Московский музыкальный театр имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко


История

Предыстория

В 1920 году Оперная студия отделилась от Большого театра. Через год состоялось первое совместное выступление актёров обеих студий на сцене Московского Художественного театра. Зрителям были представлены фрагменты опер Николая Римского-Корсакова «Боярыня Вера Шелога» и «Ночь перед Рождеством», опера Жюля Массне «Вертер» и ряд музыкальных произведений по мотивам творчества Александра Пушкина под аккомпанемент рояля. Летом 1922-го состоялись гастроли Оперной студии по Европе и Америке[3]. В 1924 году к труппе присоединился молодой Сергей Лемешев, а музыкальным руководителем коллектива стал дирижёр Вячеслав Сук[4].

В 1926 году оба коллектива получили статус государственных театров. Тогда же им было передано здание бывшей усадьбы графов Салтыковых на Большой Дмитровке, 17. Труппы выступали и репетировали поочерёдно. Постановки Станиславского были более традиционными по репертуару: оперы «Евгений Онегин» и «Пиковая дама» Петра Чайковского, «Богема» Джакомо Пуччини, «Кармен» Жоржа Бизе, «Борис Годунов» Модеста Мусоргского, «Царская невеста» и «Майская ночь» Николая Римского-Корсакова, «Севильский цирюльник» Джоаккино Россини, «Риголетто» Джузеппе Верди. Немирович-Данченко стремился к большему новаторству. С одной стороны, он экспериментировал с опереттой: «Дочь мадам Анго» Шарля Лекока, «Перикола» и «Прекрасная Елена» Жака Оффенбаха, «Корневильские колокола» Робера Планкета. С другой — набирали популярность его авторские интерпретации классических оперных и драматических сюжетов: «Лисистрата» Рейнгольда Глиэра по мотивам трагедии Аристофана, «Травиата» Джузеппе Верди, «Карменсита и солдат» — вольная интерпретация «Кармен»[5].

В это же время начал свой путь в оперной труппе молодой певец Анатолий Орфёнов, а одним из ведущих театральных педагогов по вокалу стал Леонид Собинов[6]. Как при жизни Станиславского, так и после его смерти в 1938 году, когда Оперную студию возглавил Всеволод Мейерхольд, основанные им и Немировичем-Данченко театры считались более демократичными, чем бывшие императорские сцены, и потому пользовались популярностью среди московской интеллигенции, студентов, театральных деятелей нового поколения[7].

Журналист В. В. Яковлев писал о студии Станиславского в своей статье в газете «Красная панорама» так:

Одним из необычных условий восприятия было отсутствие рампы. Свежесть и простота игры, внешний облик молодых сил, молодое и искреннее увлечение, тщательность сценической подготовки — все это вызвало у слушателей самое живое сочувствие. И несмотря на то, что не было оркестра, что не всем участвующим удавалось до конца выдержать передаваемый образ, казалось, что иное претворение данной оперы и невозможно.[3]

В 1939 году в состав театра Немировича-Данченко вошла основанная в 1929-м труппа «Московский художественный балет» Викторины Кригер. Сотрудничество коллективов началось шестью годами раньше, в 1933 году. В состав труппы входили артисты Ангелина Урусова, Мария Сорокина, Александр Клейн, Николай Холфин, Анатолий Тольский, Владимир Бурмейстер. Режиссёры Борис Мордвинов и Павел Марков пропагандировали принципы системы Станиславского в танце и стремились приблизить балет к психологической драме или реалистической комедии, используя как классические, так и новейшие советские произведения. Наиболее известными танцевальными постановками 1930-х годов стали «Тщетная предосторожность» Петера Гертеля, «Треуголка» Мануэля де Фальи, «Цыганы» Сергея Василенко, «Бахчисарайский фонтан» Бориса Асафьева в постановке Ростислава Захарова. Идейная близость Оперной студии и Музыкальной студии Московского Художественного театра привела к их объединению и созданию в 1941 году Московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко[5].

Советское время

Образованный в 1941 году театр под руководством Владимира Немировича-Данченко стал «лабораторией» по созданию новых опер, балетов, работе с современными композиторами. Свои сочинения для постановок передавали Дмитрий Кабалевский и Тихон Хренников. После смерти Немировича-Данченко в 1943-м главным режиссёром стал Павел Марков[8].

Во время Великой Отечественной войны театр единственным в городе продолжил работу и не был эвакуирован даже в дни битвы за Москву. В военные и послевоенные годы были поставлены оперы «Суворов» Сергея Василенко, «Чапаев» Бориса Мокроусова, «Надежда Светлова» Ивана Дзержинского, балеты «Лола» Сергея Василенко, «Шехеразада» Николая Римского-Корсакова, «Берег счастья» Антонио Спаддавеккиа, оперетты «Мадемуазель Фифи» Цезаря Кюи, «Нищий студент» Карла Миллёкера, «Сказки Гофмана» Жака Оффенбаха. Уже после войны, в 1948 году, в состав театра вошла группа артистов Оперно-драматической студии имени Станиславского во главе с дирижёром Исааком Байном[5].

Знаковыми для развития театра стали 1950-е годы, когда его возглавил ученик Немировича-Данченко Леонид Баратов. В это время, совпавшее с эпохой «оттепели», были поставлены оперы «Война и мир» Сергея Прокофьева, «Кето и Котэ» Виктора Долидзе, «Сицилийская вечерня» Джузеппе Верди, «Запорожец за Дунаем» Семёна Гулака-Артемовского[5].

В 1960-е годы главным режиссёром театра стал Лев Михайлов. Среди наиболее значительных постановок этого периода — оперы «Паяцы» Руджеро Леонкавалло, «Так поступают все женщины» Вольфганга Амадея Моцарта, «Пиковая дама» Петра Чайковского, «Виринея» Сергея Слонимского, «Кола Брюньон» Дмитрия Кабалевского, «Хари Янош» Золтана Кодая, «Любовь к трём апельсинам» Сергея Прокофьева, «Порги и Бесс» Джорджа Гершвина. В 1963 году, впервые с 1930-х, Лев Михайлов вместе с дирижёром Геннадием Проваторовым представил советской публике «Катерину Измайлову» Дмитрия Шостаковича. В это же время в театре работали режиссёры Павел Златогоров, Михаил Мордвинов, Михаил Дотлибов, Николай Кузнецов, Владимир Канделаки, Надежда Кемарская, дирижёры Дмитрий Китаенко, Кемал Абдуллаев, Георгий Жемчужин, Владимир Кожухарь[9].

Для балетной труппы важной вехой стали периоды с 1941 по 1960 и с 1963 по 1970 годы, когда пост главного балетмейстера театра занимал Владимир Бурмейстер. Ему принадлежат оригинальные постановки «Эсмеральды» Цезаря Пуни, «Лебединого озера» Петра Чайковского, «Штраусианы» на музыку Иоганна Штрауса, «Виндзорских насмешниц» Виктора Оранского, «Жанны д’Арк» Николая Пейко, детского балета «Доктор Айболит» Ивана Морозова. «Снегурочка» на музыку Чайковского была поставлена Бурмейстером по заказу Лондонского фестивального балета. В этот период на сцене театра танцевали Виолетта Бовт, Элеонора Власова, Софья Виноградова, Александр Соболь, Алексей Чичинадзе, тогда же начал свою карьеру молодой Марис Лиепа[5].

С конца 1960-х — начала 1970-х годов начались сотрудничество с берлинским музыкальным театром «Комише опер», работа с немецкими режиссёрами Вальтером Фельзенштейном (опера «Кармен» Бизе), Гарри Купфером (зингшпиль «Похищение из сераля» Моцарта), Томом Шиллингом (балет «Чёрные птицы» Георга Катцера)[10].

Летом 1980 года спектакли театра были включены в культурную программу Московской Олимпиады[11]. В это же время всё больше постановок мировой оперной классики начало ставиться на языке оригинала, а не в русских переводах[12]. Главным новатором в жизни театра стал Евгений Колобов, занявший в 1987 году пост главного дирижёра. Ему принадлежат авторская редакция «Бориса Годунова» Модеста Мусоргского и постановка малоизвестной оперы Винченцо Беллини «Пират». Пытаясь заново поставить традиционную для театра оперу «Евгений Онегин», Колобов привлёк к работе молодых артистов, что привело к конфликту с руководством и старым актёрским составом. Несмотря на общественную кампанию в защиту дирижёра, в 1989-м ему пришлось покинуть коллектив[13].

Постсоветское время

С 1991 года главным режиссёром театра стал Александр Титель. Ему пришлось практически заново собирать оперную труппу[14]. Первыми постановками Тителя в обновлённом театре стали «Руслан и Людмила» Михаила Глинки, вызвавшая противоречивые отзывы критиков, «Эрнани» Джузеппе Верди и «Богема» Джакомо Пуччини, отмеченные премией «Золотая маска». Наиболее известными спектаклями рубежа 1990-х — 2000-х стали «Кармен» Жоржа Бизе, «Обручение в монастыре» Сергея Прокофьева, «Летучая мышь» Иоганна Штрауса, «Золотой петушок» Николая Римского-Корсакова[10].

С 1997 года Московский музыкальный театр в сотрудничестве с Большим театром организовал фестиваль современного танца DanceInversion, ставший ежегодным[15].

Современность

В 2000-е годы здание театра дважды горело. Первый раз возгорание произошло в июне 2003-го: сгорела часть крыши пристройки, при этом огонь не затронул сцену и зрительный зал. В мае 2005 года театр пострадал от более серьёзного пожара: сгорели сцена, помещение зрительного зала, частично обрушились кровля и стены, понадобилась масштабная реконструкция[16][17]. Основная сцена была открыта ко Дню города в сентябре 2006-го. Кроме того, были оборудованы репетиционные залы балета, склады костюмов и декораций, хоровой класс, гримёрки для артистов и подземная автостоянка. Общая площадь театра составила около 40 тысяч м², что почти втрое больше, чем до реконструкции[18].

С 2020 года директором театра стал Антон Гетьман, сменивший на этом посту Ару Карапетяна. Художественным руководителем балетного направления стал французский хореограф Лоран Илер. Тогда же на малой сцене впервые прошёл фестиваль «Точка пересечения», направленный на открытие новых имён в балете из стран Европы, Азии, Америки и Африки и создание оригинальных танцевальных постановок[19]. В 2017-м стартовал проект «Генеральная репетиция», знакомящий молодёжную аудиторию с современным балетом[20].

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: