково, 1789
Михаил Измайлов был счастливо женат на Марии Александровне Нарышкиной, внучатой племяннице императрицы Елизаветы Петровны. В честь супруги владельца, село и усадьба Быково получили своё второе название — Марьино. Мария Александровна умерла в 1780 году, к 1789 году в память о ней была возведена белокаменная Владимирская церковь. Вероятно, проект принадлежал Баженову, однако непосредственным исполнителем выступал Матвей Казаков[5]. На фасаде церкви архитектор расположил барельефы с изображением небесных покровителей Михаила Михайловича и Марии Александровны[4].

Из памятников русского классицизма церковь в Быково является исключительным памятником, достойным включения в список Всемирного наследия. Эти качества храма отмечали многие историки искусства. По храму существует обширный комплекс литературы.[5]. Первый этаж с престолом Рождества Христова был построен в 1783 году. В 1788-м был достроен второй этаж с приделом в честь иконы Божией Матери «Владимирская», давший название церкви. Этот храм имеет уникальную овальную форму и принадлежит к редким образцам неоготического стиля. Две наружных изогнутых лестницы гармонично сочетаются с парными башнями-колокольнями по сторонам центрального фасада. Ученый-искусствовед, профессор Московского университета Михаил Андреевич Ильин так описывает здание церкви:

«…несмотря на свои относительно большие размеры, церковь в Быкове выглядит удивительно легкой, изящной, словно садовый павильон»

Примерно в 1830-х годах рядом с церковью Рождества Христова была построена колокольня, авторство которой присваивают ученику Казакова Ивану Таманскому[7][8].

История

Усадьба Быково имеет длинную историю, она сменила несколько владельцев из знаменитых российских фамилий. Согласно некоторым источникам, первое упоминание о селе Быково находится в духовной грамоте Дмитрия Донского — завещании, составленном перед Куликовской битвой[3]. По другим сведениям — о селе впервые сказано во времена Ивана Грозного, в документах после захвата Казани[4].

Этимология

Считается, что название села «Быково» произошло от скотопрогонного пункта, который когда-то находился в этой местности. На её лугах откармливали скот перед перегонкой в Москву[3], по другим данным — скот забивали и в столицу отправляли уже разделанное мясо[4].

Период Воронцовых

Период Измайловых

Во второй половине XVIII века Воронцовы были в опале и Екатерина II пожаловала быковские земли Михаилу Михайловичу Измайлову — участнику переворота 1762 года и московскому главнокомандующему. При нём усадьбу решено было реконструировать, потому что в прежнем состоянии она «не произвела на императрицу совершенно никакого впечатления». Измайлов был главой Кремлевской экспедиции дворцовых строений и много лет сотрудничал с первым архитектором подмосковного Царицыно Василием Баженовым. Это даёт основания полагать, что именно Баженов стал автором проекта усадьбы Быково. Известный краевед, исследователь усадебного искусства Алексей Греч отмечал значительное стилевое сходство этого ансамбля с другими знаменитыми творениями Баженова[5]. Документального подтверждения авторства не сохранилось из-за конфликта императрицы и архитектора — Екатерина II наказала Баженова за связи с наследником Павлом и масонским орденом, отлучила его от всех проектов и приказала снести уже возведённый по его плану дворец в Царицыно[3].

По проекту Измайлова и Баженова в Быкове построили дворец, Эрмитаж, деревянную церковь Владимирской иконы Божьей Матери, их композицию объединял пейзажный парк. Для строительства новой усадьбы полностью изменили рельеф местности — выкопали три пруда и из полученной земли соорудили большой холм, на котором был заложен главный дом. В парке были расположены многочисленные декоративные элементы: беседки, скульптуры, воздушный театр. Кроме того, Быково включало в себя многочисленные хозяйственные постройки: дома для слуг, конюшню, кузницу, ферму и оранжереи. С точки зрения архитектуры, усадебный комплекс соединил в себе направления своего времени — классицизм, русскую готику и стиль Людовика XVI[3][6].

Центральным элементом композиции парка был павильон-Эрмитаж. Искусствовед Греч так описывает его в своей статье о Быкове:

Эрмитаж — небольшая двухэтажная постройка со стенами, расчлененными пилястрами, с изящными наличниками окон и фризом со скульптурными гирляндами — являлся типом тех, довольно редких в усадьбах сооружений, которые восходят к французскому академизму XVIII века в его изящном и грациозном варианте, известном под названием стиля Louis XVI[5].

В Эрмитаже хозяева встречали гостей и проводили музыкальные вечера, каждая его комната была оформлена индивидуально, одна даже имела ростовую стеклянную стену-аквариум[7].

Для работы над интерьером главного дома усадьбы в 1797 году Измайлов пригласил известного декоратора Джованни Скотти[1].

Церковь Владимирской иконы Божьей Матери

По мнению искусствоведов, церковь является архитектурным шедевром мирового значения[5]. Первый этаж с престолом Рождества Христова был построен в 1783 году. В 1788-м был достроен второй этаж с приделом в честь иконы Божией Матери «Владимирская», давший название церкви. Этот храм имеет уникальную овальную форму и принадлежит к редким образцам неоготического стиля. Две наружных изогнутых лестницы гармонично сочетаются с парными башнями-колокольнями по сторонам центрального фасада. Ученый-искусствовед, профессор Московского университета Михаил Андреевич Ильин так описывает здание церкви:

несмотря на свои относительно большие размеры, церковь в Быкове выглядит удивительно легкой, изящной, словно садовый павильон.

Примерно в 1830-х годах рядом с церковью Рождества Христова была построена колокольня, авторство которой присваивают ученику Казакова Ивану Таманскому[8][9].

Возвращение к Воронцовым[ | ]

Балкон главного дома Усадьбы Воронцова-Дашкова Вход главного дома Усадьбы Воронцова-Дашкова, вид со стороны реки Быковки Герб на главном доме Усадьбы Воронцова-Дашкова (вид со стороны реки Быковки)
Михаил Михайлович Измайлов не оставил наследников по мужской линии, поэтому после его смерти и его супруги усадьба Быково снова перешла к Воронцовым через брак с племянницей (крестницей) М.М.Измайлова — Ириной, вышедшей замуж за Иллариона Ивановича Воронцова. Полноценным новым хозяином усадьбы с 1800 года стал известный дипломат Иван Илларионович — владелец знаменитой воронцовской усадьбы Андреевское, который впоследствии получил личное разрешение императора Александра I носить двойную фамилию — Воронцов-Дашков по просьбе своей родной тётки княгини Е.Р.Дашковой.

Первые десятилетия XIX века усадьба пребывала в запущенном состоянии — парк одичал, многие деревья были вырублены французами в 1812 году, разорению подвергся и главный дом, в котором после никто не жил.

Вначале 1840-х Иван Илларионович начал реконструкцию усадьбы, для чего пригласил в Быково модного швейцарского архитектора Бернара Симона. На проект были выделены значительные средства — мать нового владельца, Ирина Ивановна Воронцова-Дашкова, стремилась в богатстве и красоте усадьбы превзойти императорскую Графскую Славянку[9], которую изначально семья Воронцовых-Дашковых собиралась приобрести.

Архитектор Симон разработал проект перестройки главного дома в духе эклектики, напоминая свои видом замок, каждый из четырех фасадов здания был оформлен индивидуально[7]. Главный вход с пристроенным фойе барочной лестницы и подъездом для карет был расположен на северной стороне. Южный фасад с балюстрадой выходит на реку и украшен пилястрами и классическими колоннами с кариатидами. В западной части дома была выстроена башня с часовым механизмом и обсерваторией. Восточный фасад выходит окнами на парк и во многом отмечал в себе черты женской половины, чему служил тамбур-балкон. На аттике северного и южного фасадов в аттике был помещён белокаменный герб Воронцовых-Дашковых: щит, в верхней части которого расположены ангелы и пушки — геральдические символы князей Дашковых, в нижней части — лилии и розы, символика фамилии Воронцовых. В основании герба на латыни написан девиз семьи: «Semper immota fides», в русском переводе — «Верность всегда непоколебима»[4][3].

Зодчий изменил назначение большей части помещений и полностью переоформил интерьер. В основном он был решён на стыке английской неоготики и итальянского Ренессанса, однако изобилие декоративных элементов отсылает к рококо[9]. Во дворце сложилась богатая коллекция предметов искусства: под потолком нового обеденного зала расположили фриз с портретами представителей рода Воронцовых, вдоль парадной лестницы были расположены скульптуры, декоративные камины имели уникальную резную отделку. Помимо художественных ценностей, во дворце была обширная библиотека[10][11].

Реконструкции подвергся и усадебный парк: была полностью изменена его трассировка, выкопали новый пруд перед павильоном Эрмитажа, реконструировали оранжереи конца XVIII века[9].

Екатерина Дашкова

28 марта 1743 года родилась княгиня Екатерина Дашкова, общественный деятель, мемуаристка.

Личное дело

Екатерина Романовна Воронцова (в замужестве Дашкова, 1743–1810) родилась в Петербурге. Она принадлежала к одному из самых древних дворянских родов России: отец ее, граф Роман Илларионович Воронцов, дослужился до чина генерал-аншефа и должности сенатора. Мать, Марфа Ивановна Сурмина, унаследовавшая крупное состояние, дружила с императрицей Елизаветой, которой даже помогала деньгами до ее восшествия на престол.

Мать умерла, когда девочке было всего четыре года, и Екатерина Воронцова была взята на воспитание в семью дяди – Михаила Илларионовича Воронцова – вначале вице-канцлера, а затем канцлера Российской империи. Там она получила хорошее образование дворянской девушки: научилась музицировать, петь, рисовать, танцевать, овладела французским, немецким и итальянским языками и даже брала уроки русского, который в то время знала хуже немецкого и французского.

Но истинным началом своего воспитания она впоследствии назовет тот момент, когда ее, заболевшую корью, отправили в деревню. Там девушка обнаружила богатую библиотеку и с увлечением принялась за чтение. Ее любимыми авторами стали французские просветители Бейль, Монтескье, Вольтер, поэт и теоретик литературы Буало. Страсть к литературе осталась у Екатерины Романовны на всю жизнь. Юная графиня Воронцова начала принимать участие в беседах с дипломатами, литераторами и политиками, бывавшими в доме ее дяди. А библиотека пятнадцатилетней девушки насчитывала 900 томов. На почве любви к чтению она подружилась с женой наследника престола, будущей императрицей Екатериной II.

В 1759 году Екатерина Воронцова вышла замуж за князя Михаила Ивановича Дашкова и переехала в Москву. На следующий год у них родилась дочь Анастасия, в последующие годы — сыновья Михаил и Павел, первый из которых умер во младенчестве. Когда Дашковы вернулись в столицу, они были причислены ко двору наследника престола. Возобновилось тесное и доверительное общение Екатерины Романовны с великой княгиней Екатериной. 28 июня 1762 года Дашкова приняла активное участие в дворцовом перевороте, который привел на престол ее подругу Екатерину II. В ту ночь вместе с Екатериной в мундирах Преображенского полка она скакала во главе отряда гвардейцев в Петергоф, где находился Петр III. В награду Дашкова получила 24 тысячи рублей, орден святой Екатерины и титул статс-дамы.

Но через небольшое время после этих событий в отношениях между двумя Екатеринами наметился разлад. Возможно, причиной его было враждебное отношение Екатерины Дашковой к фавориту императрицы Григорию Орлову. Или же императрица посчитала, что Екатерина Дашкова слишком преувеличивает свою роль в возведении ее на престол. Так или иначе, Екатерина Романовна, недавно похоронившая мужа, получила повеление жить в Москве. В 1769 году она получила разрешение отправиться с детьми за границу. Там она встречалась с Руссо, Вольтером, Дидро, австрийским канцлером Кауницем. Посетила оперу в Ганновере, библиотеку Оксфорда, осмотрела мануфактуры, соборы, музеи, театры в Париже, Лионе и других городах.

В 1772 году Дашкова возвращается в Петербург, а осенью 1773 снова уезжает в Москву. Этот краткий период, как считают историки, связан с попыткой Н. И. Панина и Д. И. Фонвизина установить конституционную форму правления в России. Когда эта попытка не удалась, Дашкова стала жить в Москве и своем подмосковном имении, где занималась хозяйством, воспитывала детей, писала и переводила труды знаменитых просветителей. В 1774 году Екатерина Романовна участвовала в учреждении Вольного Российского собрания при Московском университете.

С 1775 по 1782 год Дашкова с сыном, дочерью и ее мужем предпринимает второе заграничное путешествие с целью дать хорошее образование сыну. В результате сын стал учиться в знаменитом Эдинбургском университете, одном из крупнейших научных центров Европы. В ходе этой поездки Дашкова познакомилась со знаменитыми учеными: историками У. Робертсоном и А. Фергюссоном, физиком Дж. Блэком, экономистом А. Смитом. После завершения сыном курса, она путешествовала по Англии, Голландии, Бельгии, Франции, Италии и Швейцарии. В Париже беседовала с Дидро, познакомилась с математиком д’Аламбером и историком Рейналем. В Ватикане побывала на приеме у Папы римского, с которым обсуждала создание Ватиканского музея.

Об увиденном она сообщала в письмах императрице. В январе 1782 Екатерина II позвала княгиню Дашкову в Петербург. Екатерина Романовна получила в подарок поместье, дома в обеих столицах, сын ее получил должность. Сама Дашкова была назначена директором Петербургской Академии Наук. На следующий год она стала также президентом Российской академии, учрежденной для изучения русского языка по образцу аналогичных академий в Европе.

С мая 1783 года по инициативе Дашковой выходил журнал «Собеседник любителей российского слова», к участию в котором были привлечены Г. Р. Державин, Д. И. Фонвизин, М. М. Херасков, В. В. Капнист, Я. Б. Княжнин. В журнале печатались произведения княгини Дашковой и даже самой императрицы. Среди опубликованных в нем сочинений самой Дашковой: «Сокращение катехизиса честного человека», «Об истинном благополучии», «Вечеринка», «Картина моей родни». Позднее Николай Добролюбов отмечал, что и журнал, и Академия «имели одну и ту же цель, явились вследствие одного и того же просвещенного стремления — распространять просвещение в обществе и возвысить значение отечественной литературы». Также при участии Дашковой издавался самый долговременный русский журнал XVIII века – «Новые ежемесячные сочинения». Было продолжено начатое Н. И. Новиковым издание письменных памятников по истории России «Продолжение Древней Российской Вивлиофики».

Однако независимый характер Екатерины Романовны не позволил ей долго оставаться любимицей императрицы. Высочайший гнев вызвала публикация в сборнике «Российский театр» трагедии Я. Б. Княжнина «Вадим Новгородский», где, как было заподозрено, содержались стихи, направленные против самодержавия. На одном из приемов императрица сказала Дашковой: «Вы распространяете произведения, опасные для меня и моей власти». «Я прикажу сжечь эту трагедию рукой палача» — пообещала императрица. Дашкова ответила: «Мне не придется краснеть по этому случаю». В результате Екатерина Романовна была вновь отстранена от дел. Официально ее отправили в двухгодичный отпуск «для поправления здоровья». Дашкова уехала в Москву.

После смерти Екатерины Павел I подверг опале всех участников переворота 1762 года. Дашкову уже официально уволили со всех постов и сослали в имение Кротово близ Череповца, принадлежавшее ее сыну. Затем ее перевели в Калужскую губернию в село Троицкое, где располагалось ее собственное именение. Вернулась Дашкова из ссылки, когда на престол взошел Александр. Ей снова предложили занять пост президента Российской Академии, но она отказалась, хотя за академической жизнью продолжала внимательно следить. Последние годы Екатерина Романовна прожила в Москве и в своем имении Троицкое. Она публиковала свои сочинения в журналах «Друг просвещения», «Вестник Европы», «Русский вестник», написала трактат «О трагедии», пьесу «Свадьба Фабиана, или Алчность к богатству наказанная», диктовала мемуары. Умерла Екатерина Дашкова 16 января 1810 года.

Чем знаменита

Екатерина Дашкова

Наибольшую известность Дашковой принес период, когда она возглавляла Петербургскую академию наук и Российскую Академию. «Я очутилась запряженной в воз, совершенно развалившийся…» — вспоминала Дашкова о назначении директором Петербургской академии наук. Однако она быстро сумела разобраться в текущих академических делах, упорядочить финансы Академии и оживить научную деятельность. Обширные знакомства Екатерины Романовны среди европейских ученых помогли расширить зарубежные связи российской науки. Дашкова увеличила число студентов-стипендиатов академии с 17 до 50, а также воспитанников академии художеств – с 21 до 40 человек. Благодаря Дашковой были учреждены публичные чтения общедоступных лекций на русском языке по разным отраслям знаний. Эти лекции, читавшиеся виднейшими учеными, стали пользоваться большим успехом. Дашкова возобновила издательскую деятельность Академии. Она организовала издание собрания сочинений Михаила Ломоносова, «Описания земли Камчатки» С. П. Крашенинникова и многих других книг, сыгравших большую роль в отечественной науке.

После создания Российской Академии Екатерина Дашкова, ставшая ее президентом, подготовила программу, согласно которой основными целями должны были стать издание словаря и грамматики русского языка. Академический словарь создавался одиннадцать лет и был всенародным делом. Слова для него присылали студенты, офицеры и даже «работные люди Киевской епархии». Над словарем работали четыре «отряда»: «грамматический, объяснительный, издательный» и отряд по разработке терминов наук, искусств и ремесел. Сама Екатерина Романовна работала в объяснительном отряде. В итоге словарь, вышедший в 1789 – 1794 годах, содержал более сорока тысяч слов и сыграл важную роль в формировании литературной нормы русского языка. А. С. Пушкин цитировал отзыв Н. М. Карамзина: «Карамзин справедливо удивляется такому подвигу. «Полный словарь, изданный Академиею, — говорит он, — принадлежит к числу тех феноменов, коими Россия удивляет внимательных иноземцев, наша без сомнения, счастливая судьба во всех отношениях есть какая-то необыкновенная скорость: мы зреем не веками, а десятилетиями».

О чем надо знать

С деятельностью Екатерины Дашковой в Российской Академии, точнее – с работой над академическим словарем – связано появление в русском алфавите буквы Ё. Некоторые справочники называют создателем этой буквы Карамзина, другие источники – Дашкову. История буквы началась 29 ноября (18 ноября по старому стилю) 1783 года в доме Екатерины Романовны, где проходило одно из первых заседаний Российской академии, на котором обсуждали и проект словаря. Именно там Екатерина Романовна предложила использовать вместе сочетания букв «io» новую букву «ё», например, писать не «ioлка», а «ёлка». Первое же печатное издание, в котором встречается буква «ё», — книга Ивана Дмитриева «И мои безделки» (1795). Первым словом, напечатанным с буквой «ё», было «всё», затем «огонёкъ», «пенёкъ», «безсмёртна», «василёчикъ». Известной же буква «ё» действительно стала благодаря Николаю Карамзину. В 1796 году в первой книжке издаваемого Карамзиным стихотворного альманаха «Аониды», выходившего из той же университетской типографии, с буквой «ё» были напечатаны слова «зарёю», «орёлъ», «мотылёкъ», «слёзы», а также глагол «потёкъ».

Прямая речь

Пойте, росски музы, пойте

Есть наперсница у вас,

Восхищайтесь, миры стройте:

Вверен Дашковой Парнас

М. Херасков

«Я не только не видывала никогда такого существа, но и не слыхивала о таком. Она учит каменщиков класть стены, помогает делать дорожки, ходит кормить коров, сочиняет музыку, пишет статьи для печати, знает до конца церковный чин и поправляет священника, если он не так молится; знает до конца театр и поправляет своих домашних актеров, когда они сбиваются с роли; она доктор, аптекарь, фельдшер, кузнец, плотник, судья, законник…», — Кэтрин Вильмот о Екатерине Дашковой

«В ту эпоху, о которой я говорю, наверное, можно сказать, что в России нельзя было найти и двух женщин, которые бы, подобно Екатерине и мне, серьезно занимались чтением; отсюда, между прочим, родилась наша взаимная привязанность, и так как великая княгиня обладала неотразимой прелестью, когда она хотела понравиться, легко представить, как она должна была увлечь меня, пятнадцатилетнее и необыкновенно впечатлительное существо», — из «Записок» Е. Р. Дашковой

«Из моего рассказа будет видно, как опасно плыть на одном корабле с «великими мира сего» и как придворная атмосфера душит развитие самых энергических натур; за всем тем совесть, свободная от упрека, может дать нам достаточно сил — чтобы обезоружить твердостью души свирепость тирана и спокойно перенести самые несправедливые гонения. Здесь же мы найдем пример, как зависть и ее верная подруга — клевета — преследуют нас на известной степени славы», — из «Записок» Е. Р. Дашковой.

«Дашковою русская женская личность, разбуженная Петровским разгромом, выходит из своего затворничества, заявляет свою способность и требует участия в деле государственном, в науке, в преобразовании России и смело становится рядом с Екатериной», — Александр Герцен

7 фактов о Екатерине Дашковой

  • Русским языком Екатерина Романовна овладела в совершенстве лишь после замужества. Ее свекровь не говорила по-французски, да и вообще в семье мужа было принято общение на русском. Но большого труда для нее это не составило. «Я ревностно стала изучать отечественный язык и так быстро успевала, что заслужила всеобщие рукоплескания со стороны моих родственников», — вспоминала она.
  • Дашкова враждовала с обер-шталмейстером Львом Нарышкиным, которого в одной из своих комедий вывела в образе Тоисёкова (желающего и то, и сё). Екатерина II говорила, что когда Дашкова и Нарышкин сидят рядом, то напоминают российский герб, так как отворачиваются друг от друга, подобно головам двуглавого орла.
  • Журнал Дашковой «Собеседник любителей российского слова» отличался от прочих отечественных изданий того времени тем, что публиковал только непереводные материалы.
  • Собственные публикации в «Собеседнике» Екатерина Дашкова подписывала псевдонимом «Благородная россиянка».
  • У единственного дожившего до взрослого возраста сына Екатерины Дашковой Павла Михайловича (1763—1807) детей не было. Он завещал свое имущество графу Ивану Илларионовичу Воронцову, которому император Александр I разрешил именоваться Воронцовым-Дашковым.
  • Среди текущих академических дел Дашковой пришлось в том числе выяснять, куда расходуется спирт, выделяемый для сохранения заспиртованных голов казненных при Петре I Виллима Монса и Марии Гамильтон.
  • Свои знаменитые «Записки» Дашкова диктовала дочери своей старинной приятельницы М. Вильмот в последние годы жизни. Понимая, что мемуары не могут быть напечатаны в Российской империи, Дашкова передала текст сестрам Вильмот. В 1807 году Кэтрин Вильмот увезла одну из копий «Записок» в Англию. Но лишь в 1840 году «Записки» удалось издать в английском переводе. В России издание запретили, так как оно касалось некоторых тайных сторон жизни царственных особ. Лишь в 1859 году в Лондоне вышел русский перевод «Записок», предисловие к которому написал Александр Герцен. И только в 1881 году «Записки» были напечатаны в России.

Материалы о Екатерине Дашковой

Сочинения Екатерины в библиотеке Мошкова

Екатерина Дашкова «Записки»

Екатерина Дашкова в проекте «Хронос»

Статья о Екатерине Дашковой в русской Википедии

Ильины[ | ]

Последними владельцами Быково были отец и сын Ильины. Николай Иванович Ильин — инженер, совладелец первой российской частной железнодорожной компании Казанской железной дороги, купил усадьбу и село у Ивана Воронцова-Дашкова в 1874 году[4][7][12].

Описание усадьбы в этот период сохранилось в мемуарах Маргариты Кирилловны Морозовой — учредительницы московского Религиозно-философского общества и владелицы издательства «Путь»:

Быково было тогда чудной усадьбой. Там был чудный дом-дворец (постройка Баженова) вроде замка, из красного кирпича, отделанного белым камнем. Кругом дома шли огромные террасы, а в доме были огромные красивые комнаты. Он стоял высоко на горе, внизу был пруд, на другой стороне которого стояла белая с колоннами старинная беседка «Эрмитаж». Кругом был большой парк, который спускался к Москва-реке. От въезда в усадьбу шла аллея к большому дому, по одной стороне ее тянулись оранжереи и теплицы, и я помню, что они были полны ананасов и персиков; по другую сторону аллеи шли огромные огороды клубники и разных ягод[4].

С 1891 года и до Революции 1917 года усадьба принадлежала сыну Ильина, историку Андрею Николаевичу[9][13]. В Быкове прошло детство внука Николая Ильина — Михаила, который впоследствии стал выдающимся историком архитектуры и знатоком творчества Баженова[14][11]. Андрею Николаевичу Ильину принадлежит заслуга записать воспоминания местных крестьян о старой усадьбе Быково до её реконструкции в 1840-е гг.

Девушка из высшего общества

XVIII век в истории России можно с полным основанием назвать «женским веком». Почти три его четверти страной управляли женщины — Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна и Екатерина II. Но не только в политике они вышли на первые роли. Именно в этот период Россия стала первой страной в мире, где руководство Академией наук было доверено женщине. «Первопроходцем» стала Екатерина Дашкова.
Она родилась 28 марта 1743 года в семье графа Романа Воронцова, генерала и члена Сената. Род Воронцовых издревле относился к русской элите, и многочисленные родственники Екатерины занимали высокие сановные посты.

Отец девочки, Роман Воронцов, был известен как любитель развлечений и светской жизни, не слишком утруждавший себя заботами о семье. Екатерине было два года, когда умерла её мать, и отец передал младшую дочь на воспитание родственникам.

Заботы о девочке на себя взял дядя, вице-канцлер Михаил Илларионович Воронцов. Он дал Екатерине наилучшее, по меркам того времени, образование. Впрочем, девушек той эпохи не перегружали научными знаниями. Однако Екатерина, полюбившая чтение, занялась самообразованием, благо богатая дядина библиотека этому способствовала.

Но поначалу её судьба ничем не отличалась от судеб других девиц из высшего общества. В 16 лет она вышла замуж за молодого красавца, князя Михаила Дашкова, потомка Рюриковичей, и была отослана мужем к родным, в провинциальную на тот момент Москву.

Как вспоминала сама Дашкова, в Москве на первых порах ей пришлось нелегко. Как и многие представители петербургской знати, Екатерина очень плохо изъяснялась по-русски, в то время как свекровь её не владела ни одним иностранным языком.

Портрет Екатерины II. Ф. С. Рокотов, 1763 год.

XX век[ | ]

Внешние изображения
Фотографии усадьбы Воронцова-Дашкова в XX веке

После революции усадьба была национализирована. С 1920-х в ней находилась детская колония, позднее — школа подрывников. Постепенно были расхищены предметы интерьера и собрание библиотеки, внутренняя отделка интерьеров I этажа — искажена (разобраны камины), а второго этажа — полностью утрачена. Некоторые предметы искусства были переданы в музейный фонд и в Раменский музей, но впоследствии и многие из них были утрачены — например, до сих пор не найден предположительно проданный за границу портрет княгини Воронцовой-Дашковой кисти Дмитрия Левицкого[10][7]. После 1930 года был разрушен Эрмитаж, исчезли обелиск в честь Екатерины II и колонна Павла I[9], разобраны конюшня, грот и гротесковый мост. Уже в послевоенное время был перестроен и кухонный флигель (арх. М.Ф.Казаков), утративший ряд ценных архитектурных деталей из белого камня.

После Второй мировой войны усадьбу с парком передали в ведение 4-го Управления Минздрава СССР[3]. Под его руководством в Быково более тридцати лет работал туберкулёзный санаторий. Из неофициального опроса медицинского персонала известно, что открытую форму туберкулёза лёгких в санатории «Быково» перестали лечить в 1966 году[2]. С тех пор в санатории проходили реабилитацию больные туберкулёзом кости — закрытой, не заразной формой болезни. В усадебном дворце располагались библиотека и зал лечебной физкультуры, а также профилактические кабинеты, включая медицинский архив учреждения. Палаты с больными были расположены в остальных корпусах санатория, которые представляют собой временные деревянные домики. В середине 1980-х годов туберкулезный санаторий ещё действовал, но территория усадьбы была открыта для доступа всем желающим[16]. Из парковых построек к тому времени на территории усадьбы сохранилась только одна белокаменная ротонда на островке посреди второго (круглого) пруда[17] и остатки оранжерей.

В 1960 году Совет Министров РСФСР постановил присвоить усадебному комплексу статус памятника республиканского значения. С середины 1960-х годов в усадьбе начались реставрационные работы под руководством треста «Мособлстройреставрация»[2]. Его сотрудники в 1975 году создали проект зонирования и охраны усадьбы, а в 1980-е годы — проект воссоздания парка и разрушенных построек. Из-за отсутствия финансирования эти проекты не были реализованы[4]. Вскоре, в годы перестройки, были утрачены ряд фрагментов утраченных сооружений, в том числе и центральный зал оранжерейного павильона ради строительства частного дома.

XX век

Внешние изображения
Фотографии усадьбы Воронцова-Дашкова в XX веке
выпуска школы подрывников, располагавшейся в усадьбе Быково[17]
[17]
[17]

После революции усадьба была национализирована. При советском правительстве в ней находилась детская колония, позднее — школа подрывников. Постепенно были расхищены предметы интерьера и собрание воронцовской библиотеки, внутренняя отделка разрушена. Некоторые предметы искусства были переданы в музейный фонд, но многие утрачены — например, до сих пор не найден предположительно проданный за границу портрет княгини Воронцовой-Дашковой кисти Дмитрия Левицкого[12][8]. После 1930 года был разрушен Эрмитаж, исчезли памятные колонны в честь Екатерины II и Павла I[11].

После Второй мировой войны усадьбу с парком передали в ведение 4-го Управления Минздрава СССР[3]. Под его руководством в Быково более тридцати лет работал туберкулёзный санаторий. Из неофициального опроса медицинского персонала известно, что открытую форму туберкулёза лёгких в санатории «Быково» перестали лечить в 1966 году[2]. С тех пор в санатории проходили реабилитацию больные туберкулёзом кости — закрытой, не заразной формой болезни. В усадебном дворце располагались библиотека и зал лечебной физкультуры. В середине 1980-х годов туберкулезный санаторий ещё действовал, но территория усадьбы была открыта для доступа всем желающим[18]. Из декоративных построек на территории парка сохранилась только одна беседка на островке посреди усадебного пруда[7].

В 1960 году Совет Министров РСФСР постановил присвоить усадебному комплексу статус памятника федерального значения. С середины 1960-х годов в усадьбе начались реставрационные работы под руководством треста «Мособлстройреставрация»[2]. Его сотрудники в 1975 году создали проект зонирования и охраны усадьбы, а в 1980-е годы — проект воссоздания парка и разрушенных построек. Из-за отсутствия финансирования эти проекты не были реализованы[4].

XXI век[ | ]

Сохранившаяся ротонда на озере
Долгое время представители СМИ не допускались в усадьбу под предлогом того, что её территория будет оставаться контаминирована палочкой Коха ещё 25 лет. По информации Мосимущества, в 2020 году усадьбу должны были выставить на аукцион «с указанием особых условий использования объекта»[11]. Представители ВООПИиК выразили тревогу за сохранность усадьбы — дворец и церковь находятся в запустении, поддерживаются только силами местных волонтёров[2]. Под руководством историка Марии Александровны Мариной был разработан проект преобразования усадьбы Быково в культурно-туристический и просветительский центр. Реализация проекта до сих пор не началась из-за бюрократических сложностей: территория парка, коммуникации и здания усадебного комплекса принадлежат разным ведомствам, ни одно из которых не берёт на себя ответственность за сохранение памятника[16][1][18]. Значительную роль в настоящее время по общественной инициативе возрождения усадьбы ведут тележурналист и ландшафтный дизайнер Вита Бунина и историк архитектуры Илья Путятин, благодаря деятельности которых удалось предотвратить многочисленные акты вандализма со стороны неустановленных лиц, а также добиться привлечения внимания к усадьбе со стороны краеведов, историков и специалистов со стороны культурной общественности. Также вышла в 2020 году книга под общим заглавием «Архитектор Баженов в Жуковском», часть которой была посвящена материалам по изучению усадьбы, проведённых в рамках проектных и исследовательских работ.

XXI век

Примечания[ | ]

  1. 123deadokey ≡ Вадим Разумов.
    Усадьба БЫКОВО. Интерьеры главного дома. ЭКСКЛЮЗИВ!
    (неопр.)
    . Живой Журнал (10 июня 2015).
  2. 1234
    Марина, 2020, с. 43.
  3. 1234567Полина Попова.
    Усадьба Воронцовых в Быково
    (неопр.)
    (недоступная ссылка). Дата обращения 14 августа 2020. Архивировано 14 сентября 2020 года.
  4. 1234567
    История Быково
    (неопр.)
    . Московский Патриархат Московской Епархии РПЦ. Дата обращения 14 августа 2020.
  5. 1234
    Греч, 1994, с. 169.
  6. Марина, 2020, с. 35.
  7. 1234
    Чижков, 2005, с. 163.
  8. Бондарева, 2010, с. 109.
  9. 12345
    Марина, 2020, с. 37.
  10. 12
    Греч, 1994, с. 170.
  11. 123
    Марина, 2020, с. 40.
  12. Егорова, 2007, с. 94.
  13. Шамурин, 1912, с. 92.
  14. Вагнер, 2014, с. 99.
  15. 123
    Быково. Фото выпускной группы
    (неопр.)
    . Pastvu. Дата обращения 14 августа 2020.
  16. 12
    Усадьбу Быково продадут, зачистив от палочки Коха
    (неопр.)
    . Памятники Архитектуры Подмосковья (3 сентября 2015). Дата обращения 14 августа 2020.
  17. Кондратьева С.
    Усадьба Быково: псевдоготическая церковь и английский парк в Подмосковье
    (неопр.)
    . РИАМО (21 февраля 2013). Дата обращения 27 сентября 2020.
  18. Между двух огней: кто спасет подмосковную усадьбу «Быково» от уничтожения? (неопр.)
    . Информационное агентство REGNUM (6 ноября 2016). Дата обращения 14 августа 2020.

Примечания

  1. 123deadokey ≡ Вадим Разумов.
    Усадьба БЫКОВО. Интерьеры главного дома. ЭКСКЛЮЗИВ!. Живой Журнал (10 июня 2015).
  2. 1234
    Марина, 2020, с. 43.
  3. 12345678Полина Попова.
    Усадьба Воронцовых в Быково. Проверено 14 августа 2020.
  4. 1234567
    История Быково. Московский Патриархат Московской Епархии РПЦ. Проверено 14 августа 2020.
  5. 1234
    Греч, 1994, с. 169.
  6. 12
    Марина, 2020, с. 35.
  7. 12Кондратьева С.
    Усадьба Быково: псевдоготическая церковь и английский парк в Подмосковье. РИАМО (21 февраля 2013). Проверено 27 сентября 2017.
  8. 1234
    Чижков, 2005, с. 163.
  9. Бондарева, 2010, с. 109.
  10. Дергачёва, 1998, с. 285.
  11. 12345
    Марина, 2020, с. 37.
  12. 12
    Греч, 1994, с. 170.
  13. 123
    Марина, 2020, с. 40.
  14. Егорова, 2007, с. 94.
  15. Шамурин, 1912, с. 92.
  16. Вагнер, 2014, с. 99.
  17. 123
    Быково. Фото выпускной группы. Pastvu. Проверено 14 августа 2017.
  18. 12
    Усадьбу Быково продадут, зачистив от палочки Коха. Памятники Архитектуры Подмосковья (3 сентября 2015). Проверено 14 августа 2017.
  19. Между двух огней: кто спасет подмосковную усадьбу «Быково» от уничтожения?. Информационное агентство REGNUM (6 ноября 2016). Проверено 14 августа 2020.

Литература[ | ]

  • Дергачёва Л. Д., Сарабьянов Д. В., Сысоева Е. К., Федосов Д. В., Фёдоров В. А.
    Очерки русской культуры XIX века. Общественно-культурная среда / Кошман Л. В.. — Москва: Издательство Московского университета, 1998. — Т. 1. — С. 285. — 384 с. — ISBN 5-211-03858-4.
  • Греч А. Н.
    Венок усадьбам // ”Памятники Отечества”. Альманах Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. — 1994. — № 3-4 (32). — С. 167-170.
  • Чижков А. Б.
    Подмосковные усадьбы / Чернявская Е. Н., Полякова М. А.. — Москва, 2005. — С. 163. — 280 с.
  1. Бочарников Б., Марина М.
    Быково: от великолепия к руинам // Культура и время : Культурно-просветительский, научно-публицистический журнал. — 2020. — № 1-2 (58). — С. 34-43.
  • Вагнер Б. Б.
    Карта рассказывает. Природа и история, имена и судьбы в географических названиях Подмосковья. — Москва: Книга по требованию, 2014. — С. 99. — 764 с. — ISBN 978-5-519-02633-8.
  • Егорова Л. А.
    Окрестности Москвы. — Москва: ОЛМА Медиа Групп, 2007. — С. 94. — 320 с. — ISBN 978-5-373-01253-9.
  • Бондарева Н.
    Подмосковье. Путеводитель. — Москва: АЯКС-Пресс, 2010. — С. 109. — ISBN 978-5-94161-415-8.
  • Шамурин Ю.
    Подмосковные. — Москва: Товарищество “Образование”, 1912. — Т. 1. — С. 92. — 96 с.

Ссылки[ | ]

  • Фотогалерея интерьеров
  • Фоторепортаж об усадьбе, 2013
Подмосковные усадьбы высшей знати (за пределами кольцевой автодороги)
  • Алабино
  • Архангельское
  • Ахтырка
  • Богородское
  • Валуево
  • Введенское
  • Виноградово
  • Волынщина
  • Вороново
  • Вязёмы
  • Глинки
  • Горенки
  • Горки
  • Гребнево
  • Губайлово
  • Денежниково
  • Дубровицы
  • Ершово
  • Знаменское-Садки
  • Ивановское
  • Ильинское
  • Марфино
  • Михайловское
  • Николо-Прозорово
  • Никольское-Гагарино
  • Никольское-Урюпино
  • Ольгово
  • Остафьево
  • Осташёво
  • Отрада
  • Петрово-Дальнее
  • Пехра-Яковлевское
  • Поливаново
  • Поречье
  • Пущино-на-Наре
  • Рай-Семёновское
  • Рождествено
  • Середниково
  • Суханово
  • Троицкое-Кайнарджи
  • Ярополец Загряжских
  • Ярополец Чернышёвых
Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: