Москва, улица Автозаводская, 8


История станции

Какой должна быть станция, носящая имя Сталина, выбирали на конкурсной основе. Среди предложенных 42 проектов лучшей признали идею известного архитектора А. Душкина. Построить станцию решили в 1940 году. Однако в связи с началом войны с работой пришлось повременить. И лишь 1 января 1943 года станцию открыли. Первое время она, как и другие станции метро в Москве, была бомбоубежищем. Все последующее мирное время станция «Автозаводская» использовалась по назначению.

Ужас взрывающейся бомбы пассажирам вновь пришлось ощутить 6 февраля 2004 года. В утренний час пик во втором вагоне на перегоне «Авто был совершен теракт. На теле террориста-смертника сработала взрывчатка. В результате погиб 41 человек, еще около двух сотен были ранены. В память о страшном происшествии у северного выхода с «Автозаводской» появилась мемориальная доска с фамилиями погибших.

Автозаводская (станция метро, Москва)

Станционный зал

Станция сооружена по индивидуальному проекту. Конструкция станции — колонная трёхпролётная мелкого заложения (глубина заложения — 11 метров), платформа — островная. Все несущие конструкции выполнены из монолитного железобетона[17].

Архитектор станции А. Н. Душкин считал эту станцию весьма удачной и впоследствии писал о ней:

Станцию «Автозаводская» люблю за то, что она сделана как бы на одном дыхании. Здесь чётко выражена конструктивная сущность и, как у русских храмов, чистота работающей формы.

— А. Н. Душкин[18]

Вместе с тем, по воспоминаниям жены архитектора, проектирование «Завода имени Сталина» потребовало от Душкина существенных творческих усилий. Источниками вдохновения для него служили, помимо прочего, ботаника и музыка:

Я хорошо помню, как шла работа над проектом станции «ЗИС» (теперь это «Автозаводская»). Алексей Николаевич, сделав несколько эскизов, не удовлетворивших его, отложил работу и углубился в книгу Тимирязева «Жизнь растения». На мои вопросы, зачем это ему, ничего толком не отвечал, только просил сыграть ему фугу Баха. Закончив читать книгу, сел за доску. Сделал одиннадцать вариантов проекта станции. Из них выбрал тот единственный, который воплотился в жизнь. Для меня образ этой станции музыкален и полифоничен. При спуске эскалатора колонны возникают перед взором одна за другой, а потом словно сливаются в едином «звучании» — как последний аккорд в каденции, приведённый в тональность. К сожалению, современные светильники, установленные вместо авторских люстр, нарушили гармонию и красоту подземного зала.

— Т. Д. Душкина[18]

Конструктивно и архитектурно «Автозаводская» представляет собой вариацию на тему «Кропоткинской»[19]. Два ряда тонких, слегка расширяющихся кверху железобетонных колонн квадратного сечения с рёбрами поддерживают уплощённые безбалочные своды. Главные отличия состоят, во-первых, в существенно большей высоте станционного зала «Автозаводской» — 7 метров, выше «Кропоткинской» на 1 метр[20], и, во-вторых, в более рельефном в сравнении с «Кропоткинской» рисунке потолка, где выделены «крестовые» своды. Всё это делает станцию менее пропорциональной, но в то же время более «лёгкой» и как бы устремлённой вверх[12]. В торцах станции расположены эскалаторы.

Вестибюль станции в доме 11 по Автозаводской улице А. Н. Душкин. Интерьер перронного зала станции «Завод имени Сталина», проект. 1942

Путевые стены станции до уровня перрона облицованы чёрным диабазом, выше — мрамором Прохоро-Баландинского месторождения, преимущественно тёплых тонов, от кремовых и розоватых до топлёного молока и слоновой кости. От потолочных сводов путевые стены отделены тонким лепным фризом из дубовых листьев. Колонны отделаны светлым с тёмными прожилками гематита алтайским мрамором Ороктойского месторождения (так называемый «ороктой»; в Московском метрополитене это — первое использование такого мрамора[12]). Основания колонн — тоже чёрный диабаз. Пол также выложен чёрным диабазом с простым геометрическим орнаментом из чёрного и серого гранита. Укладка более 1500 м² гранитных полов, получивших впоследствии широкое распространение, была произведена впервые в истории Московского метрополитена[21]. Перрон был заасфальтирован, а ограничительная линия у края платформы выложена метлахской плиткой[22].

Серьёзной проблемой при отделке интерьера станции стало недостаточное количество мрамора «ороктой». Примерно треть общего числа колонн в середине станции пришлось оштукатурить и окрасить под мрамор. После Победы в войне транспортное сообщение было налажено, и оставшиеся колонны были облицованы мрамором того же месторождения[21].

Проблемой оказалось и создание осветительных приборов. Архитекторам пришлось самим выезжать в Гусь-Хрустальный и подбирать те стеклянные элементы, которые можно было найти в дни войны на заводе. Были выбраны трёхгранные хрустальные балочки, из которых на автозаводе и были сделаны конические люстры[21], однако эти люстры не совсем совпадали с проектом. После организации в 1943 году на заводе № 8 Метростроя цеха по производству осветительной арматуры и художественного литья там были выполнены люстры для центрального зала[23], соответствующие проекту[24]. Однако, и они не сохранились до нашего времени: позднее они были заменены стандартными люминесцентными светильниками, размещёнными в два ряда между колоннами. За счёт этого освещение станции улучшилось, но её облик был кардинально изменён из-за нарушения первоначального замысла А. Н. Душкина, для которого световые эффекты были своего рода «визитной карточкой»[25]. На старых фотографиях заметно, что первоначальные светильники подчёркивали рельефность сводов и зрительно придавали потолку станции очень своеобразную конфигурацию. Нынешние светильники обладают обратным эффектом — зрительно они уплощают своды[18].

Скульптура И. В. Сталина в северном торце станции,
около 1949 года
.

В северном торце центрального зала на гранитном постаменте размещалась гипсовая скульптура Иосифа Сталина работы С. Д. Меркурова (в 1950-х годах демонтирована)[13].

Путевые стены украшены восемью смальтовыми мозаичными панно под общим названием «Советский народ в годы Великой Отечественной Войны». Мозаики были выполнены в блокадном Ленинграде В. А. Фроловым по эскизам художников В. Ф. Бордиченко, Б. В. Покровского и Ф. К. Лехта. На этапе разработки картонов для консультации приглашался академик живописи Е. Е. Лансере[12]. В. А. Фролов работал над мозаиками станции с 1941 года до своего последнего дня жизни 3 февраля 1942 года[26]. Готовые мозаики были доставлены из Ленинграда в Москву по «Дороге жизни»[27], причём, судя по сохранившимся фотографиям, часть из них была установлена уже после открытия станции. Панно размещены по четыре с каждой стороны платформы.

Оформление путевой стены.
26 февраля 2000 года
Мозаики восточной стены (тематика — работники завода ЗИС):

  • Монтаж гусениц на танк КВ-1
  • Литейный цех
  • Механосборочный цех
  • Кузнечный цех

Мозаики западной стены (тематика — мирный труд и боевые успехи народов СССР):

  • Погрузка бомб в дальний бомбардировщик Ил-4, отправляющийся бомбить[источник не указан 832 дня
    ]Берлин[
    источник не указан 832 дня
    ]
  • Жатва, где трактора тянут за собой жатки завода ЗИС.
  • Астраханские рыбаки, вытаскивающие из сетей гигантских осетров и отгружающие бочки
  • Крейсера в походе

Кроме мозаик, станция декорирована четырьмя барельефами скульптора И. С. Ефимова, размещёнными в центре зала, на путевых стенах, на одном уровне с мозаиками. Барельефы выполнены из серо-жёлтого московского известняка. На западной стене установлены барельефы «Народы севера» и «Народы Кавказа», восточную стену украшают барельефы «Лётчики и конструкторы» и «Металлурги и инженеры». В пространствах между барельефами ранее размещались цитаты Д. Джабаева («Это всё дела, что сталинская мудрость родила», западная стена)[28] и И. В. Сталина («Труд в СССР есть дело чести, славы, доблести и геройства», восточная стена)[29]. Впоследствии надписи были заштукатурены[30].

В целом, архитектурно-декоративное решение станции вызвало самые положительные отзывы современников. В частности, член-корреспондент Академии архитектуры СССР Я. А. Корнфельд в книге «Лауреаты Сталинских премий в архитектуре 1941—1950» так описывал причины награждения проектов станций «Завод имени Сталина» и «Электрозаводская»:

Архитектура премированных сооружении военного периода знаменует решительный шаг вперед в развитии принципов социалистического реализма в углублении идейного содержания, и совершенствовании воплощающей его формы и в развитии прогрессивной техники строительства. Взволнованные патриотические чувства выражены в глубоком идейном замысле станций метро «Электро, в их несхожих между собой, но одинаково сильных и впечатляющих архитектурных образах. Уверенная, ясная архитектурная композиция, дополненная красноречивыми героическими образами статуй, барельефов, многоцветной мозаики, делает эти станции метро эпически выразительными памятниками эпохи.

— Я. А. Корнфельд[31]

Ближе к торцам станции размещены две скамейки. Около южного выхода установлен взрывозащитный контейнер, в центре зала — колонна экстренного вызова.

Мультиракурсный фотографический разрез станции метро «Автозаводская» с раскрытыми выходами

Вестибюли

Станция имеет два выхода, ведущие на улицы Автозаводская (южный) и Мастеркова (северный). Кроме того, оба выхода находятся на разных сторонах Автозаводской площади, на которую, помимо указанных выше улиц, выходят также 1-й, 2-й и 3-й Автозаводские проезды.

Южный вестибюль — ровесник станции, выполненный также по проекту А. Н. Душкина, — выходит на красную линию нечётной стороны Автозаводской улицы. Первоначально представлявший собой отдельно стоящее строение, в 1961 году он был встроен в восьмиэтажное жилое кирпичное здание по адресу Автозаводская ул., д. 11 (как, впрочем, и планировалось изначально[32]). Фасад вестибюля украшает портал, облицованный лабрадоритом, и очень высокие застеклённые поверхности, служащие одновременно и дверными проёмами, и окнами служебных помещений второго этажа вестибюля[33]. Первоначально окна вестибюля и технического этажа были разделены беломраморными барельефами авторства С. И. Ефимова; центральный барельеф нёс название станции — «ЗИС» — и слова «Метрополитен имени Л. М. Кагановича», на боковых были изображены крупные буквы М — символы метрополитена, в обрамлении кувалд и отбойных молотков[34] (впоследствии барельефы были демонтированы).

Сразу за тамбуром с двойными дверями находится аванзал станции, имеющий в плане достаточно сложную форму, близкую к трапеции, вдоль длинного основания которой размещаются билетные кассы. По углам аванзала расположены большие вентиляционные отдушины, забранные коваными решётками с растительным орнаментом. Стены аванзала отделаны кремовым мрамором месторождения Газган.

Эскалатор у южного вестибюля станции

Аванзал широким и коротким переходом соединяется с круглым эскалаторным залом, где установлены турникеты. Эллиптическая арка эскалаторной камеры снаружи обведена узким дуговым балконом. Стены эскалаторного зала отделаны кремовым мрамором месторождения Коелга. Напротив эскалатора находится крупное мозаичное панно, выполненное из разных сортов мрамора, эпически изображающее парад на Красной площади. Парад возглавляет тяжёлый танк КВ-1, по бокам от него едут по два средних танка Т-34. На броне КВ-1, образуя пирамиду, сидят солдаты, в центре — командир танка, отдающий честь. Позади танков тёмной громадой возвышается фигура былинного богатыря. Богатырь всматривается вдаль, прикрывая глаза ладонью, от чего создаётся впечатление, что он тоже отдаёт честь. На заднем плане — силуэт Кремля, находящегося под надёжной защитой. Над панно работали В. Ф. Бородиченко и Б. В. Покровский (также при участии Е. Е. Лансере)[33]. Кроме спуска на станцию и перехода в аванзал, из эскалаторного зала ведут три служебные двери, декорированные крупными арками и отделанные красноватым мрамором. Изначально вестибюль и эскалаторный тоннель освещались оригинальными светильниками-бра, шесть из которых сохранились по наше время в эскалаторном зале вестибюля[35]

Плафон вестибюля украшен несколько выбивающейся из общей композиции упрощённо-схематической росписью по штукатурке в сине-красно-золотой цветовой гамме, выполненной в середине 1960-х годов поверх более ранней. Роспись изображает сцены из жизни рабочих завода ЗИЛ и моменты истории СССР, центром композиции служат огромные красные серп и молот. Роспись дополняют красные ленты с надписями «Мир», «Труд», «Свобода», «Равенство», «Братство», «Счастье»[33]. Изначально на потолке вестибюля были изображены красные знамёна различных видов войск с изображением И. В. Сталина, опоясанные орденами за военные и трудовые подвиги (над этой росписью работали также В. Ф. Бородиченко и Б. В. Покровский)[36][37].

Северный выход, построенный по проекту М. Г. Файнштейна в 1968 году, представляет собой типовое прямоугольное низкое помещение с кассами и турникетами, открывающееся в подземный переход под улицей Мастеркова. Лестница из перехода на нечётной стороне улицы накрыта каркасным стеклянным павильоном, на чётной — просто огорожена парапетом[38].

История названия

«Автозаводскую» запустили 1 января 1943 года в процессе третьей очереди строительства метрополитена. Ее назвали «Завод имени Сталина» в честь находящегося рядом завода, который носил имя «вождя народов». В «Автозаводскую» станцию переименовали 13 лет спустя. Название связано с находящимся рядом Московским автомобильным заводом имени И. Лихачева. Впрочем, если присмотреться, то на стенах станции можно увидеть углубления. Они остались от букв первого названия. В 1992 году возникла идея переименовать станцию в «Симоново». Но доныне эту идею не реализовали.

Примечательные здания и сооружения

По нечётной стороне:

  • № 5 — жилой дом; здесь жили советский историк Пётр Якир[3], футболист Эдуард Стрельцов[4]
  • № 5а — почтовое отделение
  • № 11 — жилой дом со встроенным вестибюлем станции метро «Автозаводская»
  • № 15/2 — школьное здание (1927, инженеры А. И. Палехов, Н. И. Сметнев)[5], ныне — школа № 494
  • № 21 — здание бань Пролетарского района (1930, архитектор В. Панин)[6]
  • № 23 — завод имени Лихачева. Перед зданием проходной установлен памятник-бюст И. А. Лихачёву (1958, скульптор М. Г. Манизер, архитектор А. Н. Шингарёв)
  • № 23, стр. 3 — Контора первого в России автомобильного (1918—1921)[7]

По чётной стороне:

  • № 10 — префектура ЮАО Москвы
  • № 12/1 — ТЭЦ-9 «Мосэнерго»
  • № 16 — Московский государственный индустриальный университет
  • № 18 — самый большой в пределах МКАД[8] торговый
  • Moscow, Avtozavodskaya 12 by river May 2009 05.JPG

    ТЭЦ-9 (вид со стороны Москвы-реки)

  • Ошибка создания миниатюры: Файл не найден

    Памятник В. И. Ленину у префектуры ЮАО

  • Moscow Metro Avtozavodskaya-060715.jpg

    Вестибюль ст. метро Автозаводская в доме № 11

Описание станции

Путевые стены на «Автозаводской» облицованы баладинским мрамором. Свод станционного зала поддерживается двумя рядами тонких колонн квадратного сечения из железобетона. Колонны покрыты мрамором охристого цвета, а у основания они отделаны черным диабазом. Освещают станцию люминесцентные лампы.

Пол станционного зала выстелен серыми и красными гранитными плитами. В торцах зала находятся эскалаторы, пройти к которым можно через круглые аванзалы. Когда-то в северном торце размещалась скульптура Сталина. Но когда строили северный выход в город, ее демонтировали.

Главная тема оформления «Автозаводской» – защита Родины и героический труд народа во время войны. Так, на путевых стенах размещены восемь мозаичных панно на темы: «Советский народ в годы Великой Отечественной Войны» и «Работники завода ЗИС (сейчас ЗИЛ)».

Кроме мозаик, станцию украшают четыре барельефа, выполненные из серо-желтого известняка. Их названия – «Металлурги и инженеры», «Летчики и конструкторы», «Народы севера» и «Народы Кавказа».

«Павелецкая»

Начнем со станции «Донбасская» (нынешняя «Павелецкая» замоскворецкой линии). Название диктовалось близостью вокзала, с которого в Донецк шли поезда. Архитекторы братья Веснины решили превратить эту станцию в «музей Донбаса», для чего были заказаны мозаики художнику Дейнеке и мозаичисту Фролову – тем самым, которые незадолго до этого создали мозаичные шедевры для «Маяковской». Причем с их точки зрения с «Маяковской» вышло неладно: архитектор Душкин слишком глубоко утопил мозаики в потолок, так что увидеть их можно, лишь забрав голову, а в перспективе вестибюля они не просматриваются. Душкин не признавал это за ошибку, ведь у него были свои соображения, зачем он это сделал: чтобы создать иллюзию, что над головами у пассажиров – не тяжеленная масса земли, а, как и положено, небо. Для этого в потолке утроены купола, а в них – словно окна, открывающиеся в небо – мозаики с изображением неба. Но архитектурная общественность все-таки пеняла Душкину на то, что мозаики не видны. И Веснины, с присущей им творческой дерзостью, взялись превзойти Душкина, устранив его недочет при сохранении всего лучшего. Их проект станции глубокого заложения был сильно похож на душкинский. Идея Весниных состояла в том, чтобы сделать лучше, чем у Душкина, построить «идеальную «Маяковскую»…

Проект Весниных ст. метро «Донбасская»

Что касается мозаик, они опять изображали небо (идея окон в потолке должна была остаться). Разве что не такое, каким они видится с поверхности земли, а такое, каким бы мы его увидели из неглубокого подвала, если бы пробили оттуда окно на поверхность, застеклили бы его, и над нами по прозрачному стеклу ходили бы люди. Тема мозаик, согласно названию станции, была обозначена как «Донбасс – Всесоюзная кочегарка». Но, кроме кочегаров и шахтеров, там должны были быть представлены разные стороны мирной и прекрасной донецкой жизни – или, во всяком случае, советского мифа о таковой. Александр Дейнека в Москве нарисовал 14 картонов, Владимир Фролов в Ленинграде, в своей мастерской при Академии художеств начал выкладывать по ним мозаику. Владимир Александрович был потомственным мозаичистом. Юношей он помогал отцу и брату выкладывать мозаики Спаса на Крови. Затем и сам много чего замечательного сделал. В частности, мозаичные панно на фасаде шехтелевского особняка Рябушинского на Малой Никитской – его. Ну а при советской власти для Фролова нашлась работа по отделке новых, советских дворцов – подземных.

Стены и столбы Храма Спаса на крови сплошь покрыты мозаиками

Когда началась война, Фролову пришлось работать в условиях блокады. Зимой 1941-1942 годов он, 68-летний старик, умирая от истощения, в холоде, с забитыми фанерой окнами, при свете керосинки (ему выдали канистру керосина – больше ничем помочь не могли) складывал из кусочков разноцветной смальты чудесные, жизнерадостные картины изобилия, радости, сытости, молодости, здоровья. А затем отправлял свои работы по Дороге Жизни в Москву, для украшения московского метро. Он умер от истощения 3 февраля 1942 года, едва успев закончить московский заказ. В то время, когда его хоронили в братской могиле профессоров Академии художеств на Волковом кладбище, его мозаики как раз ехали через Ладогу. Считается, что последними были мозаики для «Донбасской». Хотя – не факт. У Фролова от Метростроя был одновременно два заказа – еще для «Завода им.Сталина».

На время, пока было непонятно, чем кончится наступление немцев под Москвой, строительство всей ветки «Пл.Свердлова» – «Завод им. Сталина» было приостановлено, но уже в декабре 1941-го снова стали строить. Но – только две станции из трех, потому что с «Донбасской» ничего не получалось: сложность инженерного замысла (станция глубокого заложения, но при этом колонного типа, в принципе не может быть простой по инженерии, см. об этом заметку о «Маяковской») предполагала особые металлоконструкции, а они оказались на оккупированной территории. Некоторое время поезда проезжали от нынешней «Театральной» до нынешней «Автозаводской» без остановки. А потом было решено наскоро построить станцию самым простым способом – ее назвали «Павелецкой», как и вокзал, потому что о музее Донбаса речи больше не шло. Проект поручили … Душкину. Можно только вообразить, с каким чувством он проектировал это чисто техническое сооружение, практически без центрального вестибюля (на его месте так и оставалась земля): просто выход с эскалатора на две совсем простые платформы, на месте станции, которой Веснины предполагали превзойти его собственный непревзойденный шедевр – «Маяковскую». И только в 1953-м году «Павелецкая» Горьковско-Замоскворецкой линии была перестроена, чтобы хотя бы соответствовать общему стилю московского метро, при этом так и оставшись маловыразительной.

Вестибюли и пересадки

Вестибюлей у «Автозаводской» два – южный и северный. Южный наземный павильон выводит на Автозаводскую улицу. Это двухэтажное сооружение, фасад которого украшен полуколоннами из лабрадора и остекленными арками дверных проемов. Внутренние стены вестибюля покрыты кремовым мрамором.

Из декораций наиболее приметными являются крупная мозаика и росписи. Панно из смальты изображает парад Красной площади, а росписи – картины из жизни работников завода ЗИЛ. В центре композиции огромные красные серп и молот, на которых написаны слова «Труд», «Мир», «Свобода», «Равенство», «Братство», «Счастье».

Северный вестибюль менее оригинален. Он является типичным для Московского метрополитена. Выходы северного подземного вестибюля ведут в подземный переход на улице Мастеркова.

Автозаводская улица на карте города Москва

Чтобы найти нужную улицу на наших картах, вам нужно, прежде всего, удостовериться, что город найден правильно. Далее использовать стрелки перемещения в левом углу карты, они помогут вам приблизить или отдалить нужный вам объект. В верхней части гугл карты присутствует поле поиска, которое упросит поиск. Автозаводская улица на карте города Москва расположена в самом центре яндекс карты и обозначена красным маркером.

Обратите внимание, что если поле поиск не находит искомую улицу, то, скорее всего, вами была допущена ошибка, потому в таком случае, ищите вашу улицу по географическим координатам в навигаторе 55.704103,37.651708

Обычно улицу ищут следующими способами:

  • По точному названию на карте Автозаводская улица
  • По GPS координатам 55.704103,37.651708
Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: