Симон Ушаков: государев иконописец


«Царский жалованный иконописец»

Симон Ушаков один из немногих русских иконописцев XVII века, чью биографию можно узнать по реальным историческим документам. Родился Симон Ушаков в 1626 году в Москве. Из синодика — специального церковного списка умерших — известны имена его родителей, жены и детей. Мать художника звали Марией, а супругу — Февронией. У Ушакова было двое детей: дочь Евфимия и сын Петр. Известно, что он происходил из московских дворян, а среди родственников будущего иконописца были представители духовенства.

Ушаков начал учиться рисованию еще в детстве и рано стал известен. Уже в 1648 году, в 22 года, ему присвоили звание «царского жалованного иконописца», на которое обычно претендовали опытные мастера, исполнители государственных заказов. Симон Ушаков работал в Серебряной и Золотой палатах при Оружейном приказе «знаменщиком» — создавал рисунки для серебряных и золотых изделий, церковной утвари, расписывал знамена и полотна, чертил планы и карты.

В 1652 году Симон Ушаков создал икону Владимирской Божией Матери для московской церкви Архангела Михаила в Овчинниках («Богоматерь Владимирская»). Это самая ранняя из сохранившихся работ мастера. Она написана с соблюдением существовавших тогда иконописных канонов. Во время работы над произведением художник использовал в качестве образца другую икону с аналогичным сюжетом, на обратной стороне Ушаков подписал: «Лета 7160 году списана сия икона с самыя чудотворныя иконы Пресвятыя Богородицы Владимирския и мерой, а писал государев иконописец Симон Федоров…».

К концу 1650-х годов Ушаков был уже известным живописцем — его работы заметил царь Алексей Михайлович. Он пригласил иконописца расписывать кремлевский дворец. Тогда же Ушаков создал парсуну царя — светский портрет в XVII веке. Не оставлял художник и церковной живописи: в 1657 году он написал икону «Архиерей Великий». Художник рискнул отойти от привычных канонов иконописи и изобразил Христа живым человеком. Художник Игорь Грабарь написал об «Архиерее Великом»: «В этом вялом, усталом облике нет ничего поднимающегося над землей, нет и намека на тот вдохновенный полет ввысь, в нездешние края, которым так сильно искусство древнего Новгорода».

Портреты

Живописцем создавались многие портреты московской знати. Даже знаменитейшая икона «Древо государства Московского», известная еще как «Восхваление Богоматери Владимирской» или ««Богоматерь Владимирская», может быть отнесена к портретным работам. На необычной работе с фотографической точностью воспроизведен Успенский собор.

Само произведение являет собой целую эпоху в истории. Древо государства сажают Иван Калита и митрополит Московский Петр. На ветвях находятся медальоны-портреты царей, святых. Присутствуют также патриархи и митрополиты как столпы православия. Не сохранилось, к сожалению, ни одного из заказываемых мастеру портретов царя Алексея Михайловича.

В связи с этим возрастает интерес к иконе-парсуне. Автор придал ей максимальное сходство с оригиналом. Он изобразил царскую семью на фоне Кремля. Атрибуты власти правителю передают ангелы. В центре – Лик Владимирской Божьей Матери с младенцем Иисусом на руках. Как и другие работы, эта подписана.

Ушаков создал фрески на стенах Кремлевских палат, расписал Архангельский и Успенский оборы. По эскизам художника чеканились монеты. Известны его творения Голгофский Крест, Казанская Божья Матерь, Благовещение, Христос Эммануил. Особого упоминания заслуживает «Троица». Ее мастер создал в 1671.

Композиционно работа напоминает рублевскую. Полотно изобилует тщательно вписанными бытовыми предметами. Ушакову они всегда были интересны. Занимался художник также реставрацией. Его «Троицу» эксперты называют переходной ступенью к чистому изобразительному искусству. Благодаря привычке изображения заднего фона Симона считают еще и талантливым графиком.

Симон Ушаков: биография, творчество, карьера, личная жизнь

В числе многочисленных талантов преподавательский дар. Ушаков создал «Алфавит художеств», пособие для учеников. После мастера осталась великолепная художественная школа. Из жизни он ушел 25 июня 1686 года.

Иконы Симона Ушакова: «живоподобие» и фряжское письмо

В 1658 году иконописец Иосиф Владимиров посвятил Ушакову трактат «Послание некоего изуграфа Иосифа к цареву и мудрейшему живописцу Симону Федоровичу». Несколько раз они совместно работали над росписями церквей, много общались и дискутировали об искусстве. Владимиров поддерживал изменения, которые Ушаков вносил в существовавший иконописный стиль. В своем трактате он критиковал художников, которые подражали старым мастерам, копировали их стиль — использовали темные цвета для изображения ликов, не прорабатывали детали. На их иконах отсутствовал объем, лица выглядели одинаковыми. Владимиров писал: «В старописании многие обретаются неистовства от неискусных иконописцев». По мнению живописца, иконы должны были напоминать реальность, быть «живоподобными». Именно к этому стремился Симон Ушаков.

Спустя два года, в 1659-м, Симон Ушаков совместно с художниками Яковом Казанцем и Гаврилой Кондратьевым создал икону «Благовещение с акафистом» для церкви Грузинской Божией Матери в Москве. Ушаков работал над лицами, живописец использовал естественные краски, тщательно прорисовал детали и добился реалистичного изображения. Другая работа Симона Ушакова этого периода — Владимирская икона Божией Матери 1662 года. Ее заказал игумен Московского Сретенского монастыря Дионисий. В ней Ушаков вновь попытался достичь «живоподобия». Искусствовед Екатерина Гладышева писала: «Несмотря на использование прориси, линия обводки ликов приобретает мягкость, в ней заметны типичные для рисунка художника неровность и неравномерность нажима кисти — видимо, мастер пытался передать ощущение живости, трепета формы».

В 1664 году Симона Ушакова перевели на работу в Оружейную палату. В конце XVII века она считалась центром художественной жизни России. Здесь работали лучшие мастера того времени, которые изготавливали оружие, ювелирные изделия, церковную утварь, предметы быта для знати. Нередко они расписывали храмы, дворцы и поместья. Работы Ушакова стали образцом для других художников. Вокруг него начала формироваться школа иконописцев. Специально для своих воспитанников он написал одну из первых работ по теории живописи в русской истории — трактат «Слово к люботщательному иконного писания». В нем он призывал художников сосредоточиться на «прославлении Бога», заниматься церковной живописью. Кроме того, Ушаков утверждал, что иконы должны быть «зеркалом» реального мира — быть правдоподобными. Одним из первых он написал и об ответственности живописца перед обществом и церковью.

Многие из нас, [недостаточно] владеющие искусством живописи, пишут то, что скорее достойно смеха, чем благоволения и умиления, этим они вызывают гнев Божий и [подвергают себя] осуждению иностранцев и великому посрамлению от честных людей.

Симон Ушаков, «Слово к люботщательному иконного писания»

В 1663 году Симон Ушаков создал одно из самых известных своих произведений — икону «Похвала Владимирской иконе Божией Матери», или «Древо Государства Российского», для церкви Троицы в Никитниках. Большую часть работы занимает дерево, которое растет из Успенского собора. На его ветвях Ушаков изобразил портреты 20 московских святых, а в центре, в медальоне, образ Богоматери Владимирской. Художник уделил внимание лицам и позам святых. Особенно тщательно Ушаков проработал образы Алексея Михайловича и его супруги с детьми. Композиция, фон и портретное сходство героев с реальными прототипами на этом произведении оказались новыми для русской иконописи. Искусствоведы Софья Свердлова и Дмитрий Суховерков писали об этой работе иконописца: «В отличие от более ранних списков с Владимирской, выполнявшихся по единой прориси в меру и подобие, при создании «Древа» мастер не был связан с образцом и мог позволить себе более свободную трактовку образа, что видно не только по «вольности» рисунка, но и по новому принципу личного письма, уже никак не соотносимого с особенностями оригинала». В иконе Ушакова исследователи нашли и прославление русских правителей и святых.

В идеологическом смысле эту икону можно рассматривать как «полемический трактат, вобравший в себя важнейшие публицистические идеи времени и служивший церковно-религиозным обоснованием политики царского правительства в период становления российского абсолютизма.

Историк Людмила Сукина об иконе Симона Ушакова «Древо Государства Российского»

В 1685 году Ушаков создал свое последнее произведение — икону «Тайная вечеря» для Успенского собора Троице-Сергиева монастыря. Через год, в июне 1686 года, он умер. Похоронили иконописца недалеко от Знаменского монастыря в Москве.

За свою жизнь Симон Ушаков создал больше 50 икон, которые признаны памятниками культуры и искусства и выставляются сегодня в музеях России — Третьяковской галерее, Русском музее. Авторство части его икон спорно. Искусствоведы полагают, что над ними могли работать ученики живописца. К концу жизни у Ушакова было много подражателей. Среди его воспитанников — продолжатели традиций русского искусства XVII века: Василий Кузмин, Михаил Милютин, Афанасий Семенов.

ЦАРЕВ ИЗОГРАФ — СИМОН УШАКОВ

Удивительные, почти детективные истории порой происходят с иконами. Так, после революции, в 20-е годы, случайно под дровами у собора Саввино-Сторожевского монастыря были найдены три иконы «Звенигородского чина» кисти Андрея Рублева. К счастью, подобных происшествий с ушаковскими иконами из Николо-Угрешского монастыря не произошло, они лишь надолго выпали из поля зрения любителей древнерусского искусства. После закрытия Угрешской обители в 1925 году чудом уцелевшие иконы царского изографа поступили в фонды Государственного исторического музея (ГИМ), где хранятся по сей день. Недавно самая известная из них наконец заняла почетное место в вышедшем каталоге русских икон из собрания ГИМ. Материал, предлагаемый читателю, посвящен малоизвестному эпизоду биографии Симона Ушакова и истории появления его работ на Угреше.

Симон Ушаков. Спас Нерукотворный, 1670 год.

Симон Ушаков. Вседержитель на престоле. 1672 год. В 1920-е годы икона поступила из Николо-Угрешского монастыря.

Симон Ушаков. Тайная вечеря, 1685 год.

Пятиглавая церковь Троицы в Никитниках (Никитников переулок в Москве).

ЗОЛОТЫХ И СЕРЕБРЯНЫХ ДЕЛ ЗНАМЕНЩИК

Имея от господа Бога талант иконописательства, врученный моему ничтожеству, не хотел я его скрыть в землю, чтобы не принять за то осуждение… Симон Ушаков. Слово к любителям иконного писания

Угрешский монастырь, любимое государево богомолье, в «бунташном» семнадцатом веке был нередко местом ссылки опальных подданных. За эти стены и башни заточили после суда вождей старообрядчества, а годом ранее, в 1665-м, туда под присмотром пристава привезли Симона Ушакова, царева изографа…

Происходил знаменитый московский иконописец из потомственных дворян. По-видимому, в юном возрасте Симон получил серьезную художественную подготовку, основательно освоил искусство «знамения» (рисования). Только этим можно объяснить тот факт, что всего двадцати двух лет от роду он был принят «жалованным» царским мастером Серебряной палаты при Оружейном приказе в Кремле. А вскоре его именовали не иначе, как «золотых и серебряных дел знаменщик и иконописец».

Талантом Ушаков обладал многогранным. Он делал эскизы для предметов церковной утвари и дворцового обихода, сочинял узоры для рукоделий, рисунки для ювелирных украшений, чертил и раскрашивал карты, рисовал державных орлов в клеймах на мушкетах, а на ножах по серебру — зверей, птиц и травы, расписывал в Рождественские праздники стены царской комнаты. Все делал мастерски, а главное — стремясь понять природу и суть человека, передать своеобразие изображаемого. Неслучайно художник сравнивал живопись с зеркалом, обладающим чудной тайной отражать реальность жизни, как она есть.

В архивах того времени сохранились любопытные сведения о работе Симона Ушакова в Серебряной палате. Из расходной книги Царицыной Мастерской палаты за 1649 год узнаем, чем занимался мастер, какое денежное вознаграждение получил за свой труд. «А знаменил он покровце под шитье, Спасов Нерукотворенного образ, да на покровце жь Николая Чудотворца образ. Апр. 27, даны ему 29 алтын…»

«Знаменил», то есть рисовал, Симон образы святых на сосудах церковных, на дробницах. (В Толковом словаре В. Даля слово «дробницы» означает: чеканная бляха или украшение на облачении и шапке архимандрита.) А тут требовались особое знание рисунка, вкус и самостоятельное творчество. Расписывал мастер фресками храмы, делал эскизы для знамен, монет и украшений. Обращался изограф и к рисованию с «живства», то есть с натуры.

Нужно вспомнить, что в то время иконописцы писали лики святых по готовым прорисям. Симон Ушаков сам был мастером рисунка и прекрасным иконописцем: неслучайно в Москве имел славу первого иконописца. В свои иконы он вводил портретные изображения и пейзажи. Именно с его творчеством связывают постепенный переход от средневековой иконописи к светской реалистической живописи.

Со временем художника перевели в Оружейную палату, где он встал во главе царских мастеров и образовал школу иконописцев.

ПО УКАЗУ ВЕЛИКОГО ГОСУДАРЯ

Кажется, о Симоне Ушакове немало написано. Однако до сих пор остаются неизвестными некоторые факты его жизни.

Вернемся к печальному 1665 году, когда появились в делах Оружейной палаты черновые «памяти» — служебные записки, где говорилось о двух разных монастырях, о Николо-Угрешском и Покровском, что на Убогих домах, за Земляным валом, у Покровской заставы. Оба назначались местом заключения Ушакова.

В черновой «памяти» было сказано: «По указу великого государя послан к вам в монастырь под начал Оружейной палаты иконописец, Симон Ушаков, с приставом Григорием Ивановым и как к вам се память придет, а пристав Григорий того иконописца к вам привезет, и вы бы того иконописца Симона, у пристава приняв, держали под началом, до указу великого государя».

Из двух таких записок одна была написана строителю Покровского монастыря, старцу Кириллу, другая — угрешскому игумену Викентию. Конечно, власти могли отправить художника под надзор и в Покровский монастырь, где одно время держали под стражей раскольников. Но думается, что местом его ссылки стала Угреша. Во всяком случае, факты говорят о том: с XVII века в Никольском соборе на Угреше хранились несколько икон кисти Ушакова, причем одна из них написана художником именно в 1665 году.

Иконописные образы царского изографа, включая и те, которые он писал для царской семьи, обычно тесно связаны с его биографией, с храмами и обителями, близкими ему. Лучшие его иконы украшали иконостас Грузинской церкви в Китай-городе, где жил художник, храмы Троице-Сергиева и Новодевичьего монастырей. По его эскизам изготовлены царские врата в одной из церквей Флорищевой пустыни, под Гороховцом, настоятелем которой был его родственник Илларион, позднее митрополит Суздальский и Юрьевский.

И все-таки, каковы причины того, что большого мастера и живописца ссылают в загородный монастырь? Существовала версия, что причиной стала гравюра «Семь смертных грехов», где иконописец изобразил обнаженную натуру. Однако изображение обнаженных фигур и прежде допускалось в русской иконописи. Вспомним иконы Марии Египетской, Алексея — Божьего человека.

Шестидесятые годы ХVII столетия — время сложное. Возможно, в кругу друзей Симон Ушаков с сочувствием отозвался о старообрядцах. А любое неосторожное слово тогда могло вызвать царский гнев. Так что причину для опалы найти было легко, хотя государь и благоволил к талантливому художнику.

Правда, режим содержания Ушакова на Угреше нельзя назвать суровым. Обычно вслед за ссыльными шло указание, как содержать провинившихся, чтобы «дурна над собой никакого не сделали», или наставление о том, чтобы «корму давать как и прочим колодникам». Ни о чем таком в памятной записке не сказано. И трудно представить, что настоятель Николо-Угрешского монастыря, игумен Викентий, не воспользовался услугами опального царского мастера, чтобы «искусно украсить» монастырские государевы палаты, которые часто посещал богомольный царь Алексей Михайлович. Точно неизвестно, сколько времени пробыл Симон Ушаков в Никольском монастыре. Во всяком случае, с апреля 1665 года по сентябрь 1666 о нем нет никаких сведений в архивах Оружейной палаты.

Увольнение от дел изографа Оружейной палаты и ссылка в монастырь не могли обрадовать боярина Богдана Матвеевича Хитрово, под началом которого находились лучшие кремлевские мастера. Любимец царя, отличавшийся веротерпимостью, он наверняка не раз молвил слово за ссыльного. Авторитет приближенного боярина был высок; барон Майерберг, близко наблюдавший обычаи царского двора, писал о Хитрово: «Множеством оказанных ему милостей Алексей Михайлович заявляет свое уважение к его военной и гражданской известности».

С сентября 1666 года наконец снова появляются сведения о занятиях Ушакова на царской службе, о наградах, полученных им наряду с другими иконописцами. Царские заказы, личные пожелания самого Тишайшего талантливый мастер выполнял не только в Оружейной палате Кремля, но и в своем доме, который со временем превратился в мастерскую и иконописную школу.

ИКОНОПИСНЫЕ ОБРАЗЫ СИМОНА УШАКОВА

Догадку о ссылке художника в Угрешский монастырь косвенно подтверждает исследователь Г. Филимонов. В семидесятые годы XIX столетия он писал, что в Николо-Угрешской обители хранятся две иконы с подписями Симона Ушакова. Первая с изображением Алексея — Божьего человека, отмеченная 1665 годом (вклад дьяка Богдана Силина). Внизу на иконе надпись: «лета 7172 писал изограф Пимен Федоров по реклу (то есть по прозванию. — Б. Ш.) Симон Ушаков. По обещанию дьяка Богдана Силина». Вторая — местная из древнего Никольского собора, изображавшая Спаса Всемилостивого (1672 год).

Известно, что за свою творческую жизнь Ушаков неоднократно обращался к образу Спаса Вседержителя: он писал его в разные годы для Новодевичьего и Троице-Сергиева монастырей. Неслучайно художник В. Гурьянов, реставрировавший ушаковские иконы в 1907 году, говорил об удивительном сходстве образа Спаса из Троице-Сергиевой лавры с более ранней угрешской иконой.

Недавно мне посчастливилось увидеть замечательное творение из Николо-Угрешс кого монастыря в одном из хранилищ Исторического музея — икону (размер: 140х97,5 см) в прекрасном состоянии. Художник изобразил Спаса Вседержителя сидящим на престоле в красных царственных одеждах (см. фото на стр. 91). Правой рукой Спаситель благословляет, а левой придерживает Евангелие. Образ удивительной внутренней силы. Черты лица Господа спокойные, величественные. Серебряная риза оклада не сохранилась, однако внизу рукой Ушакова написано: «Лета 7180 писал сей образ царев писец Пимен Федоров по прозванию Симон Ушаков, при игумене Викентии, при келаре, старце Софронии, при казначее Черном диаконе Дорофее…»

Любопытно, что подробно перечислены имена угрешских священников. Возможно, это дань уважения иконописца к заказчику, возможно, — свидетельство его дружеского расположения к монастырю. Икона Спаса Вседержителя была написана спустя семь лет после ссылки Симона. Это время, когда мастер давно уже вернулся к обычной жизни, к делам в Оружейной палате и иконописанию. Не исключено, что с обителью его все-таки связывало нечто большее.

Если заглянуть сегодня в Никитников переулок, мы окажемся в тех местах старинной Москвы, где жил Ушаков. До сих пор стоит здесь пятиглавая церковь Троицы, украшенная русским узорочьем. Белокаменные наличники окон и порталы церкви удивляют диковинными птицами и затейливым растительным орнаментом. До наших дней в Троицком храме сохранились древние фрески. Совсем неподалеку от храма находится трехэтажное здание ХVII века с маленькими оконцами и предельно простыми наличниками. Верхние этажи постройки раньше были жилыми, а в подклете располагались сводчатые палаты с сенями. Палаты эти принадлежали Симону Ушакову, здесь и была его знаменитая иконописная мастерская.

Кстати, Угрешское монастырское подворье располагалось неподалеку от Китай-города, и кто-то мог навестить художника по просьбе игумена Викентия и заказать икону Спаса для Никольского собора. Уже тогда современники признавали художественное значение творений Ушакова, а, к примеру, его икону Успения Богородицы из Флорищевой пустыни считали чудотворной. Так или иначе появление ушаковских икон на Угреше, долгие годы украшавших обитель, было делом неслучайным.

Иллюстрация: «Симон Ушаков. Спас Нерукотворный, 1670 год.»

Икона происходит из Троицкого собора Александровской слободы. Хранится в Оружейной палате. Слева внизу на поле есть полустертая надпись. Читается: «… писал Пимен Федоров зовомый Симон Ушаков».

Творчество

Икон кисти Ушакова дошло до нас довольно много, но некоторые из них были искажены позднейшими записями и реставрациями. Лучше других сохранились иконы Благовещения (церковь Грузинской Божьей Матери в Москве), Владимирской Богоматери с московскими угодниками (там же), св. Феодора Стратилата (у могилы царя Федора Алексеевича, в Архангельском соборе), Нерукотворенного Спаса (в соборе Троицко-Сергиевской лавры), Сошествия Св. Духа (там же), икона-портрет царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича (в Архангельском соборе). Произведения Ушакова свидетельствуют о том, что он был талантливым художником, прекрасно владел средствами техники того времени. Его творчество базировалось на основе русско-византийской иконописи, но и западное искусство было ему известно. Он изобретал новые композиции, присматривался к западным образцам, стремился придать фигурам индивидуальность и динамику.

Икона «Насаждение древа государства российского» (XVII в.)

Симон Ушаков. Икона «Похвала Владимирской иконе Божией Матери» («Насаждение древа государства Российского»). 1668 г. Государственная Третьяковская галерея (Москва) Владимирская икона изображена здесь как главная святыня всей Руси. В области православной иконографии Ушаков не был новатором, за исключением иконы «Похвала Владимирской иконе Божией Матери», или, как её ещё называют, «Насаждение древа государства Российского». Образ был написан для иконостаса церкви Троицы в Никитниках, рядом с которым художник жил и прихожанином которого являлся. За стенами Московского Кремля изображен Успенский собор, из которого произрастает древо. В центре, среди его ветвей и цветов, расположен медальон с образом Владимирской иконы Богоматери. У подножия Успенского собора изображены насаждающий древо князь Иван Калита и поливающий корни растения из кувшина митрополит Петр. По сторонам от них представлена здравствующая царская семья: государь Алексей Михайлович, его супруга Мария Ильинична, сыновья Алексей и Федор.

Царица Мария Ильинична с сыновьями Алексеем и Федором. Деталь иконы «Насаждение древа государства Российского» От древа, произросшего в центре Московского государства, идут побеги в виде виноградных лоз с листьями, цветами роз и гроздьями плодов. Главными же его плодами являются святые русской земли, изображенные в двадцати медальонах со свитками-молениями в руках. Справа от иконы Богоматери представлены святители (митрополиты Иона, Алексий, Киприан, Филипп, Фотий, патриархи Иов и Филарет), а также цари Федор Иванович, Михаил Федорович и царевич Димитрий. Слева – преподобные Андроник Московский, Сергий и Никон Радонежские, Пафнутий Боровский, а также московские юродивые Василий Блаженный, Максим Блаженный и Иоанн Большой Колпак. В иконе Симона Ушакова древо не генеалогическое, а духовное. Их родство состоит в том, что все они – святые Русской земли. Московский Кремль символизирует устроенный Господом вертоград. Благочестивыми работниками Христа как хозяина виноградника являются митрополит Петр (1308-1326) и Иван Калита (1325-1340), с именами которых традиционно связывается возвышение Москвы. При митрополите Алексии князем Димитрием были построены стены Кремля, а при митрополите Киприане в Успенский собор из Владимира была перенесена икона Богоматери (в 1395 году), ставшая его главной святыней. Так происходило возвышение Москвы, превращение ее в первопрестольный град. Уникальность иконы «Насаждение древа государства Российского» состоит в том, что она отображает единую историю Руси и Русской Православной Церкви. Ушакова прежде всего интересовали приемы написания ликов святых. Изображение фона и одежд он часто поручал писать своим ученикам. При этом для своих работ Ушаков чаще всего выбирал простой фон, например, светло-голубой: иконы «Богоматерь Киккская», «Преподобный Сергий Радонежский», «Архангел Михаил, попирающий дьявола». Им было создано более 12 образов «Спаса Нерукотворного». Постоянно возвращаясь к этой иконографии, он старался зримо передать соединение во Христе двух природ: божественной и человеческой, создать образы воплотившегося Господа, Богочеловека. Свет в его иконах идет изнутри образа, а не извне. Иконы Ушакова остаются истинными православными образами. Стиль письма Ушакова получил название «живоподобие»: несмотря на большую анатомическую точность и наметившийся физический объем, иконы, созданные им, обладают отстраненностью, эмалевой гладкостью и светоносной силой, характерных для «горнего мира». Ушаков был разносторонней личностью, он руководил огромной мастерской, при этом и сам много работал. Он был также талантливым писателем – создал трактат об искусстве живописи «Слово к люботщательному (любителю) иконного писания», в котором говорит о том, что Главный Художник – это сам Творец, создавший и благоукрасивший мир: «Не сам ли Господь учит нас искусству иконописания?». В трактате он призывает к защите почитания икон, рассуждает о соотношении образа и первообраза и осуждает хуление святых икон.

Икона «Архангел Михаил, попирающий дьявола»

Симон Ушаков «Архангел Михаил, попирающий дьявола» (1676). Государственная Третьяковская галерея (Москва) Икона имеет необычный «круглящийся» позем. Слева и справа от архангела рисунком намечены фигуры избранных святых. В левом нижнем углу изображён человек в молитвенной позе, одетый в посадское платье и обутый в сапоги. Предположительно, это автопортрет художника или портрет заказчика иконы.

Икона «Троица»

Симон Ушаков «Троица» (1671). Государственный Русский музей (Петербург)

Эта икона Ушакова перекликается с известной иконой Андрея Рублёва, повторяя её композицию, а также заимствуя позы, жесты, рисунок складок на одеждах ангелов. Прототипом для архитектурного заднего вида в зеркальном отображении послужила гравюра с картины Паоло Веронезе «Пир в доме Левия».

Паоло Веронезе «Пир в доме Левия» Сначала картина называлась «Тайная вечеря», но после вмешательства Святой инквизиции художник дал картине новое название.

Икона Божией Матери «Кикская»

Симон Ушаков. Икона Божией Матери «Кикская» из церкви свт. Григория Неокесарийского на Большой Полянке (1668). Государственная Третьяковская галерея (Москва) Эту копию Ушаков сделал с Киккской (или Кипрской) иконы Богоматери, восходящей к чудотворному образу монастыря Хиландар на Афоне и чтимой на всем греческом Востоке в XVI-XVII вв. По рисункам Ушакова было выполнено множество гравюр. Они отличаются смелостью в передаче пространства, построенного несколькими планами. В гравюре с изображением царя Давида Ушаков вновь использует архитектурный фон с картины Веронезе, а в гравюре с изображением царевича Иоасафа в окне изображён пейзаж с дворцом и геометрическим парком перед ним.

Беседа Варлаама с царевичем Иоасафом. Иллюстрация к книге «История о Варлааме и Иоасафе» Симеона Полоцкого. Рисунок Симона Ушакова. Гравюра Афанасия Трухменского (1681) Тайная вечеря является сюжетом множества икон и картин, из которых самое известное произведение – это «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи. Тайная вечеря – это последняя трапеза Иисуса Христа с его двенадцатью ближайшими учениками (апостолами), во время которой Он установил таинство евхаристии, преподал заповеди о смирении и христианской любви, предсказал предательство одного из учеников и будущие судьбы христианской церкви и всего мира. Этот сюжет волновал многих художников: от Леонардо да Винчи до Сальвадора Дали. Обратился к этой теме и Ушаков.

Симон Ушаков «Тайная вечеря»

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: