Цыганские театры: что такое и где искать?

Экскурс в историю

Слава цыганского хора неслась по Москве XIX века. И неудивительно: артисты выступали в легендарном ресторане «Яръ» в Петровском парке. «В “Яръ”, к цыганам!» — этот адрес знал каждый извозчик. В заведении, расположенном в здании в стиле модерн, была огромная сцена, на которой удобно было давать представления. Публика «Яра» принимала выступления цыганского хора с восторгом.

Ресторан «Яръ» на Петербургском проспекте. Конец XIX века. Фото: театр «Ромэн»

К 1880-м годам слава артистов дошла до Малого театра. Их ангажировали для участия в спектаклях «Цыганский барон» и «Цыганская жизнь». Последняя постановка так полюбилась зрителям, что не уходила из репертуара почти 20 лет.

В первые советские годы у цыган уже появился свой клуб, и именно его участники мечтали о создании театра. В 1930 году журнал «Новый путь» опубликовал заметку о том, что в Москве готовятся создать цыганский театр. Идею высказали дирижер Московского цыганского хора, актер и драматург Иван Лебедев, его брат Георгий, а также актер и режиссер Моисей Гольдблат. Нарком просвещения Анатолий Луначарский отнесся к идее положительно — это значило, что будущий театр точно получит государственную поддержку. Постановление о создании «музыкально-драматического индо-ромэнского театра-студии» вышло в том же году.

Белый зал ресторана «Яръ» (сейчас — зрительный зал театра). Фото: театр «Ромэн»

Слово «ромэн» означает «цыган» — над названием нового театра долго не думали. К моменту создания театра сложившейся труппы еще не было. В первый состав позднее вошли всего 20 человек. Всех артистов обучали грамоте, вокалу, игре на музыкальных инструментах, актерскому мастерству. Художественным руководителем стал Моисей Гольдблат.

Первые постановки играли исключительно на цыганском языке. Затем решили, что понимать диалоги и песни должны все зрители без исключения, и постепенно стали вводить русский. Спектакль «Цыганы», например, был двуязычным: в первых сценах герои говорили на цыганском, а после появления главного героя — на русском.

В 1930-е годы главной звездой театра была легендарная Ляля Черная. Темноволосая красавица сыграла более 35 ролей в спектаклях, а также снялась в фильме «Последний табор» Евгения Шнейдера и Моисея Гольдблата. Со временем здесь появились постановки по произведениям Александра Куприна, Максима Горького, Проспера Мериме и других классиков. С 1940 года со сцены стал звучать только один язык — русский.

В годы войны актеры «Ромэна» выступали на передовой, заботились о раненых. Все средства, которыми располагала труппа, были отданы на создание бомбардировщика, названного в честь театра — «Ромэновец».

Новое здание ресторана «Яръ». Архитектор А. Эрихсон. 1910 год. Фото: театр «Ромэн»

Ромэн

Предыстория

В XVIII и XIX веках в Москве и в Санкт-Петербурге выступали хоры русских цыган. Дирижёром первого такого объединения был Иван Соколов, одной из певиц — Степанида Степанова, известная как цыганка Стеша. Артисты исполняли цыганские и русские народные песни в собственной обработке. В конце XIX века руководителем хора Николаем Шишкиным была создана театральная труппа. Она появилась на сцене в оперетте «Цыганские песни в лицах» в 1886 году, вместе с основной труппой театра «Аркадия». Спектакль оставался в репертуаре несколько лет. 13 апреля 1887 года в Малом театре впервые была поставлена оперетта Иоганна Штрауса «Цыганский барон» с участием труппы Шишкина. В следующем году состоялась премьера на цыганском языке «Дети лесов» в трёх действиях. Представление было организованно только силами коллектива и оставалось на сцене в течение 18 лет. В 1892 году Николай Шишкин поставил новую оперетту «Цыганская жизнь». В 1920-е годы по СССР гастролировали цыганские ансамбли песни и пляски[1][2][3].

Создание театра

Театр «Ромэн», 1931 год
После Октябрьской революции в 1926 году в России вышел первый декрет об оседлости, несмотря на это, к 1930-му 90 % цыган оставались кочевниками. Некоторые из них начинали участвовать в общественной и культурной жизни с первых послереволюционных лет: в 1918 году в Красной Армии появились цыганские ансамбли. В период проведения новой экономической политики возникла «цыганщина», которая не имела отношения к реальной культуре народа и проявлялась в некачественном подражании цыганским мелодиям и манере их исполнения. В январе 1923 года в цыганском хоре под управлением дирижёра Егора Полякова появилась комсомольская ячейка. В ней состояли пять человек: Дмитрий Михайлов, Георгий Лебедев, Сергей Поляков, Иван Ром-Лебедев, Константин Леонтьев. Они организовали красный уголок в районе Петровского парка. Активисты вели пропаганду о необходимости перехода на оседлый образ жизни, а также стояли у истоков появления цыганского театра. Официально идея о его создании была опубликована в 1930 году в цыганском журнале «Новый путь». Сформулировали её Георгий и Иван Лебедевы, затем поделились с Моисеем Гольдблатом. В октябре 1930 года группа обратилась с предложением о создании профессионального театра цыган к первому наркому просвещения Анатолию Луначарскому. Он поддержал идею и пообещал оказать необходимую помощь. 4 ноября 1930 года на заседании актива по национальному искусству при Наркомпросе РСФСР было принято постановление о создании в Москве «музыкально-драматического индо-ромского театра-студии». По этому поводу в Большом театре был проведён концерт. 25 декабря того же года начались приёмные экзамены в студию цыганского театра в помещении Театра сатиры. Приёмная комиссия выбирала молодёжь, которая исполняла номера без «налёта эстрадности, штампов и мелодраматического надрыва». В итоге в труппу было принято более 20 человек[3][2][1].

24 января 1931 года в помещении Центриздата на улице 25 Октября состоялось открытие «Индо-ромэнского театра-студии» при Главискусстве Наркомпроса РСФСР. Также была создана специальная совпартшкола для обучения актёров грамоте, актёрскому мастерству, вокалу и игре на музыкальных инструментах[2][4]. Необходимо было нарабатывать собственный репертуар. Также требовалось поднять дисциплину и отказаться от привычек, приобретённых актёрами во время жизни в таборах. В мае 1931 года было показано первое представление в двух частях: первая часть «Вчера и сегодня» звучала в переводе на цыганском языке, вторая представляла собой инсценированные песни и пляски под общим названием «Этнографический показ». Представление напоминало выступления агитбригад: были показаны концертные номера и проведено политобозрение современных проблем быта цыган, их прошлого и будущего. Актёры призывали зрителей к трудовой оседлой жизни. Представление получило в прессе положительные отзывы. Режиссёром-постановщиком спектакля был Моисей Гольдблат, художником — Александр Тышлер, композитором — Семён Бугачевский, который заложил основу музыкальной культуры театра и в течение 37 лет руководил его музыкальной частью[5][1][3].

Развитие и гастроли

«Начались приёмные экзамены. Проверялись слух, ритм, голос. Каждого из желающих поступить в студию просили исполнить песню, танец. Но когда один запевал, то, как это водится у цыган, ему начинал подтягивать второй, третий, четвёртый — и вот уже звучит настоящая таборная песня, которую поют всё. Так на глазах изумлённых экзаменаторов рождался импровизированный хор. Песня затем как-то само собой выливалась в танец, в котором участвовали тоже почти всё. Члены комиссии сами не ожидали, что такую форму приобретёт экзамен, зачарованные, слушали и смотрели неожиданно представившееся их взору и слуху действо. Как свежо, искренне, просто и задушевно зазвучала цыганская песня в сравнении с тем, что можно было услышать с эстрады, в кабаках и других городских увеселительных заведениях. Сколько темперамента, лихости и настроения было в их песнях и танцах!»

— О приёмных экзаменах[3]

6 декабря 1931 года «Ромэн» получил статус профессионального театра. Вскоре был показан трёхактный музыкально-драматический спектакль по пьесе цыганского писателя Александра Германо «Жизнь на колёсах» о сложном переходе цыган к оседлой жизни. После премьеры студию переименовали в Цыганский театр «Ромэн», первым директором которого стал Георгий Лебедев, а художественным руководителем — Моисей Гольдблат[2][6]. Актёры часто выезжали на гастроли по стране и проводили разъяснительную работу среди цыган. Со временем театр начал выходить за рамки узконациональной тематики и говорил об общих проблемах зрителей. По этой причине в репертуаре начали появляться постановки на русском языке. Поначалу аудитории объясняли, что будет происходить на сцене, затем показывали пьесы на двух языках или оставляли отдельные реплики и песни на цыганском языке. В спектакле «Цыга́ны» по Александру Пушкину артисты говорили по-цыгански до тех пор, пока в таборе не появлялся Алеко. После этого всё говорили по-русски[3].

13 сентября 1937 года художественным руководителем театра был назначен Михаил Яншин, который был женат на приме Надежде Киселёвой, выступавшей под псевдонимом Ляля Чёрная. В годы его руководства «Ромэн» обрёл мхатовскую драматическую школу и начал ставить спектакли по пьесам русских и зарубежных классиков: «Грушенька» по Николаю Лескову, «Макар Чудра» Максима Горького, «Олеся» по Александру Куприну, «Кармен» по Просперу Мериме и другие. С 1940 года спектакли стали идти полностью на русском языке[2][3].

В годы моей работы в театре «Ромэн» мы стремились, чтобы это был не только театр танцев, пения и музыки, но и театр глубокого содержания, стремились соединить фольклор с большой драматургией, с классикой… стремились, чтоб в центре спектакля были актёр, его переживания, его мысль, боль, радость, а танец, песня, музыка способствовали бы раскрытию внутреннего мира человека, дополняли его, но ни в коем случае не становились самоцелью, не становились поводом для демонстрации эффектных музыкальных номеров.Михаил Яншин[3]

В июне 1941 года театр был на гастролях в Свердловске, и с началом Великой Отечественной войны переключился на обслуживание мобилизационных пунктов, частей Красной Армии, госпиталей, прифронтовой зоны. Актёры выступали перед новобранцами. Позднее концертные группы театра выступали на фронте, в бронепоездах, на военных кораблях, в воинских эшелонах, на открытых площадках перед тысячными аудиториями и перед небольшими группами солдат в минуты затишья. В 1943 году «Ромэн» побывал на Дальнем Востоке со спектаклями для моряков Тихоокеанского флота. Во время войны театр показал около 1200 спектаклей и провёл 700 шефских концертов. На средства труппы был построен тяжёлый бомбардировщик «Ромэновец». После ухода Михаила Яншина в 1942 году театр возглавил профессор Московской консерватории имени Чайковского Пётр Саратовский[3][1].

Для нас все было удивительно, и мы удивляли. Я в Риме вызвал пристальный интерес полиции, и обычные прохожие оборачивались. Оказалось, я в те годы был похож на Аль Пачино в роли крёстного отца. Пришлось мне у гримёров «замаскироваться», чтобы прекратилось это безобразие.

— Георгий Жемчужный, народный артист России[7]

С 1957-го театром руководил режиссёр Семён Баркан. Он создал молодёжную студию, привлёк новых актёров, поставил несколько спектаклей. С объединением сотрудничал режиссёр Анхель Гутьеррес, сценографией его спектаклей занимался испанский художник и скульптор Альберто Санчес. С 1963 по 1965 годы театром руководил Михаил Сидоркин, затем к руководству вернулся Семён Баркан[6][1]. В 1969-м «Ромэн» переехал на Ленинградский проспект, в здание отеля «Советский»: в XIX веке на месте отеля располагался ресторан «Яръ», который был центром цыганской культуры в Москве[2]. 26 июня 1976 года состоялась премьера спектакля «Мы — цыгане», авторами которого были Иван Ром-Лебедев и Николай Сличенко, который в 1977 году стал главным режиссёром, а затем и художественным руководителем театра. Через год при Московском музыкальном училище Гнесиных была создана цыганская студия[8][9]. Театр гастролировал по Японии, Франции, Австрии, Турции, Индии, Югославии и другим странам[2].

Нас звали во многие страны, но так случилось, что первыми зарубежными гастролями стала Япония. Это было начало 80-х годов, когда за границу выпускали только самых благонадёжных. Нужно было достойно представлять свою родину. И я за каждого артиста ручался своей головой и партбилетом. Принимали нас очень тепло…

Из воспоминаний Николая Сличенко[7]

Каждый раз во время гастролей одна из актрис театра выходила замуж за иностранца и оставалась в его стране. После нескольких лет Николай Сличенко в шутку заявил, что в ближайшие годы коллектив останется в СССР, так как режиссёр не хочет оставить театр без актрис. В 1981 году «Ромэн» наградили Орденом Дружбы народов[2].

Где живут ромэновцы

Долгое время своего здания у театра не было. Сперва артисты обосновались в Доме Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке, где выступали более 20 лет. Затем они переехали в бывший особняк купцов Ляпиных на Большой Дмитровке, и только в 1969 году у труппы появился свой дом.

Артисты вернулись туда, где когда-то выступали их предшественники, — на Ленинградский проспект, там раньше находился ресторан «Яр». Теперь здание стало частью престижной гостиницы «Советская». Театр занял также и соседние помещения. Там он остается и сегодня.

В 2005 году здание отреставрировали — отремонтировали старинные двери и восстановили декор в стиле модерн. Полностью обновили фасад, оборудование и зрительские места, усилили фундамент, заменили сценические конструкции, утеплили стены.

Даже после обновления в интерьере осталось много приветов из прошлого: мраморные полы, лепнина на потолке, роскошные люстры. Доски на сцене еще помнят поступь оперного певца Федора Шаляпина — частого гостя «Яра». А Николай Сличенко, который возглавляет «Ромэн» с 1977 года, в 2014-м отпраздновал свое 80-летие именно здесь.

Под руководством Сличенко

Николай Алексеевич Сличенко пришел в театр в начале 1950-х. В Москву из цыганского колхоза под Воронежем в 17 лет он отправился с билетом в один конец, узнав, что в столице есть цыганский театр. В интервью Сличенко часто говорит, что если бы его не приняли в «Ромэн», обратно он просто не смог бы вернуться — не было денег. Юношу заметил художественный руководитель Петр Саратовский. Попросил спеть, станцевать — все понравилось. Позже маститый актер Сергей Шишков скажет о Сличенко: «Наконец-то мне пришла замена!» Так молодого актера взяли во вспомогательный состав труппы. А в 1977 году, после 26 лет в театре и окончания режиссерских курсов при ГИТИСе, он стал главным режиссером и художественным руководителем «Ромэна».

Сличенко сыграл в более чем 60 спектаклях, создал постановки, ставшие легендарными, — «Грушенька», «Живой труп», «Мы — цыгане».

Также Николай Сличенко руководит цыганской студией в Театральном институте имени Щукина, заработавшей в 2005 году. Оттуда артисты попадают прямиком на сцену «Ромэна».

Главная цель у него всегда была одна — сделать так, чтобы о театре заговорили во всем мире, и это удалось. «Ромэн» объездил с гастролями множество стран, спектакли собирали полные залы.

Николай Сличенко, художественный руководитель театра «Ромэн»

Актеры театра «Ромэн»

Главным режиссером самой первой театральной постановки стал Моисей Исаакович Гольдблат (или Мойше Голдблат), а музыкальное сопровождение, которое так важно в цыганских спектаклях, написал композитор Семен Бугачевский. Эти уникальные личности пропагандировали и популяризировали традиционную цыганскую культуру в народе. Позднее продолжателями их дела становилось множество известных людей: Поляков, Янковский, Дулькевич, Андреева, Жемчужные, Золотаревы и множество других цыганских династий, в том числе, популярнейшая артистка Ляля Черная, начавшая свою карьеру в 13 лет.

В настоящее время художественным руководителем Московского музыкально-драматического цыганского театра «Ромэн» является профессор и академик Международной академии театра Николай Алексеевич Сличенко, имеющий звания народного артиста СССР и лауреата Государственной премии СССР, а также множества других правительственных наград. Директором театра работает Романцова Наталья Николаевна. В составе труппы театра на сегодняшний день находится 62 актера.

Актеры театра «Ромэн» на официальном сайте

Что смотреть в театре

«Мы — цыгане» — пожалуй, визитная карточка театра, спектакль, который показывают уже больше 40 лет. Его полюбили во всем мире (особенно почему-то в Японии), а московские поклонники на него приходят семьями. В основе — история цыганского народа, пути от Древней Индии и Египта к поискам малой родины в России. Главное здесь даже не сюжет, а демонстрация яркой национальной культуры. Это единственный спектакль, в котором занята вся труппа.

Постановка «Поющие струны души» рассказывает о том, как появился «Ромэн», о первых 10 годах его существования, а также об основателях и главных звездах.

Сцена из спектакля «Поющие струны души». Фото: театр «Ромэн»

«Здравствуй, Пушкин» — спектакль, поставленный Георгием Жемчужным по пьесе Арнольда Гессена и Ивана Ром-Лебедева. В заглавной роли — еще один представитель знаменитой династии молодой актер Андрей Жемчужный. Постановка посвящена пушкинской болдинской осени и созданию поэмы «Цыганы».

«Колокола любви» — еще одна работа Георгия Жемчужного. Музыкально-романтическая фантазия в двух частях создана по мотивам романа Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери».

Вообще многие спектакли здесь ставят по пьесам, написанным специально для «Ромэна». Это, например, «Цыганская невеста» Радмилы Богдановой, «Бриллианты и любовь» и «Подкова счастья» Николая Лекарева. Все постановки непременно сопровождаются музыкально-танцевальными номерами — спектаклей без песен и танцев просто нет.

Сцена из спектакля «Колокола любви». Фото: театр «Ромэн»

Если в афише вы видите «А у нас сегодня концерт», значит, в этот вечер будет особенно много музыки. В программе часто меняются песни, поэтому на него можно смело идти несколько раз. Открывается он всегда знаменитой «Величальной», которой гостей встречали еще хоровые цыгане, обязательно звучат романсы «Дорогой длинною», «Две гитары», задорные «Бричка», «Кумушка» и многие другие.

Еще в театре будет долгожданная премьера — покажут восстановленный спектакль «Грушенька», который Николай Сличенко поставил одним из первых. Спектакль создан по мотивам «Очарованного странника» Николая Лескова.

Сцена из спектакля «Грушенька». Фото: театр «Ромэн»

В театре «Ромэн» отметили Международный день цыган

Текст: Наталья Анисимова Фото: Евгений Чесноков

8 апреля во всём мире отмечается Международный день цыган, учреждённый в 1971 году. В этот день цыгане были признаны единой нетерриториальной нацией, приняты национальные флаг и гимн. Московский театр «Ромэн» присоединился к празднованию, порадовав поклонников самобытной цыганской культуры спектаклем «Мы — цыгане» с участием Народного артиста СССР Николая Сличенко.

Цыганский музыкально-драматический театр «Ромэн» находится на Ленинградском проспекте, с 1952 года занимая Белый зал знаменитого с дореволюционных времён ресторана «Яръ». В этом зале когда-то пел великий Фёдор Шаляпин! История театра началась в 1931 году с основания студии, которая после выпуска премьерного спектакля «Жизнь на колёсах» была переименована в Цыганский театр «Ромэн». В 1951 году в театр артистом вспомогательного состава пришел Николай Сличенко, в 1977 он стал главным режиссёром и продолжает возглавлять «Ромэн» по сей день.

В России самобытная цыганская культура поразительно быстро пустила корни. Дети солнца, древние кочевники и вечные странники, «счастливое племя» с берегов Ганга, тысячи лет назад бродившее по пескам египетской пустыни, прошедшее по всем земным дорогам, нация-«невидимка», с культом женщины-матери и отсутствием культа скорби, на флаге которой изображены колесо – символ дороги, подкова, означающая лошадь, звезды и месяц – кочующий образ жизни, именно в России, именно в русской душе нашла глубочайший чувственный отклик и стала своего рода «альтер эго» русского менталитета.

Пушкин, Чехов, Куприн, Лесков, Толстой, Достоевский – в числе прочего множества русских натур были на одной волне с цыганским племенем, познали силу их гипнотического притяжения. Очи черные, страстные, жгучие превратили в угли не одно мужское сердце, а томные переливы цыганской гитары – женские.

Что такое цыганская песня? Это ключ ко всем амбарным замкам потаённых тайников души.

Цыганская песня как будто будит генную память в человеке и заставляет его вспомнить, что когда-то его предки родились так же как и цыгане – под звездным небом, под жаркие всполохи костра с вольной душой птицы и кодом свободы в крови.

Ай, как поют цыгане!

Как танцуют!

Цыгане поют и танцуют всегда, в радости ли, в горе ли – всегда! Есть история про последние мгновения жизни старого цыгана, который сказал своему табору: «Почему вы грустны, почему вы не танцуете? Пляшите! Пойте!».

В цыганском исполнении русские романсы приобретают неповторимое звучание и глубину. «Соловей» Алябьева был коронной песней цыганки Тани (Дементьевой), которую приезжал слушать даже сам Пушкин.

В звучании цыганского голоса, цыганской гитары, манере исполнения, движениях, энергетике заложена особенная привлекательность для русского сердца, которое мгновенно вбирает в себя нечто невидимое, трудно поддающееся описанию словами, но очень могучее, жаркое, древнее, таинственное.

Длинные распущенные по плечам иссиня-черные волосы, смуглые лица, блестящие глаза, серьги-кольца, золотые мониста из монет, цветастые шали через плечо, ворох цветных пышных юбок. Живая музыка! Живые голоса! Мужчины с гитарами. Звон разбитого бокала на счастье. Цыганская песня «плачет, томит, просто душу из тела вынимает»!

Многие приходят в театр «Ромэн» для того, чтобы «полечиться у цыган»!

Музыкальный спектакль «Мы – цыгане!» — визитная карточка театра. Спектаклю, поставленному в 1976 году – больше 40 лет! В 2012 он был сыгран 2000 раз и по этой причине попал в книгу рекордов Гиннеса.

Это фееричное действие дает представление о судьбе, кочевой жизни, характере цыган. Спектакль состоит из песен и танцев, сцен по отрывкам из «Кармен» Проспера Мериме, «Собора Парижской Богоматери» Виктора Гюго, «Очарованного странника» Лескова. Постановка — страстная как поцелуй цыганской испанки Кармен, прекрасная как французская цыганка Эсмеральда, яркая и незабываемая как русская Грушенька, стирает на лицах зрителей все печали и тревоги и как будто перезаряжает, переписывает набело человеческие жизни, возрождает из пепла, дарит надежду на лучшее.

И каждый раз, на каждом спектакле в финале выходит воистину народный артист Николай Сличенко и – поёт, танцует, поёт. Зал бисирует стоя!

Идёмте со мною, цыгане всего мира,

Открыты цыганские дороги!

Рубрика: Разное. Метки: театр ромэн, цыгане, празник.

Другие публикации

03.02.2018 в 10:07

Цыганские струны души театра «Ромэн»

Если гложет тоска и окружает депрессия, идите к цыганам! Поющие струны цыганской души и гитары семиструнной развеют черную тоску и наполнят сердце надеждой.
02.01.2018 в 01:30

Как встречали Новый год в Чечне

Театр «Человек» ставит психопатологический триллер — «Letters»

Новый спектакль театра «Letters», возможно, вызовет множество споров. Ибо рассказ в нем будет о самой природе зла.
Евгений Чесноков 19.05.2020 в 21:08

«Город на память». 584. Музей Москвы. Тематические выставки

Музей Москвы — один из старейших музеев города, его фондовая коллекция насчитывает около 800 000 единиц хранения.
15.05.2020 в 16:25

В Москве повторно продезинфицировали Курский вокзал

15 мая сотрудники МЧС провели повторную дезинфекцию Курского вокзала.
15.05.2020 в 11:42

Пустыни Лансароте

Лансароте – не самое лучшее место для пляжного туризма, но зато здесь невероятно интересная природа.
Евгений Чесноков 15.05.2020 в 00:02

«Город на память». 583. Ботанический сад АН СССР. История и архитектура

В январе 1945 года Совнарком принял решение об организации в Москве Главного ботанического сада Академии наук СССР.
Евгений Чесноков 12.05.2020 в 23:46

«Город на память». 582. За кулисами театра «Русская песня»

Театр «Русская песня» часто называют театром Надежды Бабкиной — по имени художественного руководителя, известной исполнительницы русского фольклора.
Евгений Чесноков 10.05.2020 в 17:52

«Город на память». 581. Театр Красной Армии, история и интерьеры

В 1940 году Театр Красной Армии обрёл свой дом на площади Коммуны — огромное театральное здание, напоминающее в плане пятиконечную звезду.
Евгений Чесноков 09.05.2020 в 12:16

«Город на память». 580. Селезнёвская улица и стадион «Слава»

Ещё до революции в Москве открылись первые частные стадионы с футбольными полями, легкоатлетическими секторами и лыжными базами.
Евгений Чесноков 08.05.2020 в 15:36

«Город на память». 579. Селезнёвская улица — витражи, милиционеры, хомячки

Селезнёвская улица названа в начале XIX века по фамилии местного домовладельца — почтамтского штаб-лекаря И.Селезнёва.
07.05.2020 в 16:45

Лансароте – адский остров вечной весны

Триста лет тому назад наш райский остров превратился в ад. Земля растрескалась, и из преисподней поднялись пламя и дым.
Евгений Чесноков 05.05.2020 в 00:22

«Город на память». 578. От метро «Свиблово» в Институт пути

Открытие участка метро «ВДНХ» — «Медведково» значительно улучшило транспортную доступность северных районов, которые и в наши дни продолжают застраиваться.
04.05.2020 в 20:13

Репетиция парада в Москве

4 мая в Москве состоялась репетиция воздушного парада победы.
Евгений Чесноков 04.05.2020 в 00:25

«Город на память». 577. От платформы Северянин к метро «Свиблово»

Транспорт, промышленность, жилая застройка в новом краеведческом сюжете про Ростокино и Свиблово.
Евгений Чесноков 03.05.2020 в 11:32

«Город на память». 576. Вятская улица

Есть мнение, что происхождение названия Вятской улицы связано не с рекой или городом Вятка, а со словом «вязь» — грязь, болотистое место.

Костюмы, Зайцев и рояль

Костюмы к легендарному спектаклю «Мы — цыгане» созданы по канонам 1970-х годов. Многие наряды для постановок создал модельер Вячеслав Зайцев. Для новых работ художники и мастера делают костюмы по свежим эскизам.

Пеструю сценическую одежду можно увидеть и в специальном зале, отведенном под постоянную экспозицию. Традиционный наряд цыганки состоит из рубашки и юбок, шали, повязанной на талии, а также фартука и платка. Увидеть здесь можно и архивные фотографии.

Каждый вечер перед представлениями в выставочном зале звучит живая музыка. Ведь нужно же создать зрителю настроение еще до того, как он займет свое место в зале.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 4.5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: